Если не хочешь зла…

С большим недоумением прочитала на сайте “Azattyq.org” откровения Вадима Курамшина…

С большим недоумением прочитала на сайте “Azattyq.org” откровения Вадима Курамшина, бывшего осужденного за клевету в СМИ, освобожденного на УДО в конце октября прошлого года.

В интервью и последующих комментариях на сайте, Вадим не поскупился на обвинения в адрес известного политика Булата Абилова по поводу того, как он его “кинул”, когда Курамшин пребывал в колонии, а теперь, после его освобождения из мест не столь отдаленных, преследует.

Конечно, можно было оставить без всяких комментариев сентенции г-на Курамшина, если бы не укоренившееся в сознании большей части нашего общества мнение: коль молчит – значит, нечего опровергать. Тем более, что недавний мой “подзащитный” в сети всемирной паутины упомянул и мою фамилию.

Честно говоря, после прочтения откровений Вадима, кроме всего прочего, захотелось даже поблагодарить его. Сам того не подозревая, он на планку повысил рейтинг, социальный статус и силу влияния Булата Абилова.

Во-первых, по публикации выходит, действиями полицейских ведет рука не столь министра внутренних дел, сколь оппозиционера Булата Абилова. Полицейские, оказывается, его “сподручные”. Виват Булат?!

Во-вторых, ничтоже сумняшеся, Вадим Курамшин причислил Булата Мукишевича к самым приближенным семьи №1. Только вот непонятно: коль такая родословная, отчего же Нурсултан Абишевич отказал племяннику-бизнесмену Сары Алпысовны, которая тогда еще имела влияние на своего супруга, в приобретении Кармета? Ведь, по Курамшну, выходит, что если бы этого не случилось, власть не заполучила бы в лице Абилова одного из лидеров оппозиции.

Возвращаясь к существу предъявленных Курамшиным обвинений, полагаю, что, кроме меня, вряд ли кто знает подробности его взаимоотношений с Булатом Абиловым, Тамарой Калеевой, другими известными политиками за последний год его пребывания в колонии. Фамилии “других” не упоминаю чисто из этических соображений: о них не пишет сам Курамшин.

До встречи с ним в колонии ЕЦ 166/10 в Астане, видела Вадима Курамшина однажды. В конце лета 2005 года он приехал в Астану, заглянул в столичный офис филиала движения “За справедливый Казахстан”, а затем — политклуба “Политон” имени Нурболата Масанова.

Потому ничего удивительного, что его телефонный звонок из колонии глубокой осенью 2008 года стал большой неожиданностью. Вадим напомнил о себе и вкратце рассказал, за что и почему он сидит, попросил содействия в информационном обеспечении ситуации, связанной, с его слов, с препятствованием судебных органов по его условно-досрочному освобождению. Подоплека затягивания этого процесса, опять же с его слов, скрывалась в его оппозиционной ориентации. В разговоре, ссылался на историю с публикацией статьи в газете “Эпоха”, авторство которой ему якобы не принадлежало. Потом звонки стали регулярными и даже назойливыми.

Первое, что я сделала, позвонила Булату Абилову, поскольку его имя упоминал в телефонных разговорах Курамшин.

Внимательно выслушав всю информацию, Булат Мукишевич сказал примерно следующее (за давностью лет дословно не могу передать содержание разговора): “Пожалуйста, помоги Вадиму. Мы его не бросим. Со своей стороны, я тоже сделаю все возможное”.

У казахов есть мудрая пословица, смысл которой в следующем: не говори, сколько ты добра сделал другим, говори, сколько добра сделали тебе.

Следуя ей, не буду говорить о том, что уже в прошлом. Оставляю все на совести Курамшина.

Мягко говоря, обескуражило, что Курамшин пишет о том, что якобы через меня, Булат Абилов обещал передать ему в колонию 500 долларов.

Я категорически опровергаю данное утверждение и отрицаю даже возможность подобного разговора на эту тему с Булатом Абиловым, поскольку на протяжении более десяти лет знакомства с политиком, никогда мы не касались “денежной” темы. Кроме одного случая.

Вадим Курамшин пишет, что Булат Абилов обещал ему оплатить услуги адвоката, но не сделал этого.

И это неправда. После моего звонка Булату Мукишевичу с просьбой оплатить услуги независимого адвоката, а не того, кого Курамшину назначили судебные органы, Абилов перечислил на мой счет 45 тыс. тенге, что могу подтвердить документально.

Заседание суда должно было состояться буквально на следующий день. К сожалению, адвокат не успел оформить официальные процедуры по защите в суде интересов Курамшина. Если не изменяет память, то заседание суда было отложено. Потом, нанятый мною адвокат просто стал недоступен. О чем я сообщила по телефону Абилову, потом — Курамшину.

Спустя два дня после публикаций в “Azattyk.org”, позвонила Вадиму в Петропавловск и напомнила об обстоятельствах, при которых я довела до его сведения информацию о своей неудачной попытке нанять частного адвоката. Они таковы.

Разговор происходил на свидании с ним в колонии. Как обычно, Курамшин был в состоянии эмоционального напряжения, внимание его было сконцентрировано на какой-то “идее”, которую я должна была донести до ушей Асылбека Кожахметова. Кроме того, он долго говорил о необоснованности очередного отказа ему в УДО и настоятельно просил передать все документы президенту фонда “Адил соз” Тамаре Калеевой. К сожалению, у меня нет прямых доказательств разговора в колонии, диктофон изъяла служба безопасности, да могла ли я подумать, что спустя полтора года Курамшин начнет какую-то мышиную возню и перевернет все с точностью до наоборот.

Глубоко озадачили и сентенции Вадима Курамшина относительно того, что Булат Абилов не пополнял счет его мобильного телефона. Извините, а с какого перепуга Абилов должен был это делать? Ничего подобного Булат не обещал.

Наш последний разговор с Курамшиным был не из приятных. Говорил он, в частности, и о том, что я ему тогда не советовала “связываться” с Булатом Абиловым.

Каюсь: не советовала. Абилов – “не Бог, не царь и не герой”. И без Курамшина у него на тот момент проблем было выше крыши, в том числе, связанных со “сподручной” ему полицейской властью. А потому надоедать телефонными звонками человеку, с которым тебя не связывают особые дружеские или иные близкие отношения, считаю, по меньшей мере не тактично.

Напомнила в нашем последнем разговоре с Курамшиным: отчасти благодаря Булату Абилову, он, возможно, сегодня находится на свободе. После первых публикаций в “ZONA.kz” и “Тасжаргане” на тему Курамшина “села” и газета “Время”, с собкором которой, Маргаритой Никитиной в последние полгода мы уже вместе ездили в колонию, ходили по прокурорам да на судебные процессы.

И в заключение. Конечно, было бы логично ответить Курамшину через тот же сайт “Azattyq.org”. Однако последнюю точку в своих взаимоотношениях с Курамшиным все-таки решила поставить через “ZONA.kz”, поскольку информационной защитой, когда ему было трудно, Вадим более всех обязан этой интернет-газете. Хотя теперь “мочит” Абилова со страниц другой.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена