Мечта Данияра Тиесова

“Мы должны обеспечить нефтяникам рыночные, реальные условия и быть конкурентными по отношению к экспортной цене. Это наша мечта, и мы к этому стремимся”, сказал на пресс-конференции в среду управляющий директор по переработке и маркетингу нефти АО НК “КазМунайГаз” Данияр Тиесов.

Г-н Тиесов сообщил журналистам эксклюзивную новость: на прошлой неделе НК КМГ погасила долг по японскому займу, который был привлечен на модернизацию первого этапа реконструкции Атырауского НПЗ. Этот проект осуществлялся в 2003-2006 годах с участием японских компаний и с привлечением японского банка международного сотрудничества под государственную гарантию РК.

— Займ привлекался в японских иенах. С учетом того, что курс иены постоянно меняется, могу сказать, что на сегодня погашение составило около 145 млн. долларов в перерасчете по курсу. Когда мы подписывали контракт, общая сумма займа составляла 335 млн. долларов, — сказал он.

О модернизации

— Сегодня банки не заинтересованы в том, чтобы давать деньги на модернизацию нефтеперерабатывающих заводов в связи с тем, что доходность в данном секторе является отрицательной. Поэтому реализовать проекты по модернизации предприятий без поддержки государства станет проблематично.

А модернизировать надо срочно, иначе произойдет то, что может негативно сказаться на энергетической безопасности и целостности нашей страны. Казахстан окажется зависим в энергетическом плане от внешних заводов, которые будут находиться не на нашей территории.

Кроме того, есть опасность, что если уже в скором времени заработают директивы о внедрении стандартов евро на территории республики, Таможенный союз, а мы не успеем завершить модернизацию, тогда вопрос будет стоять о закрытии этих заводов.

Еще один важный момент. Все НПЗ являются градообразующими.

Другой момент. Сегодня все понимают, что ездить на бензине — дорогое удовольствие. Следовательно, мы должны учиться экономить. А экономия возможна только на дизельном топливе.

Другое дело, что отечественные НПЗ на сегодня не могут представить соответствующий продукт с учетом нашего холодного климата, когда полгода зима, на морозе машины не заводятся. Но мы поставили задачу: через четыре года будем выпускать качественный продукт, который позволит все эти вопросы снять.

Подстегивающим фактором является коридор Западная Европа – Западный Китай. Если он заработает и если мы не представим требуемую часть транзитного дизельного продукта для заправки большегрузных автомобилей, которые будут идти по этому коридору через нашу страну, то грош нам цена. Если мы его не предоставим, то это сделают китайцы или русские. Нам это нужно?

Плюсы и минусы НПЗ

Плюс Павлодарского НХЗ – он самый современный в Казахстане. Минус “самый жестокий” — он работает и будет работать в отдаленной перспективе на чужой нефти.

Для осуществления бесперебойной работы завода КМГ осуществляет закуп у российских нефтяных компаний по тем ценам, которые существуют на рынке. В целях обеспечения энергетической безопасности казахстанская сторона хотела бы иметь в лице акционеров этого предприятия крупные нефтяные компании Российской Федерации. Поэтому КМГ ведет переговоры с одной из российских нефтяных компаний о продаже на рыночных условиях до 50% доли участия в Павлодарском НХЗ.

(Назвать потенциального покупателя отказался: “Будет некорректно в момент проведения переговоров объявлять название этой компании. Как только мы завершим сделку, мы придадим огласке все ее аспекты – по цене, условиям приобретения и обязательствам сторон”).

Фишка Атырауского НПЗ в том, что это единственный завод, который в ближайшей перспективе будет обеспечен отечественной нефтью на 100%. Он находится в центре наших нефтяных месторождений. Сейчас КМГ активно вкладывает в него деньги, чтобы обеспечить его конкурентноспособность.

Преимущество Шымкентского НПЗ в том, что он находится в самой густонаселенной части страны, значит, там всегда будет потребление.

Мы смотрим не столько на баланс отдельно взятого завода, сколько на тот, который будет складываться в республике с учетом всех трех заводов. Хочешь не хочешь, но Таможенный союз реально уже есть, есть поставки из России, но и мы должны быть готовы к тому, чтобы поставки осуществлялись в Россию.

О цене на нефть

— В настоящий момент нефть перестала быть только рабочим инструментом или сырьем. Сейчас нефть — это устойчивый финансовый инструмент, который вкладывается в инвестфонды, финансовые институты и т.п. Именно они подогревают высокую цену на нефть. Но чудес на свете не бывает. Если цена на нефть высокая, весь мир несет значительные убытки в области нефтепереработки. Нефть приходится покупать по высокой цене, а на переработке и реализации компании несут значительные убытки. Этот перекос наблюдается во всем мире.

