Гульжан Ергалиева: “Владимир Козлов – это “булыжник”, который Мухтар Аблязов кинул в “огород” Нурсултана Назарбаева”

В свете информационного конфликта между газетой “Свобода Слова” и медийными ресурсами Мухтара Аблязова, мы встретились с Гульжан Ергалиевой, главным редактором “СС” и попросили ответить на ряд вопросов.

***

— В сентябре этого года, в прессе, подконтрольной Мухтару Аблязову, прошла обильная информация по так называемому “заговору южан”. Как вы думаете, какая часть информации соответствует действительности? И был ли на самом деле этот заговор?

— Я не могу отвечать за источники других изданий, в том числе тех, которые вы сейчас назвали. Тем не менее, и наша газета неоднократно писала о вероятности заговора в высших эшелонах казахстанской власти. Мы выдвигали свои версии, наши источники находили определенные детали этого возможного крупного конфликта, который сегодня многими экспертами, включая зарубежных, расценивается чуть ли ни как политический кризис в казахстанской власти.

Я могу говорить только то, что известно нашей газете. Был ли сам заговор или не был – это вопрос непосредственно к президенту Нурсултану Абишевичу Назарбаеву или службам аппарата президента, которые обязаны знать об этой проблеме. К сожалению, все структуры, отвечающие за безопасность страны (включая Совбез) молчат и это очень двусмысленное молчание. Я воспринимаю это так, что заговор возможно есть и был, а сейчас просто данный клубок распутывают и пытаются разобраться что к чему и как было на самом деле. С другой стороны, может быть нечего ответить и пытаются замолчать проблему, но это тоже в пользу того, что заговор был.

— Гульжан Хамитовна, в последнее время со стороны медиа-ресурсов Мухтара Аблязова (“Голос Республики”, “Взгляд”, “Моя Республика”, “Азат”) вас обвиняют в сотрудничестве с властью. Как вы можете это прокомментировать?

— Во-первых, не в последнее время – давайте будем уточнять. Меня обвиняют эти газеты и к ним прилегающие источники массовой информации, включая новоявленные Рахата Алиева после его побега из страны, где-то с 2004-05 года – по тем или иным поводам.

Никак не могу прокомментировать. Наверное, это их какие-то собственные планы, не понятные для меня намерения. Вот любит парень девушку, а та не отвечает ему взаимностью. Тогда он страдает, жалуется, плачет или злится, мстит – что-то в этом роде. Меня они, конечно, называют “бабушка”, тем не менее, относятся как к девушке. Видимо, я им нравлюсь очень – крайне неравнодушное отношение.

Когда человек обижен или страдает очень сильными эмоциональными чувствами, тогда он не может быть объективным. Таким людям можно посочувствовать, помочь, как-то посодействовать. В таком состоянии все оценки – сущий вымысел. Всегда пытаются задеть “Свободу Слова”, лично меня. Я даже обращалась с открытым письмом к Ирине Петрушовой, которая Большая тетя Ира всех этих газет и их главных редакторов, чтобы она извинилась лично за клевету, которая была года полтора назад в “Республике”. Якобы я якшаюсь с аппаратом президента, получаю “заказы” на каких-то высоких чиновников и так далее.

Мне как-то обидно, что профессиональные люди, довольно образованные, занимаются очень серьезными темами в своей биографии, почему это соседствует с недостойными приемами пустой клеветы. Зачем к ним прибегать? Они ведь неэффективны, потому что в них мало верится. А во-вторых, это вызывает определенные сомнения в репутации источников, которые пытаются человека задеть, оклеветать, испортить репутацию. Такие методы, как правило, не достигают своей цели.

Можно предположить, что это некоторая внутривидовая борьба, конкуренция. Эти газеты и “Свободу Слова” относят к оппозиционному полю в журналистике. Возможно, есть и такой мотив: методами принижения или какого-то утрирования попытаться поднять себя в лице публики. Это маловероятно, но тем не менее. Тиражность “Свобода Слова”, высокое доверие читателей может вызывать зависть. Наша газета сегодня уважаема даже властью, потому что она вынуждена считаться с публикациями в “Свободе Слова”, пытается реагировать напрямую или косвенно. Мы это видим. Очень много мы публикуем на тему обманутых дольщиков, где замешаны “киты” нашей экономики, политики – как мы говорим “лица приближенные к президенту”. Например, бывшие премьер-министры Сергей Терещенко, Имангали Тасмагамбетов, прилегающие к ним десятки структур. Так или иначе, верховная власть реагирует на нелицеприятные статьи-расследования.

