Под властью анархии

Кыргызстан прощается с институтом президентства

После жестокого столкновения этнических групп в Кыргызстане, как-то быстро прошел референдум, на котором был поставлен вопрос о введении в этой стране парламентской формы правления. И, несмотря на то, что нынешний глава Временного правительства (ВП) Роза Отунбаева провозгласила себя президентом, она, как и сам этот пост в соседней республике, уже в ближайшее время канут в лету. Вроде отцам кыргызской демократии пора праздновать победу, но не тут-то было. Как рассказывает в интервью ZONA.kz Толганай Умбеталиева, гендиректор Центральноазиатского фонда развития демократии, парламент может стать официальной площадкой для проникновения во власть экстремистских групп.

***

— Как будет работать модель парламентской республики в Кыргызстане, с учетом низкого доверия местного населения к временной власти и других дестабилизирующих факторов?

— В Кыргызстане, согласно предложенной Конституции, будет функционировать смешанная модель, парламентско-президентская. Такой переход в новое качество осуществляется при поддержке, в первую очередь, значительной части политической элиты страны.

Относительно же населения сложно сказать, так как никакой информации об уровне информированности общества относительно особенностей формирующей политической системы, и об уровне поддержки этой модели, нет. Тем более что, как отмечали наблюдатели, в бюллетене ответы на два вопроса не были разделены. Тем самым, можно заключить, что Временное правительство пока авансом получает поддержку со стороны населения, поскольку альтернативы в стране ему пока нет.

Работа новой модели в большей степени будет зависеть от того, смогут ли политические силы, которые пройдут в парламент, прийти к компромиссу и сформировать эффективное и профессиональное правительство. Пока же, расклад партийных сил в стране вызывает лишь сомнения относительно того, что на предстоящих выборах одна партия получит достаточно мест для формирования собственного парламентского большинства.

Учитывая, что сейчас лидерство в ВП перехватил Омурбек Текебаев, председатель партии “Ата Мекен” и основной разработчик новой Конституции, кроме того, согласно последним социологическим данным (май 2009 г.), эта партия среди других партий в большей степени пользуется поддержкой у населения, можно, конечно, допустить, что большее число мест получит именно она. Но все же этого будет недостаточно для создания ею правительства.

Поэтому, скорее всего, будет создано парламентское большинство несколькими партиями (например, “Ата-Мекен”, СДПК, “Ак-Шумкар”, “Асаба”), для того, чтобы сформировать коалиционное правительство и таким образом, сохранить за собой всю полноту власти. Но такого рода политические альянсы функционируют эффективно, если им удастся сохранить устойчивость и стабильность.

Тогда как стабильность и устойчивость возможной конструкции в Кыргызстане вызывает так же большие сомнения по той простой причине, что механизм власти в значительной степени в республике носит неформальный характер и завязан на конкретных людях, а не на утвердившихся процедурах. К тому же, не исключено, что борьба за важные министерские посты разгорится не на шутку, тем более что старт ей уже дан.

В частности, не забылась ситуация, когда на должность руководителя Таможенного комитета тремя представителями ВП с интервалом в несколько дней были назначены три человека: Темир Сариев (лидер партии “Ак-Шумкар”) назначил Д.Федерова, Азимбек Бекназаров (лидер партии “Асаба”) – Э.Акматова и Алмазбек Атамбаев (лидер СДПК) – К.Кулматова. Поэтому важно: договорятся ли они о разделе зоны ответственности особенно в экономической сфере, судя по политическим программам этих партий, они придерживаются разных подходов и их позиции достаточно различаются, например, какая экономическая модель должна в идеале функционировать в стране.

Кроме того, новой власти необходимо будет продемонстрировать свою готовность играть по правилам демократии, в связи с этим в парламент в той или иной степени будут допущены и другие мелкие партии, которые и образуют парламентское меньшинство, то есть оппозицию большинству. Наличие коалиционного большинства и оппозиции в парламенте не позволят сохранить стабильность и устойчивость как в представительном органе в целом, так и в коалициях, в частности. В силу чего, нестабильность власти в стране может стать хронической.

— Не станет ли парламент официальной площадкой для прихода во власть тех или иных политических сил, в том числе и экстремистских?

— Полностью исключать такой сценарий, думаю, не стоит, так как этнические группы, проживающие в стране, в частности, узбеки пожелают быть представленными в законодательном органе, с целью защищать свои интересы. Тем более что последние события на юге страны формируют запрос на создание такой партии. Кроме того, согласно Конституции, запрета на создание партии этническими группами нет. Поэтому, в перспективе, через этнические партии, в случае, если они будут созданы, вероятность проникновения во власть экстремистских групп очень высока.

— Какова вообще идеальная модель управления Кыргызстаном?

— Это достаточно сложный вопрос. Страна находится в поиске своего пути, к сожалению, этот процесс поиска протекает достаточно болезненно как для всей страны, так и для элиты, и имеет трагические последствия. Конечно, в нынешних условиях говорить о возврате к президентской форме правления не приходится, складывается ощущение, что в обществе выработался стойкий иммунитет на эту форму правления. Хотя и звучат призывы, что необходима сильная личность, которая не позволит кыргызам потерять свою государственность, но они очень слабы и не находят поддержки среди населения.

— Роза Отунбаева, по собственному заявлению, становится президентом – главой правительства КР. Как долго она продержится на этом посту с учетом разномастности ее окружения, узаконения парламентской республики?

— Роза Отунбаева сохранит пост президента переходного периода до 2011 г., то есть до тех пор, пока не будут проведены выборы нового президента. Учитывая личные качества, которые она демонстрирует с момента прихода к власти ВП, и профессиональные, следует сказать, что пост президента постепенно будет терять свой вес и роль в политической системе.

Тем более что за президентом, согласно новой Конституции, сохраняются лишь представительские функции, тогда как решение внутриполитических и, особенно, экономических вопросов закрепляются за парламентом и правительством. Скорее всего, по этой причине ее кандидатура на пост президента переходного периода была решена достаточно быстро и не вызвала больших споров и разногласий внутри ВП.

Соответственно, Р.Отунбаева постепенно “выпадет” из политической игры внутри страны, и после окончания президентского срока, возможно, она будет перемещена на дипломатическую работу или на партийную. Многое, конечно, будет зависеть и от, того, как она сможет выстроить внешнюю политику страны, проваленную прежним руководством. В то время как судьба поста президента и его роли в новой политической модели остается под вопросом.

— Не являются ли события в Кыргызстане экспериментом, проводимым внешними силами для апробации модели дестабилизации и экспорта нового вида революций на другие страны?

— Я не думаю, что в ситуации в Кыргызстане принимают участие внешние силы. Более того, крупные игроки не заинтересованы в дестабилизации региона, их основное внимание сейчас приковано к Ирану и его ядерной программе, далее Афганистану. Кыргызстан, конечно, включен на повестку дня многих стран, но не имеет такого первостепенного значения. Кроме того, как Европа, так и США изменили свои позиции к странам региона, “демократические инструменты” отошли на второй план.

— Почему до сих пор не принимают каких-либо активных действий региональные силы по безопасности и стабильности ситуации в регионе (ОДКБ, ОБСЕ и др.)?

— Думаю, что это связано, как с процедурными вопросами – согласования решения, так и ролью международных организаций, которые не должны вмешиваться во внутриполитические проблемы. Основой конфликта на юге Кыргызстана является борьба политических сил за власть в стране. В связи с этим, активное участие международных организаций автоматически будет расценено как оказание поддержки той стороне, которая временно находится у власти. Но эти силы пока не подтвердили свою легитимность, не получили мандат доверия со стороны населения, не вошли в правовое поле. Поэтому для ОБСЕ, ОДКБ политические последствия могут быть неоднозначными. К тому же конфликт не принял регионального характера, он остается внутриполитическим, кроме самих жителей Кыргызстана в нем другие республики не принимают участия. В итоге, нет причин и поводов для активного вмешательства международных организаций.

— Через какое время ситуация в соседней республике придет в прежнее русло, чтобы хотя бы наши граждане могли бы без страха отдыхать на Иссык-Куле?

— Сложно сказать, когда именно. Думаю, что все будет зависеть от политики ВП или тех, кто сможет прийти к власти легитимным путем, и их отношения к семье экс-президента. Как известно, обострение ситуации на юге Кыргызстана произошло после заявления членов правительства о необходимости наказания бывшего руководства страны и привлечения их к уголовной ответственности. Хотя и есть заявления членов ВП, что эти провокации заранее готовились, но поводом все же послужила жесткая позиция по отношению к членам семьи Бакиевых.

В связи с этим не следует исключать, что попытки возобновить подобную политику вызовет ответную реакцию, тем более что семья экс-президента продемонстрировала свои силы и позицию, суть которой заключается в защите своих интересов любыми средствами. К.Бакиев достаточно реалистично оценивает положение дел в стране и свое положение, и прекрасно понимает, что власть в Кыргызстане для него потеряна. Если сейчас ВП и экс-президент смогут достичь компромисса относительно дальнейшей судьбы его и членов его семьи, скорее всего, такого рода конфликтов больше не будет, но нестабильное положение власти, к сожалению, еще сохранится.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...