Квартирный вопрос

“Задача прокуратуры, как вы помните,

еще со времен Малюты Скуратова была надзорной”

Валерий Комиссаров, депутат Госдумы РФ

Несколько лет назад, один мой знакомый предприниматель средней руки, не выдержав беспредела судебно-правоохранительных органов, сделавших все, чтобы свести на нет его бизнес, уехал в Россию. Хотя его там никто не ждал, и исторической его родиной Россию-матушку назвать нельзя. Его предки от седьмого колена – уроженцы казахской земли. Помню его слова перед отъездом: “Все слезы Казахстана – в Астане”.

Кто пожелает в этом убедиться, может сходить в канцелярию Верховного суда, куда граждане идут с жалобами на Фемиду нижестоящих инстанций, Генпрокуратуры – где жалуются на вердикты ВС, в общественную приемную НДП “Нур Отан, где свои стоны они хотят донести до лидера партии власти и главы государства Нурсултана Назарбаева. Замыкает круги этого дантового ада тот факт, что в подавляющем большинстве случаев жалобы возвращаются к тем чиновникам институтов государственной власти, на кого граждане жалуются.

Наверняка не от хорошей жизни на одном из последних совещаний, Президент страны в сердцах прибегнул к не совсем нормативной лексике: “А на хрена вы там сидите, если человек напрямую уже обращается ко мне?”.

Наверняка и то, что чтобы не сидели “на хрена”, Нурсултан Абишевич сделал очередные кадровые рокировки в силовых структурах. Но народного стона, судя по количеству ходоков из регионов в канцеляриях высоких ведомств и редакционной почте независимых СМИ, по желающим решать свои проблемы с высоты башенных кранов, от этого не убавилось.

Объяснение сему лежит на поверхности и название ему – коррупция.

Коррупция – что чесоточный клещ

Аксиома: наиболее опасной для любого государства является коррупция в Вооруженных Силах, МВД, налоговой полиции, прокуратуре и судах. Сердце коррупции – в этих институтах государственной власти.

Коррупция в МВД стала притчей во языцех. Если раньше милиция пользовалась заслуженным уважением, всяк был уверен, что она нас бережет, то сейчас почти каждый откровенно называет полицейских “мусорами”. Не в обиду будет сказано, но, к сожалению, это так.

Коррумпированы до предела опасности и судьбоносные структуры государственной власти — суды и прокуратура, от которых, казалось бы, зависит соблюдение законов, восстановление справедливости, пресечение коррупции, взяточничества и других пороков. Но Бармалеев в судах и прокуратуре, по мнению общественности (почитайте комментарии на интернет-сайтах), — большинство. А сотрудников “а-ля Зорро” — единицы. Как недавно признался мне один сотрудник силовых органов, 80% его коллег недовольно существующей системой кадровой и прочей политики, когда повышение по службе, оценка профессиональных и моральных достоинств зависит не столько от следования ими духу и букве ЗАКОНа, сколько от степени прогибаемости перед начальством, высотой “крыши” и т.д.

Безусловно, тема коррупции бесконечна и неисчерпаема, потому что, в принципе, коррупция непобедима. Тем не менее, безусловно и то, что с нею надо бороться. Но как, если коррупция, словно чесоточный клещ, проникающий под кожу, уже въелась в наше подсознание и комфортно там себя чувствует?

Странное “прозрение”

На днях, в наш корпункт в Астане обратилась частный нотариус из г. Актобе Ольга Набатова.

В январе этого года, следственное управление ДВД Актюбинской области в отношении нее возбудило уголовное дело по ст. 229 ч.1 УК РК – “злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами, работающими в составе аудиторской организации”.

Так вот, согласно пункту и статье обвинения, нотариусу из Актобе грозит “либо штраф от 500 до 800 МРП, либо привлечение к общественным работам на срок от 180 до 240 часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо арест на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет”.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении частного нотариуса подписал старший следователь по особо важным делам СУ ДВД Актюбинской области подполковник полиции К. Турганбаев.

Фабула обвинения такова.

“Набатова О.А. … совершила злоупотребление своими полномочиями в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц, причинившее существенный вред”, говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела от 24.01. 2009 года.

16.07.2009 г. Ольга Набатова нотариально оформила соглашение между Ломаковой Е.А. и Бахтыбаевой З.Т. о задатке по квартире №5, дома №28 в Авиагородке в г. Актобе.

Тут следует оговориться: продаваемая квартира на тот момент находилась в залоге в АО “Ипотечная организация “БТА Ипотека”. Дело в том, что для покупки названной квартиры, в свое время Ломакова брала два кредита в этом банке на общую сумму в 3 млн.175 тыс. тенге под 16,8% годовых. Срок погашения – 2027 год. До того, как вступить в юридические отношения, Ломакова предупредила Бахтыбаеву о том, что квартира находится в залоге, однако последнюю это не смутило.

По соглашению о задатке, покупатель — Зухра Бахтыбаева выдала продавцу — Елене Ломаковой задаток в сумме 1 млн. 200 тыс. тенге в счет причитающихся за квартиру 4 млн. 800 тыс. тенге. В тот же день, у того же нотариуса Ломакова оформила генеральную доверенность на имя Бахтыбаевой, согласно которой доверила последней право подписания от ее имени договоров по коммунальным услугам и телефонной связи, а также предоставлять ее интересы в вопросах погашения кредита в банке, снятия залога, получения правоустанавливающих документов и возможности последующего переоформления квартиры на любых третьих лиц по усмотрению Бахтыбаевой. Доверенность оформлена на три года.

Тут вновь следует оговориться. Причина предоставления столь безграничных полномочий покупателю объясняется просто. Елена Ломакова к тому времени уже имела российское гражданство. Получив задаток, она освободила квартиру Зухре Бахтыбаевой, чем та не преминула воспользоваться и въехала в нее. В течение 8 месяцев, Зухра Бахтыбаева исправно исполняла свои обязанности по погашению долга по банковскому кредиту.

В марте 2009 года, обе стороны оформили договор купли-продажи названной квартиры. Нотариальные действия были совершены у той же Ольги Набатовой.

Прошло еще несколько месяцев. Продавец уехала в Россию, покупатель, — де-факто собственник квартиры, продолжала гасить долг перед банком.

Неожиданно у Зухры Бахтыбаевой, видно, что-то “замкнуло”. Она обратилась в правоохранительные органы с заявлением, что Ломакова-де ее обманула и что она не знала о том, что купленная ею квартира заложена в банке. В отношении Ломаковой СУ ДВД Актюбинской области возбудило уголовное дело.

Приехавшую к родственникам в Актобе, Елену Ломакову полиция арестовала 24 ноября 2010 года. 29 апреля 2010 года, приговором суда №2 г. Актобе она осуждена на 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества, отбыванием срока наказания в колонии общего режима. Суд под председательствованием Р. Кустановой признал Елену Ломакову виновной по ст.177, ч.3, п.“б” — “мошенничество, совершенное в крупном размере”.

Кроме того, суд взыскал с нее материальный вред в сумме 2 млн.35 тыс. тенге; по 100 тыс. тенге за моральный вред – Бахтыбаевой З. и Бахтыбаевой А. (откуда появилась вторая “потерпевшая” — чуть позже).

Согласие раздора

Следствие по уголовному делу в отношении нотариуса Ольги Набатовой продолжается. Ей инкриминируется: совершив соглашение между Ломаковой и Бахтыбаевой, она нарушила п.2 ст.89 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий; незаконно выдала доверенность на продажу квартиры без согласия залогодержателя – АО “Ипотечная организация “БТА Ипотека”; при оформлении договора купли-продажи квартиры не истребовала письменного согласия залогодержателя на отчуждение заложенного имущества.

Обвинение Набатовой следователь Турганбаев сопроводил постановлением о подписке о невыезде и изъятием ее удостоверения личности.

Адвокат Набатовой – Ж. Жаксылыков в судебном порядке обжаловал постановления СУ ДВД Актюбинской области о возбуждении уголовного дела в отношении его подзащитной и изъятии ее удостоверения личности.

Отметив, что в материалах уголовного дела отсутствует доверенность, удостоверенная нотариусом, на которую ссылается следователь, суд №2 г. Актобе под председательствованием Р. Мухамбеткалиевой признал: а) Набатова удостоверила соглашение о задатке, а не на отчуждение квартиры; б) из условий соглашения следует, что обе стороны были осведомлены, что квартира является предметом залога в АО “Ипотечная организация “БТА Ипотека; в) согласно ст.167 ГК РК и Инструкции о совершении нотариальных действий, на выдачу доверенности доверителем не требуется чьего-либо согласия, это волеизъявление самого доверителя; г) в материалах уголовного дела имеется письменное согласие залогодержателя – письмо АО “Ипотечная организация “БТА Ипотека” за исходящим № 04/49-09 от 02.03.2009 г. о том, что банк не возражает против отчуждения квартиры, находящейся у него в залоге и что будет произведено его отчуждение с целью погашения задолженности перед банком; д) согласно ст.121 УПК РК, изъятие удостоверения личности Набатовой является незаконным, поскольку оно не является вещественным доказательством, как утверждает следствие.

Постановлением от 15.02.2010 г., судья Р. Мухамбеткалиева отменила оба постановления СУ областного ДВД. То есть суд признал доводы обвинения несостоятельными.

Прокуратура г. Актобе внесла протест на вердикт суда. 05.03.2010 года, областной суд отменил постановление городского суда от 15.02.2010 г., мотивируя свой вердикт необходимостью проведения дополнительных следственных действий. Дело опять передано в то же следственное управление ДВД, а Набатова вновь вернулась в статус обвиняемой.

“Потерпевшая” с улицы?

В начале этой статьи я цитировала Президента Назарбаева: “А на хрена вы там сидите…”. Вот тут Нурсултан Абишевич, на мой взгляд, попал в яблочко.

“На хрена” сидят в Актобе следователи и прокуроры, можно узнать при скрупулезном изучении материалов уголовных дел в отношении Елены Ломаковой и Ольги Набатовой.

Во-первых, в момент совершения нотариальных сделок покупатель – Зухра Бахтыбаева являлась совершеннолетней (1974 г.р.). Однако в следственные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Ломаковой почему-то обращается ее мать – Анна Бахтыбаева, которая вообще непричастна ни к одной из совершенных по квартирному вопросу сделок. Но именно ее следователь Турганбаев признает потерпевшей стороной. Во все инстанции обращается она, а ее дочь на следственных действиях ни разу не появилась. Тем не менее, суд взыскивает с Ломаковой за моральный вред в пользу Анны Бахтыбаевой 100 тыс. тенге. Согласитесь, любой бы захотел оказаться в роли такой “потерпевшей”.

Судебная эпопея “а-ля по-актобински” примечательна и тем, что вопреки нормам казахстанского законодательства о том, что в подобных ситуациях единственным арбитром может быть суд и только суд, Анна Бахтыбаева, тем не менее, писала жалобы в ГОВД, департаменты финполиции и юстиции, Нотариальную палату с тем, чтобы привлечь Набатову к ответственности. Те официально ответили ей: обращайтесь в суд согласно ГПК. Суд Бахтыбаева-мать обошла стороной, но проторила дорогу в ДВД области.

По словам нотариуса, на следственных мероприятиях А. Бахтыбаева хамила, позволяла себе выражаться ненормативной лексикой, однако следователь Турганбаев не то, чтобы урезонить ее, наоборот, принимал ее позицию, заявляя менторски: “Я знаю, что делаю”. Кроме того, во всеуслышание Анна Бахтыбаева заявляла: “Вы все равно мне будете платить, со следователем у меня договоренность”, бахвалялась наличием у нее высоких покровителей. Актобе – город небольшой, люди рассказывают, что не раз видели Бахтыбаеву-мать в компании следователя за пределами здания ДВД.

Как говорит Ольга Набатова, одну сотрудницу АО “БТА Ипотека” — кормящую мать, следователь Турганбаев продержал в ДВД целый день, а ее саму – с 15 до 23 часов, хотя знал, что нотариус перед этим только перенесла тяжелую операцию.

К сожалению, жалоба другого адвоката Ольги Набатовой – А.Ташмуканова в Генеральную прокуратуру об отмене постановления органов следствия и прекращении уголовного преследования его подзащитной, зарегистрированная в канцелярии главного надзорного органа страны 29.03.2010 года, где он также просил провести служебное расследование по данным фактам, была отправлена для рассмотрения в ту же Актюбинскую областную прокуратуру, где, по слухам, и обитает покровитель Бахтыбаевой. Ответа нет до сих пор.

Во-вторых, о грубейших нарушениях УПК РК при проведении следствия свидетельствуют следующие факты. В деле почему-то не оказалось доверенности, которую Е. Ломакова выдала З. Бахтыбаевой.

Кроме того, иначе как вопиющим нельзя назвать то, что, несмотря на наличие письменного согласия залогодержателя – АО “БТА Ипотека”, на показания свидетелей – сотрудников АО, следователь Турганбаев и сотрудники актюбинской горпрокуратуры утверждают, что такого документа не существует в природе. То ли внезапно и дружно на них напала куриная слепота, то ли у них превратное представление о чести мундира и корпоративной солидарности.

В-третьих, утверждая, что своими действиями Набатова нанесла существенный вред матери и дочери Бахтыбаевым, тем не менее, следователь Турганбаев провел очную ставку Ольги Набатовой с Анной Бахтыбаевой, подчеркиваю, никаким боком отношения к нотариальным сделкам не имевшей. В то же время, он отказывает подследственной Набатовой в очной ставке с лицом-участником сделки – Зухрой Бахтыбаевой. Почему?

Ответы на многочисленные “почему?” отчасти содержатся в обращении в СМИ осужденной Елены Ломаковой: “Не раз следователь предлагал мне в обмен на подписку о невыезде дать показания против нотариуса и работников банка, но я отказалась это сделать”.

Из заявления Ольги Набатовой в Генеральную прокуратуру: “При личных разговорах сотрудники прокуратуры г. Актобе, признавая … незаконность возбуждения уголовного дела в отношении меня, ссылаются на прямое указание Актюбинской областной прокуратуры об отказе в удовлетворении моей жалобы. …Следователь Турганбаев К.Г. и “потерпевшая” Бахтыбаева А.К. совместно ходят на консультации по расследуемому делу…, согласовывают свои действия…, а прокуратура на данные факты никак не реагирует”.

Два года тюрьмы ни за что

Я не случайно начала эту статью с темы коррупции. Взяточничество, круговая порука, сговор, кумовство и другие составляющие этой многоголовой гидры, взращенной на теле государства, не делают чести органам, которые от имени ЗАКОНа вершат несправедливость и беззаконие. Не потому ли так низко пал авторитет этих органов в глазах не только казахстанской общественности?

…Не так давно, предметом внимания многих отечественных СМИ стал такой факт из истории Фемиды г. Актобе. Упомянутая выше судья Р. Кустанова вынесла обвинительный приговор в отношении некоего Доценко. Человек отсидел в тюрьме два года, пока не был оправдан вердиктом Верховного суда РК. Государство возместило моральный и материальный ущерб, нанесенный Доценко неправедным решением судьи Кустановой.

А что же служительница актюбинской Фемиды? Она продолжает “вершить” правосудие. Ни один волос с ее головы, как видим, не упал.

Выполним и перевыполним?

Как известно, в Астане продолжается судебный процесс по так называемому делу статистиков. На допросе один из главных фигурантов дела – подсудимый учредитель ТОО “Киік” Серик Туржанов сказал: “То, что органы предварительного следствия предъявляют регулировать взаимоотношения в экономике через УК, УПК, а не через ГК, может привести к тому, что на скамье подсудимых вместе со мной могут оказаться все бизнесмены, которые участвуют в тендерах или где-то стыкуются с госслужбой”.

По аналогии, если следовать логике турганбаевых и кустановых, то на скамье подсудимых должны оказаться все нотариусы страны. Потому что сделки по подобным квартирным вопросам, они, как и Ольга Набатова, совершают точно так же, по существующим законам и инструкциям. Это подтвердили мне инкогнито некоторые нотариусы Астаны. Но для кое-кого, видать, существуют другие законы, отличные от тех, которые принимает парламент и подписывает глава государства.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...