“Свобода Слова” добилась того, чего не могут добиться многие СМИ в Казахстане – мы стали влиятельной газетой. Если мы стали влиятельным изданием, разве обязательно Ергалиеву обвинять в том, что она служит администрации президента?

— Как вы относитесь к Мухтару Аблязову и Владимиру Козлову? К “яичному инциденту” 27 октября в Национальном пресс-клубе?

— Мое личное отношение к господам Козлову и Аблязову не восторженное и не равнодушное. Те, кто следят за политическими событиями в Казахстане последние лет десять, понимают, что отношения между определенными силами, фигурами казахстанской политики уже ясны. Они не дежурные “хорошие” или “плохие”, а очень разные. В зависимости от того, какова ситуация и каковы поступки тех или иных фигур, как они соприкасаются в этих обстоятельствах, имеются ли между ними мосты, являются ли на данный момент единомышленниками. За десять лет все это было очень по-разному – и попытки совместной работы, и ситуации, когда она становилась невозможной.

Что касается предложения Владимира Козлова выдвинуться на пост президента в 2012 году – это просто вызов (власти, определенной части оппозиции, некая проверка реакции той и другой стороны). Это не является политическим шагом – это PR-кампания.

Оппозиция, если уж она есть у нас в Казахстане, то 2005-ый год показал, что кандидат должен быть единым. Не только от оппозиционных партий, а от всех здравых сил, которые объявляют себя оппонентом действующей власти – НПО, профсоюзные организации, творческие союзы и так далее. Вот тогда я понимаю, что это настоящий кандидат, полноценная альтернатива и соперник действующему президенту Назарбаеву. А вот это все просто шутовство. Есть у нас Амантай кажи, Базильбаев, которые выполняют такую роль – лишь бы прокукарекать и создать формальную альтернативу. Но это же все фарс, комедия. И сам господин Козлов опустился до этого уровня. Если он серьезный политик, лидер незарегистрированной партии, он должен прекрасно понимать эти элементарные законы политики.

Казахстанская оппозиция – это не баран чихнул. Это серьезное движение, которое имеет достаточно авторитетную биографию, наработало большой опыт, и зачем лезть поперек батьки, понимая, что это абсолютно бесперспективное дело? Цель, как я понимаю – сыграть на личную войну между Мухтаром Аблязовым и президентом Назарбаевым. Здесь политика используется как средство личной борьбы, булыжник, чтобы кидаться друг в друга. Козлов – это “булыжник”, который Мухтар Аблязов кинул в “огород” Назарбаева, чтобы проверить реакцию. Я не думаю, что умный Мухтар Аблязов или опытный Владимир Козлов на полном серьезе “парят народу мозги” про кандидата в президенты. Это просто игры.

Зачем провоцировать определенную часть населения, которая еле-еле сдерживает свои эмоции, обиды, негативный потенциал, чтобы куда-нибудь его не выплеснуть. Все на пределе. Вместо того чтобы направить эту силу в сторону осознанного выбора в будущих политических баталиях (парламентские, президентские выборы), грамотно и осторожно работать с этим народом, его просто провоцируют. И вот результат: “получай фашист гранату”, то есть Козлов яйца.

— Реакция со стороны “желтоксановцев” на заявление Владимира Козлова – это спонтанное явление или заранее продуманная акция? Кто может быть организатором этой провокации?

— Наверняка эта акция продуманная и организованная. Во-первых: это все повторяется. Что в Казахстане невозможно изменить – это отсутствие креатива. Все провокации, все выходки – всегда одно и то же. Поэтому все напоминает 2005-ый год, когда на лидеров оппозиции, которые проводили президентскую кампанию, устраивали такие бандитские налеты (кричали, пугали, кидались всеми возможными и невозможными предметами). Конечно, это организованная акция. Вопрос: кем?

