Ресурсы этнополитики скудны и кондовы

Аскар Нурша: “Политическая элита мыслит категориями стабильности, национал-патриоты мыслят категориями дисбаланса”

“Точка зрения слона: коровы – мелкий рогатый скот”.

NN

Уже можно говорить о характерных чертах казахстанского экспертного сообщества. Одна из них – минимум прямолинейности. Высказываются либо очень витиевато, либо терминами, не давая им определения. Путаница в терминологии – еще одна “фишка” на исследовательском поле. Разные эксперты вкладывают свой смысл в одинаковые по звучанию определения. Круглый стол “Ресурсный фактор в межэтническом взаимодействии и этнополитике современного Казахстана”, проведенный Казахстанским центром гуманитарно-политической конъюнктуры и Центром социально-гуманитраных исследований “АСПЕКТ М”, совместно с Фондом имени Фридриха Эберта и Альянсом аналитических организаций, не стал исключением. Однако трендовые, оригинальные и интересные суждения были высказаны.

Цельной линии проведения круглого стола не получилось, так как участники “растекались мыслию по древу”, зато из большого конгломерата позиций и мнений было что выбрать.

Талгат Мамираимов, главный эксперт Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры, стал приятным исключением в том плане, что дал свое понимание термину “этнополитика”: “Это не только политика государства по отношению к этносам, но и борьба за этнические права со стороны этносов”.

На его взгляд, сейчас наблюдается процесс политизации этничности. Активность проявляют не только казахские этнически ориентированные организации, но и русские. Г-н Мамираимов, отметил, что имеет место “поддержка со стороны Российской Федерации русских этнополитических организаций”. А также тех, кто развивает и поддерживает русский язык и культуру. “Среди русских подспудно зреют этнополитические требования”, – считает он. По версии Талгата Мамираимова, в перспективе этнополитика будет больше исходить не от государства, а от широких кругов в этносах, “в первую очередь со стороны казахов и русских”.

Еркин Байдаров, старший научный сотрудник Института философии и политологии МОН РК, акцентировал внимание на “негативный ресурс несбывшихся надежд титульной нации”. Проблемы казахов – это государственный язык (его невостребованность) и жилищный вопрос. “Власть ведет самую настоящую войну против своего народа”, – заявил он.

“Человек проявляет свою идентичность не столько говоря “я – казах”, сколько поведением”, – считает г-н Байдаров. С его тезисом о том, что существует “ментальная скованность казахов из-за того, что недостаточно в обществе востребован государственный язык” поспорил журналист Ярослав Разумов: “Мне кажется, такие выводы должны строиться на чем-то более серьезном, чем личный опыт”.

“Никаких межэтнических проблем на человеческом уровне в Казахстане нет”, – заявил Мухтар Тайжан, президент фонда Болатхана Тайжана заместитель Мухтара Шаханова в движении “Защита Независимости”. “Вы же сами казахи на 90% в правительстве – это правда. Но чиновники оторвались от корней. Фактически они воруют ресурсы у родственников, которые живут в ауле”, – заметил он.

“Разговоры о расколе среди казахов надуманные. Казахи едины. У нас национализма как такового практически нет. “Национал-патриоты” – лжетермин”, – из тезисов Мухита Асанбаева, президента Центра социально-гуманитарных исследований “АСПЕКТ М”. Казахи являются в Казахстане этническим большинством, раз общество резко поделилось на богатых и бедных, закономерно, что среди бедных большинство составляют казахи.

“Сельские межэтнические конфликты отличаются от городских”, – подчеркнул г-н Асанбаев. Анализ таких конфликтов в сельской местности показывает, что сталкиваются с одной стороны казахи, а с другой этническое меньшинство, имеющее диаспоральные преимущества в виде более высокой солидарности и концентрации материальных ресурсов у лидеров. Эти деньги идут на подкуп представителей власти, а коррупция осложняет проблему. Что касается переселения сельских мигрантов в города, то “отношения между властями и новыми мигрантами напряженные, к счастью, этого нет между старыми и новыми горожанами”.

“Многие маленькие чиновники пытаются доказать, что казах живет плохо, потому что грек живет хорошо. Это ведь не аксиома, – отметил Георгий Иорданиди, член совета Ассамблеи народа Казахстана. “Земля оказалась в руках тех, кто ее не любит”. Государство должно “тактично перераспределить ресурсы, в том числе на юг”. Юг пусть даст что-нибудь взамен, например, сельскохозяйственное производство.

“Надо вернуть в Казахстан право на труд, которое оплачивается так, чтобы человек жил нормально. Раньше тот, кто не работал, считался тунеядцем”, – обратил внимание г-н Иорданиди. По ходу мероприятия выяснилось, что минимальная пенсия в Греции, сотрясаемой акциями протеста – 300 евро. Ее получают греки-репатрианты пенсионного возраста, переехавшие из Казахстана и не имеющие трудового стажа в Греции и Евросоюзе. Что касается местных граждан, которые работали и стали пенсионерами, то их минимальная пенсия 800-900 евро.

“До сих пор нет четкой программы изучения государственного языка”, – также отметил Георгий Иорданиди.

“Этнополитика, если она и есть, то не декларируется и тем более не обсуждается”, – считает Мурат Телибеков, председатель Союза мусульман Казахстана. Он сообщил, что в 60-ые годы прошлого века существовали негласные приказы: не ставить на руководящие посты евреев и уйгуров. В связи с последней войной на Кавказе чеченцев в РК выдавили из крупного бизнеса. В качестве примера г-н Телибеков привел историю с “водочными королями” братьями Махмадовыми. После кровавых волнений в Синцзяне, в местах компактного проживания казахстанских уйгуров их имамов поменяли на казахских. “Необходимо, чтобы власть в столь деликатном вопросе не использовала грубые и непродуманные методы”, – подчеркнул он.

“Политическая элита казахов глобализируется быстрее, чем основная масса казахов, – считает политолог Аскар Нурша. – Политическая элита мыслит категориями стабильности, национал-патриоты мыслят категориями дисбаланса. Наша элита с транснациональными ценностями”. Он обратил внимание на то, что на Западе этно-национализм не в почете. Их дресс-код – это гражданский национализм. Поэтому Астана ведет себя в том русле, которое считается приемлемым. “На региональном уровне у нас русификация продолжается”, – отметил г-н Нурша. В том числе из-за того, что канал “Дискавери” с местной аудиторией говорит на русском языке.

Одной из тем обсуждения “круглого стола” был ресурсный национализм. Мухтар Тайжан за перевод всех СРП на текущее законодательство. “Доходы от природных ресурсов для всех граждан, вне зависимости от этнической принадлежности. Но все должны знать государственный язык”, – его тезис.

“Для политики ресурсного национализма тоже нужны ресурсы”, – подчеркнул Ярослав Разумов. В их достаточности он сильно сомневается. Тему затронул и Досым Сатпаев, директор “Группы оценки рисков”. Проблемой Казахстана стало то, что “поставленные цели не соответствуют возможностям человеческого капитала. Нет людей, которые должны реализовывать все эти программы”.

Для исправления ситуации г-н Сатпаев предложил список из восьми “П”, где на первой позиции “политическая воля”, а на восьмой – “политический аутсорсинг” (“передача полномочий и ответственности на места”).

Тем временем наблюдаются “деформация исполнительной вертикали” и “снижение лояльности бюрократического аппарата к действующей власти”, “многие представители среднего класса стали новыми бедными”. В 2008 году акций протеста было 290, а в 2009 году – 380. “75% — несанкционированные”, – особо отметил Досым Сатпаев. Ну а с 2003 по 2009 год на институты развития было потрачено $11,6 млрд., “инновационная экономика вступает в противоречие с номенклатурным консерватизмом и коррупцией”.

Экономист Канат Берентаев сторонник мнения, что если XX век прошел под знаком войн за топливо, то XXI век будет эпохой войн за воду. Предвестниками этого являются конфликты на базе трансграничных рек. Выход нужно искать в сфере этики: “При удовлетворении собственных потребностей не должно становиться хуже другим”. Ну а пока богатые природными ресурсами государства поднимают на щит ресурсный национализм, развитые государства продвигают асимметричный ответ: “Интеллектуальный национализм – идея Запада – защита авторских прав и недопуск слаборазвитых стран к знаниям”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена