В здравоохранении всю систему менять надо

Галина Ольховая: “Как люди, вроде бы понимают проблему, а как чиновники – ничего сделать не могут”

“Правда – это как фотография, а у каждого фотографа свой ракурс”.

NN

“Нет доверия ни к одному врачу, ни к одному лекарству”, – подчеркнула Марианна Гурина, представитель НПО. К ней в этот день звонила женщина, которая единственная в Казахстане смогла доказать в суде, что ребенок стал инвалидом из-за сделанной ему прививки. “С кого спрашивать? Все защищены своими бумагами, все гладко”, – отметила она в ходе заседания КИПРа (Клуб института политических решений) по теме “Качество жизни: лекарства”.

О том, что система здравоохранения в Казахстане чиновникоцентричная вместо пациентоцентричной, было выяснено еще в ходе прошлых заседаний КИПРа. В этот раз просто было выяснено, как это отражается на обеспечении населения лекарственными средствами. Плохо отражается.

Рахима Дуйсенова, руководитель проектов ОФ “Аман-саулык”, выступила с презентацией “ЛС (лекарственные средства): качество, контроль, механизмы обеспечения”. По контролю качества, который представляет собой сумму всех процедур, существует стандарт ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения). В распределении также имеется соответствующий стандарт.

Эффективное лечение складывается из протокола лечения, формулярного списка и качественных ЛС. Мировой оборот фальсифицированных лекарств составляет порядка $75 млрд. в год. ВОЗ борется с этой проблемой с помощью Интерпола. В Казахстане при объеме рынка ЛС в $1,1 млрд., контрафактная продукция по официальным оценкам составляет 10-12% от общего оборота.

“Аман-саулык” и пациентозащитные организации, с которыми сотрудничает фонд, настоятельно рекомендуют в состав формулярных комиссий включать клинических фармакологов. Также в специальные советы по государственной закупке лекарств для больных сахарным диабетом, гемофилией и прочими опасными заболеваниями должны входить общественные наблюдатели.

Пока же, все осуществляется следующим образом. СК “Фармация” (государственный единый дистрибьютор) осуществляет закуп по принципу наименьшей цены и лота от одного производителя (чиновникам так удобнее). В итоге если на 2010 год для диабетиков было закуплено 16 видов инсулина, то на 2011 год – 11. По букве закона все правильно, но больному сахарным диабетом подходит не любой инсулин. “Как люди, вроде бы понимают проблему, а как чиновники – ничего сделать не могут”, – отметила Галина Ольховая, Ассоциация больных сахарным диабетом. Эндокринологов в государственных клиниках почти не осталось, поэтому диабетиками все больше занимаются терапевты.

Рахима Дуйсенова на примерах показала, что происходит с закупленными лекарственными средствами дальше. Человек приходит в больницу и врач ему говорит: “У нас есть такие-то лекарства, я вам их выпишу. Но они дают побочный эффект, если хотите нормального лечения – вот вам второй список”. “Зачем столько денег отправлять в урну? Как пациент и налогоплательщик я этого не понимаю”, – подчеркнула г-жа Дуйсекова.

У Казахстана есть средства для закупа лекарств своим гражданам в большом объеме. Такими финансовыми ресурсами не располагают, например, Узбекистан или Кыргызстан. Однако из-за имеющейся системы деньги тратятся неэффективно. “Затраты – польза” – формат фармаэкономики. У нас по этому принципу еще ничего ни разу не делалось”, – обратила внимание Наталья Гунько, Ассоциация дистрибьюторов фармацевтической отрасли. В республике нет фармаэкономистов.

Если обратиться к рекомендациям ВОЗ, то при государственном закупе на первой фазе выбираются препараты, равные по качеству, а на второй фазе приоритет отдается более дешевым лекарственным средствам. В Казахстане, чиновники от медицины сразу переходят ко второй фазе.

Если вернуться к формату “затраты – польза”, то Марианна Гурина рассказала о ситуации с детьми, больными лейкемией. Раньше им закупали лекарство, ампула которого стоила 58 тыс. тенге. Данного ЛС требовался один укол в неделю. Теперь их перевели на другой препарат, которого нужно три укола в неделю. В итоге по цене получается то же самое, только более дешевое лекарство еще и никакого лечебного эффекта не дает.

Кстати, топ-чиновники от Минздрава заявляли, что больные лейкемией дети, которые были заражены гепатитом, якобы получили болезнь воздушно-капельным путем. По более поздней версии – через стоматологию. Вот только ребенка в 1 год к стоматологам не водят.

“Комитет фармации и медицины вместе – неправильно”, – подчеркнула Зурият Сыбанкулова, Ассоциация поддержки и развития фармацевтической деятельности. Раньше два этих подразделения в Минздраве были разделены, что являлось логичным решением, потом врачей и фармацевтов объединили.

В очередной раз было заявлено о том, что каждый год ноябрь, декабрь и январь “выпадают” из обеспечения больных лекарственными средствами. А тем же страдающим неврологическими заболеваниями медикаменты нужны постоянно. “Окно” в три месяца для них может закончиться трагически. “Регистр больных сахарным диабетом сам по себе, закуп лекарств – сам по себе”, – отметила Галина Ольховая.

“Создание единого дистрибьютора не дает гибкости и оперативности, – подвел Ерлан Смайлов, модератор КИПРа, итог под жалобами и претензиями в адрес СК “Фармация”. – Может быть, его таким в принципе сделать можно, но пока этого нет”.

В период СССР, врач выписывал то, что считал нужным, сейчас он ограничен списком лекарственных средств со стороны Министерства здравоохранения.

Согласно правилам государственной закупки лекарств, если при тендере на генерики (ЛС, идентичные запатентованным брендам, но от других производителей) есть два казахстанских препарата, тогда все остальные участники удаляются и конкурс проводится только между отечественными производителями. “Больному все равно, какой препарат (в смысле производителя), особенно когда речь идет о жизненно важных лекарствах. Ему главное – чтобы помогало”, – акцентировала Любовь Мизинова, Ассоциация инвалидов, больных гемобластозами.

Участники дискуссии призвали разобраться на системном уровне, что же для государства приоритет: здоровье граждан или развитие отечественной фармацевтической отрасли? Нурлан Искаков, Центр развития города Алматы, сильно сомневается в планах на 2014 год добиться того, чтобы 50% лекарственных средств, продаваемых в Казахстане, были национального производства. К тому же непонятно, 50% – это в натуральном (количество упаковок) или денежном выражении. На данный момент доля отечественного производителя на рынке лекарственных препаратов составляет 38% в натуральном виде и 11% в денежном.

“Отечественные производители – хорошо, но это же не мебель, а фактор национальной безопасности”, – подчеркнул г-н Искаков. Из 79 производителей на территории Казахстана ни один не имеет международного сертификата. На 6 производителей приходится 90% общего объема в отечественной доле рынка, а 60% делается на одном заводе в Шымкенте. “Хоть на этих шести можно навести порядок?” – задается он не риторическим вопросом.

Неизбежно затронули и тему коррупции, которая присутствует в сфере лекарственных средств также, как и в других областях жизни страны и общества. Прозвучало предложение создать электронные социальные сети для больных с тяжелыми заболеваниями. Электронные документы на этот счет уже разработаны, а если у пациента Интернета нет, то такие функции мог бы осуществлять лечащий врач.

“Используемый подход не отвечает задачам здравоохранения”, – констатировал Ерлан Смайлов в конце заседания.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...