Дарья Донцова пусть отдыхает

Адвокат Бирлика Мендыбаева – Ирина Осокина

Ирина Осокина

Детективный роман следователя в виде обвинительного заключения, … – это полнейший бред и юридическим документом его назвать просто не поворачивается язык”, сказала в прениях адвокат Бирлика Мендыбаева – Ирина Осокина. И добавила: “Донцова пусть отдыхает”.

Вчера, подсудимые: учредитель ТОО “Фирма “Киік” Серик Туржанов, экс-заместители председателя Агентства по статитстике Нурман Баянов и Бирлик Мендыбаев в суде сказали свое последнее слово.

Никто из них не признал своей вины.

По мнению адвоката Нурлана Бейсекеева, защищающего интересы Нурмана Баянова, в чем преступление, если Агентство по статистике сделало заказ победителю конкурса по госзакупкам – фирме “Киік” и перечислило причитающуюся ей по договору сумму, а поставщик услуг на изготовление переписного инструментария и доставку его к местам назначения исполнил заказ в срок и качественно?

А если часть бюджетных денег ушла на сторону, то почему финансовая полиция не предъявила обвинение непосредственно тем, кто, действительно, вступил в преступный сговор и обналичил часть бюджетных средств через лжепредприятия?

Гора родила мышь, резюмировала выводы следствия и обвнения адвокат Серика Туржанова — Венера Нургалиева.

Адвокат Нурмана Баянова -  Нурлан Бейсекеев

Нурлан Бейсекеев

В прениях, адвокаты и подсудимые по каждому пункту документально постарались убедить суд в полной несостоятельности и даже абсурдности обвинения.

Я так и не понял, что я нарушил. Что я украл? Ни одного доказательства не только органами предварительного следствия, но и обвинения не добыто. В материалах следствия изобилуют фразы : “при неустановленных следствием обстоятельствах” Шмерлинг, якобы договорился с Мешимбаевой; “при неустановленных следствием обстоятельствах” Мешимбаева договорилась с Баяновым и Мендыбаевым и т.д. Спрашивается, где факты, неужели только вот эта фраза: “при неустановленных следствием обстоятельствах” — служит основанием, чтобы обвинить людей и дать им срок? Ни одного серьезного ответа от гособвинения я не получил. Где те деньги, которые, якобы растрачены? Где те люди, которые, якобы использовали эти деньги?”, спрашивал в своем последнем слове Нурман Баянов.

Я до сих пор не пойму, что мне надо было сделать такого, чтобы не попасть на скамью подсудимых? Не включать в техспецификацию требования разработки или доработки бланков? Хорошо. А как обязать поставщика вносить те изменения, которые как мы знаем, делались до последнего момента, практически до момента начала тиражирования? Не включать требования по анализу опыта? Хорошо. А как убедиться, что поставщик понял, что от него в конечном итоге требуется? Не включать другие требования? Хорошо. А как гарантировать, что в результате мы получим ту продукцию, в том качестве, в котором требуется? А потом сидеть сложа руки, ожидая, что это сделает неизвестный поставщик? Это было бы просто халатное отношение к тому делу, которое мы делали.

Адвокат Серика Туржанова - Венера Нургалиева

Венера Нургалиева

К сожалению, никто из поставщиков в свое время не смог предложить версию бланков, лучше той, которая была разработана в недрах агентства. Ну, и слава Богу, агентство не понесло никаких затрат, только наработало опыт. Поставщик не умер от перенапряжения. Время на согласование было сэкономлено, сроки все выдержаны.

Так что мне надо было сделать? Оставить техническую спецификацию в таком виде, в каком она была? В чем моя корысть и неправомерные действия?” – это – Бирлик Мендыбаев.

27 томов составляют материалы уголовного дела по обвинению Серика Туржанова в якобы превышении своих должностных полномочий по “Казкосмосу”.

Передо мной государство, правительство ставило задачу вывести космическую программу на мировой уровень. И мы сделали программу развития космической деятельности до 2020 года. Это было сделано нашей командой, доложено главе государства. И сегодня Казахстан живет по этой программе развития космоса.

Сегодня гособвинитель просит суд изолировать меня на 10 лет от общества. За то, что я заключил договор с Московским институтом теплотехники. Единственный акционер и учредитель – государство — сам принял решение о госзакупе из одного источника — ФГУ “Московский институт теплотехники”. В чем моя вина?

Другой проект – “Сары-Шаган”, по которому закуплено и поставлено на баланс АО оборудование. Закупку одобрил научно-технический совет министерства образования и науки. По проекту “Сары-Шаган” МОН сам издает приказ о закупке оборудования для командно-измерительного комплекса не по бюджетной схеме. А впоследствии также единственный акционер приходит к решению о закрытии этих проектов. Так в чем же выразилось мое преступление? В чем проявляется, якобы моя преступная роль: превышение служебных полномочий?

Будучи уже вице-президентом торгово-промышленной палаты, всегда использовал свою возможность и полномочия, чтобы высказать свою позицию относительно таких явлений, как лжепредпринимательство, из-за которых могут пострадать честные предприниматели. Борясь с этим явлением, сам оказался втянут в этот водоворот. Проверив на надежность компанию “МакЦентр”, мы не могли предположить, что “Макцентр Казахстан”, не поставив нас в известность, заключит договор с ТОО “ЭкспрессСтройНС” и перезаключит дальше договора.

Мы, как частная компания ТОО “Фирма “Киік”, не обладаем контрольно-надзорными функциями для того, чтобы проверять другие компании, подобные нам. Мы заключили договора, деньги перечислены, услуги получены”, — цитата из последнего слова Серика Туржанова.

Далее – его опровержение версии следствия и обвинения о существовании ОПГ и сговора: “С моими сотоварищами по несчастью я раньше не был знаком, но судьба нас связала в единый узел. Общаясь с ними более года в условиях заточения, я узнал, что это кристально честные люди. Нурман и Бирлик — интеллигенты в полном смысле этого слова. Это высокообразованные профессионалы, любящие страну и Родину люди.

Все обвинения притянуты за уши. Якобы мы договорились, распределили роли. Если бы мы договаривались о чем-либо, если бы мы распределяли между собой роли, то до сегодняшнего дня мы были бы уже врагами и обвиняли друг друга в случившемся. Но, слава Богу, этого не произошло, потому что мы друг другу ничего не должны, нам нечего делить. Мы не распределяли между собой роли и не обсуждали никакого вознаграждения. Сегодня мы сидим в заключении, мы видим, что все притянуто за уши. По чьим-то внутренним убеждениям, по чьему-то умыслу разработана целая концепция обвинения”.

Мне очень жаль, что сторона обвинения пошла легким путем: она установила лиц, виновных в совершении преступлении – тех, кто не по назначению перечислил деньги, кто нашел посредников для снятия денег, кто обналичивал, кто получил и вывез эти деньги из страны. Все об этом знают — и сторона обвинения, и следственные органы! И, наконец, организаторов этого преступления государственное обвинение и следственные органы тоже знают.

Но установив лиц, совершивших хищение денежных средств, они не желают их искать. Я еще раз хочу сказать, что сегодня международная система такова, что любого человека в мире можно найти в ближайшие несколько месяцев. И в этом нет никакой проблемы.

Однако, не предъявив им обвинения, они решили найти просто крайних. И крайние сегодня сидят на скамье подсудимых. Но нельзя размениваться жизнями людей. Нельзя людей держать годами в тюрьмах за то, что они ничего не совершали.

Тяжело осознавать происходящее, что это происходит наяву, а не в кошмарном сне, что это происходит в родной стране, а не в стане врага.

Я ни в чем не виноват и не совершал тех преступлений, в которых меня обвиняют. На моем месте может оказаться любой руководитель государственных служащих, любой руководитель нацкомпании, любой государственной структуры, повторяю, любой!

На моем месте может оказаться любой предприниматель, который принял участие в государственном тендере. Я хочу подчеркнуть – любой. Даже если человек выполнил полностью свои обязательства, его могут осудить.

Государственный обвинитель - прокурор Берик Кулмагамбет

Берик Кулмагамбет

Сегодня в стране создается самый страшный прецедент — обвинение невинных” — в комментариях эти слова Серика Туржанова не нуждаются.

Напомню, государственный обвинитель — прокурор Берик Кулмагамбет просил суд о мерах наказания: Серика Туржанова, Нурмана Баянова и Бирлика Мендыбаева – лишение свободы на 10, 7 и 6 лет соответственно, с содержанием в колонии общего режима, с конфискацией имущества и без права занимать руководящие должности в органах госслужбы в течение ряда лет.

На оглашение приговора судья Есильского районного суда № 2 Ерлан Тасыров взял три дня. Этим днем станет 2 июля. Правда, судья уточнил: “Предварительно”.

Поспешность для вынесения вердикта для столь сложного уголовного дела, процесс по которому длится ровно 5 месяцев, крайне удивила его участников.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...