Аманжол Чиканаев: “Я нашел еще три кургана”

“Вы знаете, когда СМИ трубят, что сакский курган обнаружили только сейчас, я удивляюсь. Мы, археологи, знаем о нем давно”

Недавние публикации некоторых СМИ о якобы только обнаруженном в Астане кургане, которому 2,5 тыс. лет, в столичных властных структурах наделали немало шума. “В Астане сравняют с землей древний курган возрастом 2,5 тысячи лет, где похоронен сакский вождь”, “Улица Сыганак, что на левом берегу Есиля как раз проходит по центру древнего сооружения и через несколько дней курган будет уничтожен” – таков был лейтмотив журналистских материалов.

Наш разговор с моим давним и добрым знакомым — почетным архитектором РК, профессором архитектуры, членом архитектурного совета при Президенте Казахстана и членом всевозможных государственных комиссий по охране памятников и монументов, человеком, который признан сообществом архитекторов мира, Аманжолом ЧИКАНАЕВЫМ, однако, вышел далеко за пределы обозначенной темы.

***

— Аманжол Шаймерденович, как же так получилось, что Вы, участвуя во многих действительно сенсационных археологических открытиях мира, проглядели комара под собственным носом?

Аманжол ЧИКАНАЕВ

— Если Вы имеете в виду ажиотаж в нашей прессе, то во многом это искусственное раздувание незнающих конкретную информацию людей.

Объективная информация такая.

Вот этот курган (показывает снимки на рабочем столе – ред.) с космической съемки, как он выглядел на самом деле. Здесь были кругом дачи, и когда были отводы, старались, чтобы дачи не затронули этот курган.

Курган находится на левоборежье Астаны, возле Дворца независимости. На теле кургана позже были сделаны мусульманские захоронения. Как установили, это могилы представителей кабардино-балкарского народа, которых депортировали в Казахстан в годы сталинских репрессий. Всего поздних захоронений около двадцати.

Вы знаете, когда СМИ трубят, что сакский курган обнаружили только сейчас, я удивляюсь. Мы, археологи, знаем о нем давно. Три года назад, мы включили его в перечень охраняемых государством памятников археологии.

Чтобы провести научные исследования, установить археологическую, историческую, культурную ценность этого памятника, надо было провести археологические изыскания.

В прошлом году были начаты работы, которые профинансированы из бюджета города, проведены раскопки с той стороны, где не было этих самых могил. Я в них участвовал. Раскопки ведет археолог Марал Хабидуллина, супруга покойного Кемаля Акишева, чьим именем назван Научно-исследовательский институт археологии, которая имеет лицензию на проведение археологических исследований и раскопок. Там работает Сергазы Сакенов, кандидат археологических наук, другие дипломированные археологи. Они и вели раскопки сакского кургана.

Но археологические изыскания были приостановлены в связи с тем, что надо было сделать перезахоронение мусульманских могил, а для этого установить родственников умерших, потому что без их разрешения это не делается. Кроме того, надо было найти средства для перезахоронения, то есть оформить все юридически. На это потребовалось время.

Поскольку курган одним краем задевал трассу, проходящую по улице Сыганак, мы обязали подрядчика – строительную организацию, которая проводила инженерные сети, чтобы он профинансировал эти работы. Археологи выставили счет, чтобы провести перезахоронение.

В этом году все это было сделано, в том числе и археологические изыскания.

Там каждый слой сантиметр за сантиметром исследуется, изучается каждый срез. Каждый срез документируется, фотографируется, делаются чертежи, описания. Найденные артефакты фиксируются.

Первоначально, с краю ничего не было найдено. Потом удалось в материковой каменной породе найти захоронение, сделанное на двухметровой глубине.


Это оказалось захоронение мальчика. Его рост один метр. У его изголовья найден кувшин шириной 12 сантиметров, возле кувшина лежали бусы. У ног мальчика похоронена собака. Захоронения делались в скальной породе, то есть капитально, основательно.

По завершении археологических изысканий, курган превратился в ровную площадку, что означает: археологические раскопки завершены, установлено все, что там могло быть.


— Что предлагают столичной исполнительной власти архитектурные умы, дабы сохранить для потомков бесценное национальное достояние?

— Мы, архитекторы, предлагаем следующий вариант.

Тут идет улица Сыганак (чертит на чистом листе бумаги – ред.), вот здесь Дворец независимости, рядом монумент “Қазақ елі”. Вот эта территория по генплану застройки Астаны предусмотрена под музей истории Казахстана. Курган находится возле этой улицы, краем заходит к ней.

Мы говорим, поскольку археологические исследования завершены, надо провести научную реконструкцию на основе научных материалов. То есть курган мы должны включить в музейный комплекс истории Казахстана, как открытый экспонат.

Курган надо восстановить в первозданном виде. Надо сделать пропил – то есть убрать слой, где-то три метра. Через ров, который делается во всех курганах, перекинуть мостик и сделать стеклянный свод. В нишу, где захоронение, то есть скальной породе, надо положить обратно весь артефакт – мальчика, кувшинчик, собаку – закрыть все это бронебойным стеклом. То есть сделать своеобразный саркофаг. Здесь (показывает на схеме – ред.) я сделал бы дорожку и ограждение, чтобы экскурсанты плотно к стене не подходили. Курган засыпал бы плодородным слоем земли и посадил степной ковыль. Всю технологию захоронения надо восстановить вручную, через каждый слой сделать стяжку.

— Поучиться у предков, как надо создавать шедевры?

А почему бы и нет? Надо делать научную реконструкцию и так, чтобы он превратился в экспозиционный элемент музея истории Казахстана.

Если нам удастся восстановить курган в первозданном виде, то получится очень интересный музейный комплекс. Представьте себе: центр столицы, рядом с музеем истории Казахстана, Дворцом независимости — древний курган послесакского периода, которому две с половиной тысячи лет.

— Предположительно во сколько обойдется бюджету воссоздание кургана?

— Я считаю, это больших денег не потребует. Насыпать 42 метра в диаметре курган высотой 3-3,5 метра – при современной технике не составляет больших проблем. По времени можно уложиться в один месяц.

— Аманжол Шаймерденович, коль на территории Акмолинской области существует этот древний курган, наверняка имеются и другие? Просто наши археологи до них еще не дошли.

— В прошлом году, я обнаружил еще один курган. Он тоже находится на левом берегу, в 200 метрах от комплекса “Хан шатыры”. Показал его археологам. Они должны установить возраст кургана. Он таких же размеров, который возле Сыганака.

Вы знаете, я нашел еще два кургана. У меня какой-то нюх на них (смеется). В пригороде Астаны есть местечко Койгельды, возле него озеро Сарыоба. Курганы находятся недалеко от них. Я сделал проект карты пригородной зоны и все здесь обследовал.

— Если мир узнает о наших курганах, будет же настоящее паломничество в эти места!

— В том-то и дело, что мы то, что имеем, не можем рекламировать. Китайцы придумывают что-то и делают музей. А у нас все есть – мы не можем.

Я хотел бы создать музей истории археологии Астаны. Сколько у нас проектов было, каких выдающихся архитекторов, какие макеты! – каждый макет минимум стоит 10-20 тыс. долларов, потому что наши архитекторы делают их филигранно. Но проходит конкурс – и все макеты исчезают, их просто выкидывают. А это же учебный материал для наших студентов, будущих архитекторов.

— Вы знаете, будучи в Штатах, посетила Интернациональный музей ЦРУ. Нам бы в голову не пришло создать музей, скажем, КГБ или КНБ. Так вот, на первом этаже музея над лифтом прикованная цепями к потолку висит бронзовая фигура Феликса Дзержинского в полный рост. Как мне сказали, не знаю, насколько это правда, но ЦРУ удалось вывезти поверженный в Москве памятник Дзержинскому и сделать из него музейный экспонат в США.

— Молодцы. А у нас Ленина куда перенесли? Ведь можно же было создать музей памятников прошлых эпох. Нынешнее молодое и будущее поколения по ним бы знали, кто как выглядел, изучали бы эпоху.

Я родился в Свердловской области, в совхозе Молотова. Там на площади стояла статуя Сталина – в шинели, с вытянутой рукой. Какой-то остряк взял ведро, наполнил коровьим дерьмом и повесил его на руку Сталину. Что было по этому поводу! Правда, остряка не нашли. Но эту картинку из детства помню до сих пор.

— Не кажется ли Вам, что вполне вероятно, что найденные в кургане артефакты, если акимат Астаны не поддержит ваши предложения о реставрации кургана, могут разойтись по частным коллекциям? Скажем, тот же кувшин. Как охраняет государство достояние нации?

— Я думаю, все можно украсть, раздолбать. Кому это на руку, тот найдет всякие лазейки. В период становления нашей государственности не было ни нормальной пограничной, ни таможенной службы, не было своих специалистов. В этот период ценности нации вывозились вагонами. Да и потом не стало лучше. Вспомните Храпунова, когда он вывозил свое имущество чартерным рейсом. Кто сегодня может гарантировать, что он не прихватил с собой ценности, которые принадлежат государству?

— И все-таки, что будет с курганами?

— Дальше научная общественность, интеллигенция должны все разговоры на эту тему перевести в конструктивное русло. Хватит друг друга поливать грязью, а надо думать о стране. Сами себя позорим. Те же американцы не любят, когда кто-то отсюда приезжает к ним и начинает Казахстан ругать. Должно быть чувство патриотизма.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...