На сегодня по большому счету происходит скрытое дотирование от нефтяников нашего отечественного рынка. Этот перекос надо устранять, потому что если нефть не будет приобретаться по справедливой рыночной цене, это приведет к тому, что будет меньше налогов и всего прочего. Т.е. нужно делать модернизацию заводов и покупать нефть по рыночной цене. Чем доставлять нефть куда-то за тридевять земель, лучше продать ее здесь на НПЗ.

Но мы должны обеспечить нефтяникам рыночные, реальные условия и быть конкурентными по отношению к экспортной цене. Это наша мечта, и мы к этому стремимся.

Не должно быть скрытых дотаций. Мы просчитали, что при проведении модернизации и при поддержке нас со стороны государства, а период модернизации самый тяжелый, когда новых нефтепродуктов еще нет, а приходится вкладывать значительные деньги, — так вот, после модернизации цены на нефтепродукты будут стабильно невысокие. Мы сможем покупать нефть по рыночным условиям, что в целом приведет к оздоровлению ситуации. Нефтянику должно быть все равно: продаешь ты нефть отечественному НПЗ, или уходишь на экспорт. Только тогда у нас будет нормальная, цивилизованная отрасль с нормальными, цивилизованными законами.

О ценах на ГСМ

“ZONA.kz”: — Ваши прогнозы на цены ГСМ?

— Есть ключевой момент, который мы должны учитывать, чтобы спрогнозировать будущие цены на ГСМ. Это, в первую очередь, Таможенный союз, будущее единое экономическое пространство. Соответственно, нефтепродукты из России и Белоруссии должны иметь доступ на рынок Казахстана. Но тут есть ряд моментов.

Дело в том, что в цене нефтепродуктов, которые поступают к конечному потребителю, есть большая налоговая составляющая в виде акцизов, которые платят при реализации данной продукции. Но есть вопросы, потому что у нас не гармонизирована система налогов.

Мой прогноз таков: произойдет выравнивание цен. Если в РК будут низкие цены, то начнется отток нашей продукции в регионы РФ, особенно приграничные. Причем если мы это будем запрещать, то пойдет нелегально. Законы экономики никто не отменял. Там, где можно получить дополнительную маржу, туда, соответственно, будет происходить отток товаров.

Поэтому в моем понимании, для защиты рынка и сбалансированности должно произойти выравнивание цен на ГСМ – как в России, так и у нас. Цена должна быть где-то посередине.

Не секрет, сегодня цены на ГСМ в России значительно выше, чем в Казахстане. Мы будем стремиться к тому, чтобы мы все-таки пошли не по российскому сценарию, а по казахстанскому. Принцип переговоров говорит, что это не одностороннее движение, а можно найти общую середину.

Но в целом, рынок сам по себе будет выравнивать цену. Я думаю, наиболее оптимальным сценарием будет пропорциональное снижение цены в РФ и, соответственно, небольшое повышение цен у нас.

О битуме

“ZONA.kz”: — Позволят ли производственные мощности строящегося битумного завода в г. Актау закрыть потребности отраслей экономики страны, в частности, строительной? Сколько новых рабочих мест будет создано на заводе?

— Вопрос достаточно интересный. Я для себя его ставлю по-другому. Надеюсь, что темпы дорожного строительства в Казахстане еще много лет будут достаточно высокими. Вложив в создание завода определенное количество денег, мы рассчитываем получить его окупаемость. 450 тыс. тонн в году — это очень большая цифра. Чтобы проект окупался, необходимо его стабильное потребление в течение долгого периода. Поэтому с точки зрения того, что мы закроем потребности страны, мы за это не переживаем. Мы переживаем за то, чтобы у наших дорожников глаза горели, и они как можно больше строили.

Что касается создания рабочих мест, то их будет порядка 250. Но здесь вопрос не столько о создании новых рабочих мест. Битумный завод строится на месте бывшего бездействующего завода стройпластмасс. Во время СССР там работали 750 человек. Завод закрыт, потихоньку разрушается. Для нас это решение диверсификации, будущей занятости непосредственно тех работников, которые там уже были задействованы. Это одна из социальных проблем, которая стоит в Магистауской области остро. Прежний завод-гигант, который так и не вышел на проектную мощность, был оторван от рынка сбыта. Сейчас благодаря строительству битумного завода, частично решаем вопрос о будущей диверсификации.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...