Я бы 100% не сказала, что это организовано самим “Желтоксаном”. Во-первых, “Желтоксан” сегодня организация очень противоречивая. Святые чувства, которые 1986-ой год вызывает в народной памяти, ими спекулируют далеко не те люди, которые стояли тогда на площади и знали цели и задачи своего протеста. Сама организация сегодня как таковая очень расплывчата, ее деятельность не понятна. За последние десять лет я не видела, чтобы эта организация выступила как серьезная общественная или политическая сила. Мы не знаем ее планов, задач, программ и так далее. Скорее всего, кто-то хорошенько воспользовался этой святой вывеской “Движение “Желтоксан”.

Но я удивляюсь где лидеры? Если они политики, действительно ответственные люди, почему они не отреагировали на такую выходку? “Желтоксан” никак не совмещается с киданием яиц в людей – это абсолютно невозможные вещи. Какой образ остался после того великого студенческого восстания и вдруг вот это метание яиц в такой совершенно хулиганской форме. Это дискредитация самого движения, его авторитета и памяти об этом движении. Я просто удивляюсь недействиям тех руководителей, которые сегодня “Желтоксан” возглавляют. Кто его возглавляет? Я так и не поняла. Есть ли в действительности это движение? А если есть настоящие молодые патриотические ребята, которые с умом подходят, то я очень хотела бы, чтобы знамя “Желтоксан” кто-то поднял, хорошенько встряхнул (слишком многие на нем плясали и пляшут) и высоко поднял. И не позволять такие вещи.

Эти вещи очень опасны. Сегодня яйца, завтра булыжники, а потом как в Киргизии что ли? Появятся винтовки, гранаты, пулеметы и пошло-поехало? Это очень плохой, очень страшный, очень опасный прецедент.

Какие меры предприняли уполномоченные органы, чтобы наказать этих хулиганов? То, что это хулиганство, никто отрицать не может. Состав преступления в любом случае есть. Если власти за пять суток не реагируют на подобную выходку, в то время как оппозицию, журналистов и дольщиков за один день могут осудить – это уже говорит о том, что заказ властей.

С третьей стороны, я не исключаю возможность, что это было организовано теми лицами, которые инициативу с выдвижением в президенты и затеяли. Потому что существуют политтехнологии разного порядка – “грязные” и негрязные. Мы знаем, что группа Мухтара Аблязова в последнее время увлеклась разными перфомансами, киданием навоза в двери горсуда. Как продолжение цепи таких политтехнологий ложится и метание яиц в самих себя.

— Как вы считаете, не является “яичный инцидент” прямым разжиганием межэтнической розни? Должны ли быть наказаны “желтоксановцы”?

— Наряду с межэтнической и социальной рознью, этой выходкой разжигается любая другая злоба. Власти обязаны во всем этом разобраться и пресечь.

— Как вы оцениваете обострение в последнее время национального вопроса в Казахстане? Кто в этом виноват? Кто прав и почему?

— У нас, слава Богу, нет обострения национального вопроса. Обострение – это когда происходят события, имеющие яркий характер межэтнического конфликта. У нас этого не было. Надо отдать должное тем же властям – они эту часть очень сильно и очень категорически пресекают. В нашем очень тревожном внешнем окружении, когда все обострено, к нам эта зараза может очень быстро проникнуть. А там “репетировать” некогда, там только трупы собирать придется. В этой части я власти поддерживаю на 100%. Никаких даже малейших поползновений быть не должно.

Конечно, межэтнические вопросы всегда были и будут в любом, даже суперцивилизованном мире, потому что это сопряжено с определенными законодательными, финансовыми, социальными интересами тех или иных слоев населения. Все это было, есть и будет. Но кто и какими методами решает все эти вопросы? Готово ли сегодня гражданское общество в Казахстане, чтобы на цивилизованном уровне решать какие-то разногласия, непонимание между теми или иными этническими группами?

Тут огромную роль, по идее, должна играть Ассамблея народа Казахстана. Когда-то она была придумана как организация, которая должна держать этот вопрос под определенным контролем. Возможно, идея была хорошая, чтобы все малые и большие диаспоры выбирали своих лидеров и те могли контролировать ситуацию внутри своих этнических групп. К сожалению, Ассамблея сегодня – это некое собрание купцов, которые привилегии, которые им власть дала, используют в своих экономических интересах, прикрываясь этническими интересами своих групп.

Опасность межэтнических конфликтов есть еще и потому, что сама Ассамблея народа Казахстана не выполняет ту задачу, которая была на нее возложена. Ее члены не оправдали тот хлеб (9 мест в Мажилисе, льготы, бюджеты, здания и т. д. и т. п.). Раз опасность конфликтов есть, значит организацию нужно переделать или закрыть и не заниматься самообманом. В противном случае, самообман завтра может привести к такой крови, что никакая Ассамблея ни за что не ответит.

— Финансовые полицейские оказывают законное давление на СМИ Мухтара Аблязова?

— Дела я не видела, но по своему опыту знаю так. По закону уполномоченные органы имеют право проводить проверки в каждом предприятии, в том числе и СМИ. Не знаю, сколько раз их проверяли. Первый вопрос по частоте проверок, а так они законны. Поскольку говорят, что им грозит штраф 100 млн. тенге – это конечно полный произвол. Потому что никакая газета таких доходов в год иметь не может.

Вопрос в другом. Журналистам тех четырех изданий, которые попали под молох налоговых проверок, надо понимать с чем они имеют дело. Вы имеете дело с политическими и экономическими реалиями, которые существуют только в Казахстане. Здесь подход такой: кто твой хозяин? Если он враг действующей власти, то тебе несдобровать. Если он сильный враг, то тебе вообще не жить (в смысле не работать). Все зависит от того, какова политическая подоплека и реальные отношения тех или иных группировок относительно Ак Орды и президента Назарбаева. Раз нам навязали эти правила и мы их не можем изменить, надо просто учитывать эти правила.

Если бы эти газеты были независимыми средствами массовой информации – тогда другое дело. Ну не может независимая газета быть так “заточенной” на борьбу одного банкира с одним президентом. Я понимаю, что не хорошо в чужой карман лазить, но мы же понимаем, что эти газеты абсолютно нерентабельные, находятся на дотации – ясно кого. Эти издания не имеют никакого отношения к независимой журналистике, они зависят от конкретного олигарха – Мухтара Аблязова. Тогда надо честно говорить: мы стоим на этой стороне, мы считаем, что он прав, мы будем защищать его попранные права, то, что у него отобрали собственность. Это – ради Бога, но при чем тут опять политика?

Если Мухтар Аблязов решил путем политики разобраться с казахстанской властью, то это еще не политика. Борьба Мухтара Аблязова и Нурсултана Назарбаева никакого отношения к казахстанской политике не имеет. И все газеты, которые пропагандируют эту борьбу и стоят на стороне своего работодателя, тоже никакого отношения к политике не имеют. Но очень опасно, я считаю, что такое смещение ценностей и понятий, которое вдалбливается этими газетами в общественное сознание, и то, что за рубежом на всех заседаниях только об этом и кричат, сбивает с толку наше общество. Мужество политиков и журналистов заключается в том, чтобы стараться быть объективными и не навредить обществу, общественному сознанию.

Истерия с альтернативой президенту, преследование газет и суды, кидание яиц, выезды за рубеж и рассказы. Вот это и есть задача Мухтара Аблязова и Рахата Алиева, которые сегодня удивительным образом работают в одном стиле и в одном духе – создать в Казахстане политическую истерику. Помешать объективному ходу событий, которые не сегодня-завтра будут иметь большое значение – я имею в виду выборы. Есть же другие силы, другие политические организации, которые хотят нормальной обстановки в стране.

Сегодня вменяемые, нормальные партии как “Азат”, Коммунистическая партия, должны заставить власть сесть за стол переговоров и подписать четкие соглашения, что выборы в этот раз будут другими. Вот это все надо делать, но в спокойной обстановке. Нужно нажать на власть и заставить пойти на эти требования. Делать это в спокойной, объективной обстановке, со здравым смыслом, спокойной психикой, уравновешенными требованиями. А что делают эти силы? Они нагнетают истерику и власть в результате тоже поступит истерично. И мы получим то, что получали каждые выборы. Издания с такой политикой мешают всем.

— На кого работает Гульжан Ергалиева?

— Я уже сама запуталась и не знаю на кого работаю. Одни говорят, что я работаю на партию “Азат”, другие, что на Олжаса Сулейменова (такая же плохая), третьи – на администрацию президента Нурсултана Назарбаева, кто-то говорит, что я работаю чисто “за бабки”. Слава Богу, что хоть нет в этом списке ЦРУ, ФСБ и исламских террористических организаций. Если я работаю на всех, значит, я работаю на свою страну – такую, как она есть.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...