Булат Абилов: “Этот парламент уже не только бесполезен, но и вреден для страны”

— Булат Мукишевич, общество не перестает будоражить законодательное предложение ряда мажилисменов придать действующему Президенту статус “лидер нации”. Как вы к этому относитесь?

— Похоже, наступил звездный час этого нелегитимного парламента. Нуротановский мажилис начинает финальную стадию “отработки” в благодарность за фальсификацию выборов 2007 года. И делает это так ретиво, что становится по-настоящему страшно за будущее страны.

Инициатива о “лидере нации” – нелепая, опаснейшая затея, противоречащая духу и букве Конституции. Мы видим самое циничное внедрение двойных стандартов, фактически отменяющее всякие законы в отношении Президента и, что особенно непонятно, его родственников.

По сути, вводится индульгенция за любые правонарушения, прошлые и будущие. Только вдумайтесь! О каких идейных основаниях для борьбы с коррупцией, хищениями в стране теперь можно говорить! Вот до этих пор есть закон, а вот здесь он официально закончился – такой прецедент развращает правовое сознание людей, с самыми непредсказуемыми последствиями.

Кроме нравственных противоречий, такая инициатива создает массу логических нестыковок. Например, лидер нации одновременно является председателем партии “Нур Отан”. А что будет с его лидерством, если эта партия вдруг проиграет выборы?

Вообще, подобные законопроекты появляются, когда у власти не остается никаких других аргументов. Ни общественной опоры, ни нравственной силы, только боязнь ответственности. Это — свидетельство глубокой слабости режима, фактическое признание, что он завел страну в тупик, стал неконкурентоспособен.

Поэтому для них так важно ввести титул лидера нации. А через год скажут – какие выборы президента, если есть пожизненный лидер? По определению лидер нации не может участвовать в выборах наравне с простыми смертными! Думаю, при таком раскладе институт президентства в Казахстане может быть вообще упразднен. Зачем какие-то сложности? Просто впереди лидер, а за ним все остальные – ведомые. Наш особый казахстанский путь.

При этом подхалимы не могут не осознавать всю заведомую тщетность своих усилий. Что сегодня осталось от культа Туркменбаши? Ничего, кроме того, что над Туркменистаном до сих пор смеется весь мир. Теперь нам предстоит принимать эту эстафету и готовиться к роли посмешища.

— Почему, на ваш взгляд, такая инициатива появилась именно сегодня, за два года до срока президентских выборов?

— Чтобы депутаты проявляли подобное подхалимство, для них вовсе необязательно спускать какие-то конкретные указания, они тонко чувствуют все исходящие сверху флюиды. Конечно, в данном случае сыграл свою роль приближающийся юбилей Президента. Однозначно сказалась и революция в Кыргызстане, где народ веско напомнил Бакиеву о совершенных им преступлениях. Но в целом появление подобной инициативы было лишь делом времени. “Нур Отан” уже давно не находил себе покоя.

Такова природа этой власти – она всегда панически боится честной конкуренции на выборах. 1995 год – Назарбаев заменил президентские выборы референдумом о продлении своих полномочий. 1999 год – насильственно отстранил от выборов своего реального соперника Акежана Кажегельдина. 2005 год – нападения на единого оппозиционного кандидата Жармахана Туякбая и его сторонников, всевозможные фальсификации.

Похоже, теперь Президент думает, что навсегда оградил себя от всякой конкуренции. Что на этом пути он нашел общий язык с мировыми лидерами, с ОБСЕ, договорился со всеми – правда, кроме Всевышнего и собственного народа.

Повторюсь, эта власть всегда осознавала свою слабость. Поэтому она может утверждаться только экстремальным путем. Особенно сейчас, когда активизировался Мухтар Аблязов, заваливший международные суды исками и информацией о проделках высокопоставленных казахстанских чиновников. Когда постепенно растет самосознание граждан страны, не желающих жить в царстве страха и абсурда.

— Если абстрагироваться от конкретных личностей, допустимо ли для вас само это понятие — лидер нации?

— Правители приходят и уходят – народ остается. Поэтому только само общество вправе определять своего лидера, если сочтет это нужным. Лично мне больше нравится понятие “совесть нации”.

Вот, депутаты мотивируют свои действия необходимостью иметь казахстанского Вашингтона, Махатму Ганди, Ататюрка. Но статус этих фигур в глазах своих народов не определялся подобными законами. Это была общественная оценка их деяний. И во многом она была вызвана именно нравственными аспектами их жизни. Вашингтон отверг все уговоры продлить свои президентские полномочия, а Ганди имел в собственности только бамбуковую циновку. Единственный пример директивного решения — присвоение Мустафе Кемалю фамилии Ататюрк, но давайте учтем, это происходило в весьма отсталой стране восемьдесят лет назад.

Нас же и в 21 веке уподобляют стаду, лишенному всякой воли и покорно бредущему за поводырем. Депутаты, по сути, проецируют на общество всю свою серость и безликость. Кто-нибудь может перечислить конкретные действия депутатов по решению проблем казахстанцев – или призыв разобраться с пачкой чая, ущемляющей народ “черной Кении”, является пределом их способностей? Кто-нибудь знает мнение председателя Мажилиса, главы представительной власти, по важнейшим вопросам развития страны? Кто вспомнит полезные законы, принятые этим парламентом?

Такой Мажилис дискредитирует само понятие парламентаризма как средства выражения воли народа. Депутаты насаждают какой-то пещерный примитивизм, разлагают сознание общества, развращают чувство патриотизма. Какой патриотизм, если о любви к Президенту они говорят неизмеримо чаще, чем о любви к родине? Поэтому такой парламент стал не только бесполезен, но и во всех отношениях вреден для страны.

— На протяжении многих лет депутаты то и дело сетовали на всевозможные помехи их законотворчеству со стороны правительства. Почему, на ваш взгляд, сейчас таких жалоб не слышно?

— Потому что парламент и правительство окончательно превратились в отделения одной структуры – партии “Нур Отан”. С единой партийной дисциплиной и единственным принципом — изо всех сил отрабатывать свое назначение. Многих из этих людей я знаю 20 лет, и могу судить об их реальных способностях. Когда должность премьер-министра занимает человек, чей профессиональный потолок – переводчик с китайского, это говорит о полном отсутствии в стране всякой конкуренции. Именно подобные назначенцы всегда будут чтить понятия, а не законы.

Есть у них такое понятие – нельзя трогать монополистов, это священная корова. И в стране неудержимо продолжается рост цен и тарифов. За последние четыре года электроэнергия подорожала в два раза, отопление — в три, горячая вода – в 5 раз, холодная — в 20 раз, продукты питания в 2,5 раза. При этом за все время кризиса пенсии кое-как повысились лишь начиная с этого года, и только на 25 процентов. Малый бизнес в развалинах. Самозанятые – на каждом шагу, до 40 процентов населения. При этом официальная статистика упрямо твердит о 6-процентой безработице, вдвое меньшей, чем в Европе. Кто в это поверит?

— Но складывается впечатление, что правительство принимает меры по сдерживанию цен. Недавно премьер-министр Масимов публично отдавал указания на этот счет…

— Мы видим полное непонимание механизмов ценообразования. Премьер Масимов безапелляционно приказывает своему заму Шукееву держать цены – если показать эту сцену на каком-нибудь международном экономическом форуме, все подумают, что это шутка. Как можно удерживать цены, если вы постоянно создаете все условия для их роста в виде удорожания электроэнергии, горючего и т. д.?

Правительство то и дело говорит о необходимости усилить госрегулирование экономики. Абсурд! Насквозь коррумпированная власть может регулировать экономику только в своих корыстных интересах, пока окончательно ее не разрушит. Но при этом на любых руинах она сумеет красиво отчитаться.

Вот, премьер рапортует об успешной реструктуризации БТА и Альянс-банка. Разве этого не смогли бы еще лучше сделать прежние руководители, Мухтар Аблязов и Маргулан Сейсембаев, если бы они были уверены, что их бизнес не будет отобран в любой момент? Аблязов так и говорил мне: “Я работаю, постоянно зная, что всегда могут придти и все забрать”. Поэтому, когда глава государства утверждает, что у нас лучший инвестиционный климат, я говорю – худший. И пока не восторжествуют законы, ничего не изменится.

Недавний пример – Президент летит в Сеул, обнимается со своим корейским коллегой. Как он говорит, руками заводит в Казахстан инвестиции. А в этот же день наша финполиция под бредовым предлогом “кошмарит” банк Центркредит, 40-процентным пакетом акций которого владеет корейская “Кукмин груп”. Когда потенциальный инвестор узнает об этом, ему больше не нужны будут наши бизнес-форумы и пламенные речи. И уже никаких рук не хватит, чтобы завести его в Казахстан…

В Вашингтоне Президент заявляет, что необходимо оставить в силе все контракты Казахстана с зарубежными компаниями, иначе, мол, опять-таки инвесторы отвернутся. Как раз наоборот – они отвернутся от нашего “заповедника понятий”, где все повязаны закулисными соглашениями и круговой порукой. По показателю коррупции Казахстан находится между Ботсваной и Ганой – вот с чем надо бороться!

А контракты с нефтяными компаниями обязательно следует пересмотреть. Бюджет Казахстана должен пополняться адекватными налогами и выплатами за использование сырьевых богатств страны! Что же касается объектов псевдоиностранных компаний, которые уже 15 лет фактически не платят налоги и откровенно работают только на свой карман — “Казахмыса”, Евразийской группы, “Митал стил” — то их необходимо вернуть народу!

— Вы были против планов “Ак орды” о проведении в Астане саммита ОБСЕ. Не изменили ли свое отношение сейчас, когда многие зарубежные страны, похоже, соглашаются принять в нем участие?

— А что это меняет? Я считал и продолжаю считать, что, кроме самопиара казахстанского режима, в этой затее нет никакого практического смысла. ОБСЕ – это не ООН, не экономический и не военный союз. Круг ее вопросов, которые бы не дублировались более специализированными международными организациями, достаточно узок и вполне может решаться в будничном режиме. ОБСЕ в принципе никогда и не ставила своей целью организацию саммитов – именно поэтому после встречи в 1999 году в Стамбуле они больше не проводились.

Реальные проблемы всегда требуют длительного согласования позиций, формальные же инициативы никому не нужны. Вместо саммита надо заниматься конкретными делами – прежде всего, наиболее органичным для ОБСЕ “гуманитарным” измерением. Необходимо бороться со всеми формами политической несвободы, с ущемлением прав людей. Ведь именно эти понятия являются первопричиной всех проблем – терроризма, наркотрафика, бедности.

К слову, лично у меня сложилось впечатление, что на приглашения из Астаны участвовать в саммите большинство государств реагируют весьма сдержанно. При этом наша власть выдает дипломатическую вежливость подобных ответов за одобрение политики Казахстана и его деятельности на посту председателя. Периодически Астана “включает” и дифирамбы со стороны отдельных прикормленных западных “экспертов”. Между тем, в свете внутриполитической ситуации в стране наше председательство в ОБСЕ уже все больше похоже на издевательство. Как иначе сказать, если, например, в рейтинге международной организации “Репортеры без границ” руководитель страны-председателя ОБСЕ по части преследований журналистов соседствует со средневековым мракобесом, лидером “Талибана” муллой Омаром?

Словом, для Казахстана неотвратимо приближается момент истины. Наша власть должна безотлагательно начать выполнять обещания, принятые на себя в качестве условия председательства в ОБСЕ. Без этого казахстанский представитель не имеет морального права не то, что председательствовать, но даже говорить о ценностях Организации с трибуны форума.

— И какую политику намерена проводить в этих условиях ОСДП “АЗАТ”? Что означает озвученный на последнем партийном съезде призыв к членам партии “взять на себя ответственность за судьбу государственности Казахстана”?

— Это означает, что деятельность нашей партии стала еще актуальнее для страны. Мы сполна убедились, сколько опасностей создает авторитарная система не только для каждого гражданина, но и для самого понятия государственности. Мы видели Доктрину национального согласия, отменявшую казахский народ, слышали идею о миллионе гектаров земли. На голову казахстанцам свалилось решение о членстве в Таможенном союзе, ущемляющее самые насущные национальные интересы. Наконец, мы видим, к чему привел режим личной власти в Кыргызстане. Поэтому наша борьба за справедливость, за демократию становится и борьбой за незыблемость государственной независимости Казахстана.

В частности, мы требуем немедленного роспуска нелегитимного парламента и отставки антинародного правительства. Если в Греции народ не пожелал платить за ошибки своего правительства и вышел на улицы, почему мы куда худшие “ошибки”, настоящие издевательства нашей власти должны терпеть многократно? Наша партия будет добиваться сформирования нового, ответственного правительства, способного реально улучшить жизнь казахстанцев и вернуть людям веру в свое государство!

Необходимо провести досрочные выборы в Мажилис. Не привычные казахстанские выборы с исчезающими протоколами и жилыми кварталами, с “каруселями” и “мертвыми душами”, а нормальные, человеческие, честные выборы.

Мы видели недавние парламентские выборы в Англии. Встречи с избирателями в прямом эфире. Тут же замеры общественного мнения. Теледебаты лидеров. Снова замеры, рейтинги, аналитика. Премьер-министр проявил неуважение к избирательнице – все выдали в прямой эфир. Итоги выборов совпадают с данными экзит-пул — значит, не вброшен ни один бюллетень. Там какие-то другие существа живут? Мы этого не достойны? Мы и наши предки в чем-то провинились?

Вот почему нам надо стремиться, чтобы люди в нашей стране захотели этого свежего воздуха, захотели честной конкуренции во всех сферах жизни. Чтобы Акежан Кажегельдин, Мухтар Джакишев, Мухтар Аблязов, Галымжан Жакиянов, Толен Тохтасынов имели возможность в своей стране, в равных условиях с оппонентами отстаивать свое честное имя, работать на благо Казахстана. Чтобы оппозиция не подвергалась бандитским нападениям из-за угла. Чтобы Евгений Жовтис, Рамазан Есергепов, Арон Атабек беспрепятственно несли в общество правду.

Мы на своем примере должны показать твердость и последовательность в достижении этих целей. Мы будем добиваться, чтобы, захотев перемен, люди пошли следом за нами на площадь, на избирательный участок – голосовать и контролировать учет своего голоса. И тогда, я вас уверяю, казахстанцы откроют в нашей стране столько новых сил и возможностей, что прозябание в авторитарном болоте покажется им каким-то страшным и нереальным сном. И всем нам очень не захочется, чтобы этот сон повторился.

Газета “Свобода Слова”