Ганна Красильникова: “У нас всегда страдают СМИ как распространители”

В российском законодательстве по Интернету здравый смысл уже берет верх. А у нас?

“Капля никотина убивает лошадь, а хомяка разрывает на куски”.

NN

Мы обратились к Ганне Красильниковой, юристу Международного фонда защиты свободы слова “Адил соз”, с просьбой прокомментировать последние российские новшества по правоотношениям в Интернете. К примеру, там законодательно вводят отличия блогов от СМИ (см. здесь и здесь).

***

— В чем суть последних российских изменений в законодательстве по Интернету, вводимых постановлением Верховного суда РФ?

— На мой взгляд, Россия сделала качественно новый подход к решению проблем блогеров и Интернет-сайтов, которые не зарегистрированы как средства массовой информации. В первую очередь, он направлен на перспективу. В данном случае будет разрабатываться не запретительная законодательная мера, а наоборот расширенная и освободительная в плане права граждан излагать свое мнение.

В Казахстане существуют подобные проблемы, но подходы используются разные. Мы знаем последние примеры, когда у нас вводятся ужесточающие правовые нормы. К примеру, изменение законодательства о частной жизни (недавно принят закон). Кроме того, все веб-сайты отнесены к СМИ, соответственно у них одинаковая ответственность. Россия же в своем постановлении исходит как из технических невозможностей установить первоисточник, так и освобождает СМИ от ответственности за чужое мнение. Традиционные СМИ выполняют свою задачу, а комментарии и блоги по формату не имеют признаков средств массовой информации (то есть периодичность, тираж и прочее). Поэтому данный подход оправдан.

У нас в республике противоположная ситуация. Блогеры и любые сайты, которые не являются СМИ, приравниваются к таковым. Проблема в том, что наше законодательство не имеет такого разграничения, о чем мы уже давно говорим. Нет разграничения или указания на привлечение к ответственности первоисточника информации – будь это мнение, изложение фактов и т. д. Поэтому у нас всегда страдают СМИ как распространители. В этом и заключается различие казахстанского и российского подходов.

— Кто выигрывает при новом положении вещей?

— СМИ – однозначно. Они не будут теперь нести “груз” за авторские мнения, поскольку освобождены от такой ответственности. Это, несомненно, приведет к уменьшению исков и заявлений (по уголовным делам). Также произойдет сокращение взысканий сумм морального вреда, что является основным тяжким бременем для собственников СМИ и самих журналистов.

— Что мешает провести аналогичные изменения в казахстанском законодательстве?

— Я считаю, что в России подобные дискуссии проходят на более качественном и профессиональном уровне. К обсуждению данной проблемы подключаются не только журналисты, собственники веб-сайтов, блогеры, но и юристы, ученые-правоведы. Именно из-за участия этих профессионалов образуется качественно новый подход. А в Казахстане все это обсуждается отдельно – на государственном уровне, либо на общественном, либо в журналистском или правовом сообществе. Нередко эти компоненты обсуждений не совпадают и в недрах государства рождаются законы с теми регулирующими положениями, которые мы имеем сегодня. Я бы сказала, что для журналистов это не хорошо.

— Вы за расширение площадки?

— За расширение диалога, за расширение площадки, за наполнение ее количественным и качественным компонентом. Выводы должны звучать не только как мнение – они должны быть профессиональными, правовыми и научными. Подход должен базироваться и регулироваться хотя бы (как минимум) на этих трех составляющих.

— Какой будет позиция Международного фонда защиты свободы слова “Адил соз” в связи с российским прецедентом?

— Эту информацию мы однозначно будем предавать огласке, доводить до сведения широкой общественности (не только журналистской). Она будет предметом обсуждений и тем на конференциях, круглых столах, семинарах связанных с Интернетом, в которых мы участвуем. Обязательно эта информация будет учитываться. Надеюсь, что именно такой диалог со временем будет налажен, а “Адил соз” будет самым активным участником в подобных мероприятиях.

— У вас есть союзники по данному вопросу среди государственных органов и НПО?

— Вся проблема в Интернете у нас распадается на этическую и техническую. Этическая – это порочащие сведения, не соответствующие действительности, частная жизнь публичных лиц и другое. Техническая – это блокировка сайтов или незаконное приостановление их работы различными способами.

Техническая сторона решается практически только на государственном уровне. Если мы говорили о том, что желательно бы иметь какой-то общественный экспертный совет по техническим блокировкам сайтов, то на данный момент продвижения этой мысли нет. Что касается соблюдения этических норм, то Казахстан идет по пути, где все сайты СМИ, которые, как я уже говорила, будут отвечать за распространение. То есть, здесь особых подвижек и улучшения мы тоже не наблюдаем. Хотя неоднократно выходили с такими предложениями.

Я думаю, что все государственные должностные лица, которые занимаются данной проблемой, на самом деле понимают разницу между блогом, представительской страничкой, веб-сайтом и традиционными СМИ. Но пока все регулируется на этом уровне. Причины могут быть разные…

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...