Монтекки и Капулетти Колутона

Банальная драка между двумя молодыми людьми на дискотеке в селе Колутон Астраханского района Акмолинской области обернулась чудовищной трагедией двух семей. Глава одной из них погиб от пули, четыре члена другой вердиктом Акмолинского областного суда осуждены. Апелляционная коллегия Верховного суда оставила его в силе.

Однако насколько соразмерны сроки наказания совершенному преступлению? Каковы были истинные обстоятельства произошедшей трагедии? Соответствует ли количество участвовавших в нем количеству осужденных? К сожалению, даже сейчас нет уверенности в справедливости и беспристрастности Фемиды.

Дружили два товарища

Ибрагим Кудайбергенов и Серик Саутов росли вместе в селе Колутон. Даже дружили. Потом их пути разошлись. Трудоголик и отзывчивый на чужую беду Ибрагим снискал уважение односельчан. Когда местное жизнеобразующее предприятие – ХПП перешло в частные руки, аксакалы Колутона именно его рекомендовали начальником участка образованного ТОО. Своих детей он тоже воспитал в духе уважения к труду и к людям.

Сказать, что судьба Серика Саутова сложилась удачно, трудно. Однажды он был судим за тяжкое преступление, нравом отличался буйным и мстительным, больше дружил с “зеленым змием”, чем с односельчанами, говорят сегодня в Колутоне.

Жители села боялись семью Саутовых. Никто не осмеливался обратиться в правоохранительные органы, потому что ничего не стоит им поджечь сарай или стог сена.

В Колутоне говорят, что Серик всю жизнь завидовал Ибрагиму.

Анатомия трагедии

16 июля 2008 года, сын Серика — Бейбут подрался со своим сверстником. За последнего вступился его друг Ильдар Кудайбергенов, сын Ибрагима.

Братья Саутовы пустили в ход угрозы о расправе со всей семьей Кудайбергеновых.

21 июля, Ильдар и брат Ибрагима — Абдурахим в собственном доме были жестоко избиты семьей Саутовых – Сериком, его сыном Бейбутом и племянником Бауржаном. Самосуд остановили аким села А.Жумабаев и физрук местной школы Д.Мухамеджанов. Пострадавшие были доставлены в фельдшерско-акушерский пункт. Проведенная впоследствии судмедэкспертиза сделала заключение о тяжких ножевых ранениях, нанесенных Абдурахиму и Ильдару.

Узнав по сотовому телефону о кровавом побоище от своей малолетней дочери, на глазах которой все происходило, в ФАП с работы примчался Ибрагим. Увидев истекающих кровью близких, он кинулся домой, оттуда – к Саутовым. Зная необузданный нрав Серика Саутова, не раздумывая, прихватил охотничье ружье.

Кто-то из односельчан успел сообщить Саутовым о том, что к ним направился Ибрагим Кудайбергенов с ружьем наперевес. Мужская половина Саутовых, при поддержке ранее неоднократно судимого Ж.Темирбека и знакомого семьи Б.Мурзалинова, вооружившись топором, вилами, лопатами и острогами, спряталась в сарае. Как утверждает престарелый отец Ибрагима и другие очевидцы событий того дня, вслед за Ибрагимом к дому Саутовых на другой машине подъехали сын Ибрагима – Самат и братья – Марат и Тлектес Жилгельдинов, чтобы предостеречь Ибрагима от непредсказуемых последствий.

Если в двух словах о произошедшем далее, то словесная перепалка между Сериком Саутовым и Ибрагимом Кудайбергеновым закончилась тем, что Серик, будучи в состоянии алкогольного опьянения, топором нанес удар по руке и ружью Ибрагима (в деле имеется соответствующее заключение экспертизы). Как говорится в приговоре Акмолинского областного суда, в ответ Ибрагим произвел в Саутова-отца несколько выстрелов, от которых последний скончался на месте.

Аффект судом не признан

Ибрагим Кудайбергенов не отрицает, что выстрелы произвел он, сколько их было – не помнит.

Однако, по заключению следствия и постановлению суда, выстрел по лежащему на земле Серику Саутову произвел и Марат Кудайбергенов.

Следствие утверждает, что было три ружья, но наличие двух других не установило, а в своем заключении сослалось на показания потерпевшей стороны. Однако показания даже некоторых свидетелей грешат многочисленными противоречиями и даже наветами на ныне осужденных.

Так, в заявлении в Акмолинский областной суд свидетель Бауржан Мурзалинов пишет: “Кудайбергенова Марата, Кудайбергенова Самата и Жилгельдинова Тлектеса я оговорил по просьбе Кусаиновой А. (супруга погибшего – ред.)… На самом деле у Марата не было ружья, и он не стрелял. Они меня обманули, обещали деньги”.

Заявление другого свидетеля, которого следствие зашифровало под кодовым №1, Жаслана Мусулканова не просто подтверждает написанное Мурзалиновым, а говорит о грубейших нарушениях УПК органом дознания, о том, как следователи выбивали у него нужные им признания. На допросе в областном ДВД его продержали с 18-ти вечера до 1.30 ночи.

“…В кабинете следователя Аубакирова Е. требовали, чтоб я подписал ложные показания в отношении Кудайбергеновых и Жилгельдинова Т. При этом мне угрожали, что меня самого привлекут к уголовной ответственности за смерть Саутова, если я не подпишу протокол допроса, из которого следовало, что у Кудайбергеновых было два ружья… А также я должен был подписать и то, что якобы видел, как Жилгельдинов Тлектес наносил удары по голове Саутова С.

На самом деле, 21 июля 2008 года, ружье было одно у Кудайбергенова Ибрагима. Показания, данные и подписанные мной, как свидетеля №1, являются недостоверными и ложными. Кудайбергенова Самата и Жилгельдинова Тлектеса я оговорил под психологическим давлением следователя Аубакирова Е.”, — пишет свидетель №1.

Удивительно, но суд не принял во внимание эти заявления. Впрочем, как и показания других свидетелей, добытых методами угроз и шантажа, — лишь бы подогнать материалы дела в заранее выстроенную схему расследования преступления.

Адвокаты уже осужденных четырех членов одной семьи в апелляционных жалобах указывают на вопиющие нарушения УПК РК, допущенные во время предварительного следствия. В том числе, при сборе вещественных доказательств. Так, загадочным образом исчезли изъятые гильзы.

Заявления даже двух выше названных свидетелей, кажется, должны были послужить основанием для апелляционной коллегии Верховного суда, чтобы вернуть дело на новое расследование в связи с не учтенными судом первой инстанции обстоятельствами. Однако этого не произошло.

В материалах дела имеются два акта комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Один – за подписями экспертов Акмолинской психиатрической больницы, второй — экспертов ОГКП РНПЦППН г.Алматы, куда обратилась потерпевшая – супруга погибшего Серика Саутова.

Выводы обеих инстанций единогласны: в момент совершения инкриминируемого ему деяния Ибрагим Кудайбергенов находился в состоянии четко выраженного физиологического аффекта (даже не чувствовал удары топора). Есть еще одна деталь в заключении акмолинских экспертов, на которую суд, казалось бы, должен был обратить внимание: мать Ибрагима Кудайбергенова состоит на учете психиатра.

Однако ни следствие, ни суд не приняли во внимание заключение судмедэкспертиз, сославшись на то, что якобы прошло два часа между фактом получения ножевых ранений близкими Ибрагима Кудайбергенова и временем его появления во дворе дома Саутовых. Но записи в журнале регистрации ФАПа, выписка за подписью главного врача по времени, показания очевидцев событий свидетельствуют: между этими двумя ЧП прошли считанные минуты.

Бессилие закона и всесилие покровителей

Около 400 жителей Колутона, в том числе члены совета старейшин села, обратились к Президенту страны Нурсултану Назарбаеву. “Мы возмущены тем, что Кудайбергеновы были незаконно осуждены. Судебный процесс всколыхнул весь поселок. В момент трагедии, Саутов находился в состоянии опьянения. До этого Саутовы всю неделю угрожали, что перережут всю семью Кудайбергеновых… Не имея достаточных доказательств их виновности, суд поспешил определить им меру наказания от 10 до 16 лет лишения свободы…

Наша судебная система работает, основываясь не на законах, а по принципу: раз обвинили – значит, надо признать виновным.

… Уголовной ответственности должен подлежать виновный. Если Ибрагим виноват, пусть он и отбывает наказание, а его сын Самат и братья Марат и Тлектес пусть возвращаются в свои семьи. Настоятельно просим помочь семье Кудайбергеновых в достижении справедливости. Не лишайте нас веры в закон в управляемой Вами стране”, — пишут колутоновцы Нурсултану Абишевичу.

В невиновности троих осужденных уверены не только односельчане. Так, даже в постановлении следователя говорится: «Кудайбергенов М., имея ожог на правой руке, не мог держать ружье и производить выстрелы”. Но в основу приговора в отношении Самата, Марата и Тлектеса легли ничем не подтвержденные показания потерпевшей стороны».

Уместно отметить, что уголовное дело в отношении них было возбуждено спустя полгода. Родственники осужденных утверждают, что с самого начала в качестве компенсации морального и физического вреда для примирения сторон, Саутовы запросили баснословную сумму – 4-х комнатную квартиру в центре Астаны плюс несколько сот тысяч долларов. Кудайбергеновы сумели собрать лишь 30 тыс. долларов. Потерпевшие рассмеялись им в лицо. Не помогло достичь примирения и вмешательство совета старейшин села. Жена Саутова пообещала “пересажать” всех Кудайбергеновых и, не стесняясь, говорила, что на смерти своего мужа намерена сделать бизнес. По словам сестры Ибрагима, адвокат вторил ей, ссылаясь на свои большие связи в суде, следователь Е.Аубакиров признался, что на него “давят” сверху.

Как бы там ни было, Ибрагима осудили на 16 лет лишения свободы, его брата Марата – на 14, племянника Тлектеса – на 13, сына Самата – на 10 лет. У всех – колония строгого режима.

… В суде потерпевшие представили погибшего Серика Саутова белым и пушистым – добропорядочным гражданином и примерным семьянином. Суд не принял во внимание ни его прежнюю судимость, ни пристрастие к алкоголю, ни репутацию человека мстительного и жестокого, державшего в страхе весь Колутон. Подобием себя он, видимо, воспитал и своих детей. Недавно как житель села, не пожелавший представиться, рассказал, как один из сыновей Саутовых таскал за волосы собственную мать во дворе дома.

Кудайбергеновы же, напротив, были выставлены как семейство отпетых злодеев. Абдурахим, которому Серик Саутов нанес ножевые раны, стал инвалидом. Однако в отношении Саутовых, учинивших кровавую бойню в доме Кудайбергеновых и фактически спровоцировавших последующие события, закон расписался в бессилии. Уголовное дело не возбуждено. Возможно, потому что у Саутовых оказались всесильные покровители.

Но мало им показалось, что осуждена целая семья. Теперь, говорят, братья Саутовы угрожают надругательством над несовершеннолетней дочерью Ибрагима.

Вместо постскриптума

Родственники осужденных намерены подать надзорную жалобу в Верховный суд и обратиться в Генеральную прокуратуру. Надежда на торжество закона в них еще теплится. Особенно после того, как из СМИ стало известно о недавнем постановлении надзорной коллегии ВС, возобновившей производство по другому уголовному делу, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. В частности, заявлением одного из свидетелей, во время следствия давшего заведомо ложные показания.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена