Об успешности проекта Таможенного союза можно будет судить, в лучшем случае, лет через пять

Быстрые темпы запуска “в строй” Таможенного союза (а именно эта поспешность, во многом, вызывает вопросы и дискуссии вокруг данного проекта), вероятно, во многом были вызваны экономическим кризисом. Такое мнение высказал недавно на круглом столе “Страны Таможенного союза: кризис и посткризисное восстановление” в Алматы Сергей Пухов, старший научный сотрудник Центра развития московской Высшей школы экономики.

Кризис ударил – решили поскорее запустить Таможенный Союз. Вспомним, что с 1995 года были попытки создать такой союз с Белоруссией… А сейчас решили это сделать за несколько месяцев в другом масштабе, учитывая прошлые опыт и подготовку. Но одно дело — ожидания, а жизнь есть жизнь, — справедливо считает г-н Пухов.

Таможенный Союз, по мнению российского экономиста, это в большей мере политическая задача – создать на паритетных началах “что-то большое”, чтобы конкурировать в мире, не теряя при этом суверенитета. “На мой взгляд, это попытка объединения сверху, что достаточно проблематично. Хотя я хотел бы верить в успех этого начинания”.

Г-н Пухов, чей доклад назван был “Экономические связи России и Казахстана”, отмечает, что устойчивыми проблемами наших стран является три основные позиции: высокая импорто- и экспортозависимость, взаимная зависимость национального рынка от одной страны-партнера (хотя, сомнительно, что российская экономика в целом и торговля в частности, так уж зависит от Казахстана), и, в то же время, снижение доли взаимной торговли между нашими странами. Эти основные негативные тенденции достаточно устойчивы, и попытки остановить их, наладив интеграционные процессы, принимались неоднократно. Последней такой попыткой и стало решение о форсировании создания ТС. Теперь, естественно, возникает вопрос — как он отразится на экономике наших стран?

Насколько я понимаю, считается, что произойдет для Казахстана и Беларуси повышение среднего уровня таможенных пошлин, а для России – понижение. Но здесь не все так однозначно, — заявил г-н Пухов.

Видимо, для Казахстана подешевеет, скорее всего, импорт продовольствия (кстати, здесь российский эксперт сослался на казахстанские источники – российских, по этой теме, видимо, просто нет) и нефтепродуктов. Зато инвестиционное оборудование из дальнего зарубежья, все же, подорожает, и тут Казахстану придется принимать какие то меры по смягчению вступления в Союз.

Уже на этапе подготовки к вступлению в ТС, прошедшей не совсем удачно, возникло много вопросов. Конечно, многое можно урегулировать, но если все пойдет так дальше, то при создании ЕЭП, что, как известно, декларируется как конечная цель интеграционных инициатив, “все будет еще сложнее”. Особенно большие вопросы и споры неизбежно возникнут при формировании валютного союза, что очень убедительно показал негативный российско-белорусский опыт – идея перехода на российскую валюту как единое платежное средство, обсуждалась годами и, в итоге, фактически, оказалась дезавуирована.

Самое, на наш взгляд, оригинальное и значимое для всей широкой дискуссии вокруг ТС, сказанное г-ном Пуховым, касалось анализа эффекта межгосударственных интеграционных экономических структур как таковых. Оказывается, вопросов здесь больше, чем ответов.

Чтобы оценить интеграционные эффекты ТС, мы изучали опыт интеграции других региональных союзов, и натолкнулись на такую вещь: вопросом является то, насколько корректно оценивается эффект интеграции. Особенно это касается измерения самого результирующего эффекта интеграции. Мы пришли к выводу, что однозначно сказать, что интеграция привела к успеху, с корректными цифрами в руках, не всегда возможно. Наиболее успешное объединение – МЕРКОСУР, где у некоторых стран наблюдался эффект, связанный с ростом их экономик в мировом ВВП, отмечался рост торговли. Но, в то же время, в интеграционном объединении стран Персидского залива наблюдалось иное: доля их ВВП в мировой экономике после объединения сокращалась. Можно предположить, что для стран с высокой долей сырьевого экспорта интеграционные объединения не приводят к существенным преимуществам, — заявил г-н Пухов.

Данное замечание требует очень серьезного внимания и изучения. А вот следующее – внимания.

— Экономический эффект довольно сложно, проблематично просчитать. Анализируя все ключевые объединения, имеющиеся в мире, мы отметили, что эффект от интеграции проявляется в лучшем случае лет через пять. Только через этот период будут видны какие-то промежуточные итоги.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...