Выступление адвоката Воронова В.И. на юбилейной Копенгагенской конференции

Как бы не пытались мои оппоненты убедить общественность, в том числе и международную, в том, что дело Жовтиса не обладает никакой “эксклюзивностью”, а является обычным уголовным делом, о чем якобы свидетельствует объективная статистика, я заявляю: это не так!

10 июня 2010 года, Копенгаген, Дания

Уважаемые дамы и господа!

Хотелось бы выразить искреннюю признательность организаторам Конференции за предоставленную мне возможность выступить на столь представительном форуме.

Как уже было сказано модератом, я представляю здесь антикоррупционный общественный фонд “Транспаренси Казахстан”, а также являюсь членом Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан.

Действующее законодательство независимого Казахстана, включая его Конституцию и признанные страной международные правовые нормы, в том числе положения Международного пакта о гражданских и политических правах и Факультативного протокола к нему, предоставляет КАЖДОМУ, находящемуся на территории Республики Казахстан, право на судебную защиту его прав и свобод, что также соответствует духу и букве Копенгагенского Соглашения.

К сожалению, приходится констатировать, что, по моему мнению, из всех проведенных в Казахстане реформ в экономической, политической, социальной и других сферах государственной и общественной жизни, судебно-правовую реформу, начатую в далеком уже 1994 году, можно считать наименее успешной.

Несмотря на постоянное совершенствование законодательства, институциональные изменения в судебной системе, укрепление материально-технической базы судов, не достигнуто главной цели реформы: не обеспечен надлежащий уровень правосудия в стране, при котором любому юридическому или физическому лицу, подпадающему под юрисдикцию Казахстана, может быть обеспечено или даже гарантировано вынесение справедливого и законного приговора или решения казахстанского суда.

Причины сложившейся ситуации могут быть различными, но основные из них, как мне представляется, заключаются в:

— общеизвестном достаточно высоком уровне коррумпированности судебной системы;

— отсутствии подлинной, реальной независимости вершителей правосудия-судей (особенно судов нижестоящих инстанций) от влияния внешних и внутренних (в основном — непроцессуальных) факторов.

О том, что подобные проблемы (телефонное право и коррупция в судебной власти) существуют и в других государствах, говорил здесь буквально за 2 минуты до меня представитель Германии г-н Маркус Ленинг.

Ярким примером, позволяющим мне делать такие выводы, является так называемое дело гражданина Казахстана Евгения Жовтиса, который 3 сентября 2009 года был осужден казахстанским судом к 4-м годам лишения свободы за совершение дорожно-транспортного происшествия. Я сознательно не употребляю здесь ставший уже расхожим эпитет — видного казахстанского правозащитника, предпочитая говорить о нем как об обычном гражданине нашей страны, имея ввиду равенство всех перед законом и судом.

Насколько мне известно, дискуссии вокруг этого внешне обычного уголовного дела о “банальном” ДТП, шли на различных уровнях, включая недавно проведенный в Варшаве ежегодный Семинар по человеческому измерению в рамках мероприятий ОБСЕ. И в них принимали участие в основном люди (правозащитники, общественные деятели, политики, судьи, представители госорганов Казахстана и его дипломатических кругов и т.д.), не имеющие к делу никакого ни юридического, ни фактического отношения.

Представляется, что мое мнение как участника всех судебных процессов в отношении Евгения Жовтиса от суда первой инстанции до Надзорной коллегии Верховного суда в качестве его адвоката, тоже может заслуживать внимания участников сегодняшней Конференции.

Как бы не пытались мои оппоненты убедить общественность, в том числе и международную, в том, что дело Жовтиса не обладает никакой “эксклюзивностью”, а является обычным уголовным делом, о чем якобы свидетельствует объективная статистика, я заявляю: это не так!

Готов заключить пари с любым из моих оппонентов на любых даже самых невыгодных для себя условиях: пусть они предоставят хотя бы один (!!!) приговор , вынесенный судами Казахстана за 20-ть лет независимости, по которому человек при аналогичных с делом Жовтиса обстоятельствах, то есть:

— ранее не судимый и не привлекавшийся к уголовной и прочим видам ответственности, то есть не нарушавший закон;

— характеризующийся исключительно положительно;

— которому инкриминируется совершение неосторожного деяния, по закону относящегося к преступлениям небольшой тяжести;

— управлявший технически исправным автомобилем, в трезвом виде, без превышения установленной скорости движения и с соблюдением других правил дорожного движения;

— оставшийся на месте совершения ДТП, вызвавший дорожную полицию и машину “Скорой помощи”, для пострадавшего пешехода, грубо нарушившего правила дорожного движения и явившегося причиной аварии;

— принявший все возможные с его стороны меры для заглаживания причиненного вреда и примирения с потерпевшей стороной,

был признан судом виновным и осужден к наказанию в виде 4-х лет реального лишения свободы с изоляцией от общества (при максимально возможном — 5 лет лишения свободы).

Если таковой приговор будет обнаружен, то я готов публично признать свою неправоту и убедить моего подзащитного последовать этому примеру.

Но этого не произойдет, поскольку я абсолютно убежден: больше ни одного такого дела и приговора в судебной практике Казахстана, а возможно и других государств, представленных здесь, просто не существует.

И именно по этой причине так называемое дело Евгения Жовтиса стало своеобразной лакмусовой бумажкой, благодаря которой проявились все очевидные и скрытые недостатки и проблемы казахстанского правосудия.

Благодарю за внимание!

Новости партнеров

Загрузка...