«От доли своей не бежали…»

Никто о них ничего не пишет,

звания у них нет, чинов мало…

И.Сталин

 

О них пишу, дорогих моих современниках, названных Верховным “винтиками великого государственного механизма”. Его знаменитый тост за здоровье “людей простых, обычных, скромных” слышал вживую по радио в репортаже из московского Кремля 25 июня 1945 года. Запали в душу и память его незабываемые: “… никто о них ничего…”.

Выплыли из памяти, когда в начале мая 2002-го Юрий Михайлович Мизинов предложил написать к 9 мая для “Навигатора” о войне. Сделал – “Что в памяти осталось от войны…”; опубликована 8.05.2002. Восемь лет проходит, до сих пор читается. За последние полгода – с 15.10.2009 по 9.04.2010 – сайт “Zona kz” с её текстом читатели посетили 196 раз.

Востребованной оказалась тема, продолжили в последующие годы. Последовали: “О «винтиках» не помнить нам не можно”, “О ком печаль… О чем молчать предпочитают”, “Жил человек…”, “Вернулся человек с войны великой”, “Еще о людях – простых, обычных, скромных”, “Добра твореньем увлеченный”, “Первая мировая, Гражданская, Великая Отечественная…”. Число посетителей сайта с “О ком печаль…” превысило 5 300.

Сегодня опять о них, от доли своей не бежавших, не ловчивших, жизнь добром пополнявших. В пику тем, кто иначе мыслит, кому герои моих названных выше публикаций “не интересны”. Например, в форуме по последней из них 23.06.2009 в 19:35 на экране высветилось: “Дедушка Числов! Вы бы на какой-нибудь тульский сайт написали бы! А нам тут про это не интересно”.

Не интересен автору сего “комментария” уроженец села Богословка Семипалатинского уезда Антон Никитович Солонский, 1916 года рождения, гвардии подполковник авиации, кавалер восьми боевых орденов (двух Красного Знамени, двух Отечественной войны первой степени, четырех Красной Звезды), бомбивший Берлин в августе 1941 года и завершивший Великую Отечественную в мае 1945-го бомбежкой Берлина же. Из Тулы, места послевоенной дислокации его 12-й Мгинской Краснознаменной авиадивизии, преобразованной из бомбардировочной в транспортную, водил самолеты в район Северного полюса для высадки на лед дрейфующих полярных станций “Северный полюс” (2-й, 3-й,и 4-й). Сайт с моим рассказом о нем, “ неинтересным” для моего “болельщика” и его компании, в первые три дня после опубликования посетили 926 читателей, а по 9 апреля сего года, т.е. за 10 месяцев – 1550, в том числе за 9 дней апреля – 49. “Неинтересно”, а читают.

Сегодня – о Федоре Михайловиче и Евдокии Андреевне Скворцовых из моей родной Чувашии. Оба крестьянского происхождения, из семей первых колхозников, с детства привыкшие терпеть и работать до упаду: он из чувашской деревни Малые Бикшихи, она из русского села Рындино. Советская власть – это их власть: он после курсовой подготовки в г.Чебоксары – агроном, она после окончания Канашского педагогического техникума – сельская учительница.

Перед началом Великой Отечественной он – председатель колхоза в деревне Новые Мураты, она там же – учительница начальной школы. У них – дочь Тамара и сын Юрий; третьего прибавления ждут в ноябре. Оно состоялось 5 ноября, когда Федор Михайлович уже третий месяц жил на войне; родилась дочь – Диной назвали. Отца она увидит через три года, когда Евдокия Андреевна привезет Федора Михайловича домой в Новые Мураты из эвакогоспиталя №3149 инвалидом второй группы после тяжелого осколочного ранения в голову с одновременной контузией, полностью выключившей память.

А до этого была “похоронка”. В марте 1943 года, в Новые Мураты Евдокии Андреевне пришло извещение из 935-го стрелкового полка о падении смертью храбрых старшего сержанта Ф.М. Скворцова в бою западнее города Великие Луки и его там захоронении. К счастью, оно оказалось ошибочным. Но ошибка очень не скоро обнаружилась, так неладно обстоятельства сложились.

В том бою Федор Михайлович командовал стрелковым взводом. Атака захлебнулась, немцы остановили её минометным огнем. Боец, бежавший в атаке рядом с командиром и вместе с ним упавшим при взрыве мины, вскоре очнулся и не запаниковал, а спокойно забрал из карманчика брюк бездыханного командира, которого счел убитым, его смертный медальон и уполз назад.

Вскоре бой вновь возобновился, и немцы отступили. Взвод Федора Михайловича ушел вперед на запад, а он сам, обнаруженный похоронной командой чуть живым, но все же не мертвым, был эвакуирован в полевой госпиталь. Без медальона, который имел уже “собственные ноги”, боец сдал его следующему своему командиру. Так случилась “похоронка”.

Долго не возвращалась к Федору Михайловичу память, больше года он сам не знал, кто он и откуда. Не в одном госпитале побывал после ранения, полученного 22января 1943 года. Наконец, в конце февраля 1944 года, в эвакогоспитале 3149 память к нему вернулась. Командование госпиталя незамедлительно сообщило Евдокии Андреевне, что её муж Скворцов Федор Михайлович находится у них и скоро получит бессрочный отпуск для долечивания в домашних условиях.

Сложно, очень сложно было в то время гражданским лицам куда-либо поехать. Поездов было мало, все забиты военными. Евдокия Андреевна собралась мгновенно: передает свой класс второй учительнице и пешком (18км) – в райцентр Комсомольское в районо за разрешением на выезд, далее пешком же (30км) – в г. Канаш в Канашский горвоенкомат, чтобы помог в поезд сесть и справку выдал, что за мужем в госпиталь едет.

Пешком, потому что даже гужевой попутный транспорт был редкостью, лошадей в колхозах осталось – раз, два и обчелся. И ведь пешком не налегке, а с пудом картошки за плечами – в пути питаться чем-то надо; никаких продовольственных карточек у сельчан не было, в том числе и у учителей. Питались тем, что на своих приусадебных участках выращивали. На победу работали, ничего от государства не требуя, ни на что не жалуясь.

8 марта 1944 года – в Международный женский день – начальник эвакогоспиталя 3149 представил Евдокии Андреевне Федора Михайловича в новенькой офицерской форме младшего лейтенанта, с орденом Славы на груди. Хорошо подсуетился подполковник медицинской службы, когда к Федору Михайловичу вернулась память и он смог рассказать – кто он и откуда. Походатайствовал подполковник где надо: старшему сержанту, командовавшему в последних боях стрелковым взводом, присвоили звание младшего лейтенанта – будет офицерскую пенсию получать; навел справки в штабе 935-го стр. полка – неврученный в свое время орден Славы третьей степени обрел своего владельца в госпитале.

Знал свое дело подполковник медицинской службы, разрешил Евдокии Андреевне забрать мужа домой, памятуя: в Канаше расположены два эвакогоспиталя, помогут в случае чего. Направление в один из них выдал, документ в пути того времени очень даже не лишний. Привезла Евдокия Андреевна Федора Михайловича в Новые Мураты. Рядом с ней, в окружении любимых Тамары, Юры и младшенькой Дины – щебетуньи, здоровье инвалида войны, несмотря на скудость питания, стало поправляться. Через год захотелось трудоустроиться.

Райвоенком организовал приглашение агронома Ф.М. Скворцова Чувашским сельхозинститутом на работу младшим научным сотрудником в райцентр Моргауши, где открывалось опытное хозяйство на базе колхоза. Перевез Федор Михайлович семью в Моргауши, отличным организатором на новом месте себя проявил. Не осталось это незамеченным Чувашским обкомом ВКП(б). Очень нужны были умелые председатели колхозов, взамен с войны не вернувшихся. Федор Михайлович вернулся, вернулся членом ВКП(б). Направили его в родные Малые Бикшихи Канашского района в колхоз “Комбайн”.

Случилось это в феврале 1946 года. Земляки, вернее землячки, дружно избрали Федора Михайловича своим председателем: своего прислали, не чужого. Год этот выдался исключительно засушливым и неурожайным по всей стране. Не состоялась запланированная на этот год отмена карточной системы распределения хлеба и других продтоваров. Колхозникам на трудодни нечего было выдавать. На равных со всеми ничего не получил и председатель, и Евдокия Андреевна, работавшая вместе с остальными колхозниками во время летних каникул, в свой отпуск, на всех полевых работах. Тоже за трудодни, о денежной оплате труда в колхозах тогда и речи не было; председателю начисляли два трудодня в день.

По душе пришелся землякам Федор Михайлович своей честностью и человечностью. Следующий 1947 год был урожайным. Карточная система в стране была отменена. В колхозе “Комбайн” никто в накладе не остался, горячо благодарили своего председателя колхозницы за полученное на трудодни на общем празднике. Повторилось это и в 1948-м, а 28 января 1949-го Федора Михайловича не стало. Один из осколков, сидевших в голове, переместился в глубь мозга, оборвалась жизнь, на сороковом году от роду…

Осталась Евдокия Андреевна одна: на руках – послевоенная, полуторагодовалая Нина; восьмилетний Юра и семилетняя Дина – уже помощники; семнадцатилетняя Тамара в институт будет поступать – помогать надо. Заботы, заботы… но жить дальше надо.

Многое еще пришлось ей, участнице трудового фронта, награжденной медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45гг.”, пережить, перетерпеть. Достойно по жизни шла, за многолетний плодотворный труд педагога удостоена ордена “Знак почета”, всех своих четверых детей, как говорят в народе, в люди вывела. Старшая дочь Тамара окончила Пермский текстильный институт, с должности заместителя директора Золотаревского суконного комбината Пензенской области, на пенсию по возрасту ушла; сын Юрий окончил Казанский авиационный институт, на разных инженерных должностях в Казани на авиационном заводе до пенсии доработал; младшие дочери Дина и Нина, оставшиеся при матери, окончили педагогические институты в Казани и Чебоксарах. Всех четверых Евдокия Андреевна вырастила трудолюбивыми, общественно-активными и спортивными. Все стали не просто тружениками, а личностями.

Ярче преуспела Дина-щебетунья, очень радовавшая возвратившегося с войны инвалидом отца, к радостям жизни его вернувшая. В шестилетнем возрасте брат Юрий научил её на лыжах кататься. Евдокия Андреевна после пятого класса переводит её из сельской школы в Канашскую городскую №1, до которой из Малых Бикших 5км (пять раз в неделю туда и обратно на лыжах). Школьный учитель физкультуры Владимир Яковлевич Григорьев делает из неё в 10-м классе перворазрядницу и чемпионку Чувашии в лыжных гонках. Через два года она – мастер спорта СССР, еще через два – трехкратная чемпионка РСФСР. Далее – 6 лет в сборной лыжной команде СССР, трижды бронзовый призер чемпионатов СССР, две золотые и две серебряные медали Первенств ВЦСПС, золотая и бронзовая медали на Фалунских играх олимпийского 1972 года в Швеции, много других наград… А между “делом”, т.е. победами на лыжне, рождение в 1963 году сына Евгения, в 1966-м – дочери Татьяны, в 1975-м дочери Надежды. Ныне она одиннадцатикратная чемпионка мира среди любителей лыжного спорта в возрасте старше 50 лет, мастер спорта международного класса, почетный мастер спорта СССР, в течение 20 лет подряд выполнявшая мастерские нормативы в1961-80гг. Её старшенькая Танечка тоже стала мастером спорта СССР в лыжных гонках. Не только мастером, но и чемпионкой СССР среди девушек (20.03.1983г., г. Свердловск).

Из интервью Дины Федоровны Скворцовой-Григорьевой газете “Канаш” 26.04. 2005: “Жизнь в деревне – это работа круглый год, без каких-либо выходных. В лесу собирали валежник на дрова, ягоды на продажу, грибы на еду. Летом руками рвали траву и сушили на сено. Каждому ребенку (а нас в семье было 4) родители давали норму: три мешка травы в день. А иначе корову не прокормить, а значит самим не выжить… В четыре часа утра, каждое воскресенье, мы всей семьей поднимались и шли в город за хлебом. Ближайший хлебный военкоматовский магазин был в четырех километрах. Магазин открывался в 7.00 утра, а мы, как правило, были уже первыми в очереди. Хлеб отпускали по 2кг на человека. Мы покупали 8кг и клали в мешок. Становились повторно в очередь еще 8кг! И так повторялось, пока в магазине не кончался хлеб… Этот счастливый период в жизни начался после 15 декабря 1947 года, когда была отменена карточная система на хлеб и прочие продукты”.

А до этого в семье председателя колхоза “Комбайн” Ф.М. Скворцова хлеба не было. Он уходил на послевоенный подъем государства. На равных с другими колхозниками семья председателя жила. Хлеб заменяли лепешками из муки вики, кормовой культуры с очень мелкими черными семенами. Высевалась вика весной в смеси с овсом на сено, скашивалась в стадии зеленки, в план хлебосдачи не попадала. А по сему Федор Михайлович, посеяв её, косить на сено не стал, а на корню раздал “сено” на трудодни, когда она созрела. Остальное было делом “техники” – рук колхозниц, в том числе и Евдокии Андреевны.

Она скончалась 25 февраля 1995 года, пяти дней не дожив до 89-летия… Много доброго оставили после себя людям бескорыстные труженики Федор Михайлович и Евдокия Андреевна. Личностями они были, носителями высокой народной нравственности. Благодаря им и им подобным была одержана величайшая в истории человечества Победа! Победа добра над злом.

 

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена