“На всех уровнях – начиная от челнока и заканчивая чиновниками – на первом плане стоит извлечение прибыли. Еще Аристотель выделял хрематистику как искусство обогащения. Казахстанская экономика целиком построена на этом”

Сетевой Казахстан. 8 ноября 2010 г.

AZATTYQ.ORG. Казис ТОГУЗБАЕВ в публикации “Начальника тюрьмы Кушмуруна посадили за взятку, но заключенным стало хуже” сообщает: “Бывший начальник тюрьмы в Кушмуруне осужден за взятку. Сменивший его Нагашбай Токжанов пробыл в должности четыре месяца. При нем погиб заключенный, который, по версии правозащитника, был забит до смерти”.

TIME.KZ. Ирина МОСКОВКА, Сапа МЕКЕБАЕВ в материале “Возьмёт или не возьмёт?” сообщают: “Председатель Союза мусульман Казахстана Мурат ТЕЛИБЕКОВ придумал оригинальный способ борьбы с коррупцией в учебных заведениях. Он собрал со студентов, преподавателей и спонсоров 10 тысяч долларов и намерен передать их министру образования и науки Бакытжану ЖУМАГУЛОВУ — в качестве материального стимула к искоренению этого зла в казахстанских альма-матер…

Деньги против коррупции — все равно, что пчелы против меда. Вы считаете, это эффективный способ?

— Да, мы приходим к парадоксальной ситуации: против взяток боремся деньгами. Но я ни в коем случае не хочу, чтобы собранные для министра деньги расценивались как взятка. Пусть это будет называться “вознаграждение”, “гонорар”, “материальная помощь”. Просто, как мы поняли, бороться с коррупцией в вузах невозможно. Так, может, пора ее узаконить?”.

Виктор БУРДИН в статье “Берегись, автомобиль!” пишет: “C 1 января 2011 года в Казахстане будет запрещен ввоз японских автомобилей старше 6 лет и китайских — старше 3 лет: в стране начнет действовать экологический стандарт Евро-3, регулирующий содержание вредных веществ в выхлопных газах автомобилей. И еще одна новость для водителей: отныне в Казахстане запрещено эксплуатировать машины, на которых кустарным способом установлены ксеноновые фары”.

LITER.KZ. Михаил КОЗАЧКОВ беседует с президентом интернет-ассоциации Казахстана Шавкатом САБИРОВЫМ – “Государство должно защищать себя в Интернете”.

“– Давайте начнем с того, что я сам против блокировки. Но в то же время я прекрасно понимаю, что государство таким образом отстаивает свои интересы в Интернете. И так делают все – даже страны, которые принято считать эталонами демократии. Есть, например, такой сайт wikileaks.org, на котором опубликованы десятки тысяч материалов о войне в Ираке. Причем там – подлинные документы о преступлениях американцев, видеофайлы, официальные доклады. И это очень не нравится американскому правительству. Поэтому владельцу сайта пришлось два последних сервера перенести из США в Европу и самому переехать в Швецию. И никто ведь не устраивает истерики по поводу отсутствия свободы слова в Америке. Если я буду жить так, как и сейчас, не нарушая законов, то никто меня преследовать не станет и сайты не заблокирует. Я думаю, человек, который выкладывает в Интернет контент, представляющий угрозу национальной безопасности, всякие прослушки, секретные сведения, должен понимать всю степень ответственности. Это конфликт интересов государства и оппозиции, мужчин и женщин, отцов и детей. Государство не может оставаться в стороне. Оно должно себя защищать всегда и везде, и в Интернете в первую очередь. Если государство не будет себя защищать, начнется полная анархия. Кому это нужно? В то же время государственная политика в области электронных СМИ должна быть гибче и политичнее. Например, новости на телеканалах, в газетах, в интернете и в информагентствах посвящены только государству. На экране – министры, акимы, депутаты. У нас нет желтой прессы, мы не обсуждаем жизнь звезд, не интересуемся культурой, мало уделяем внимания спорту. Такое ощущение, что государство финансирует исключительно те проекты, которые говорят только о госслужащих. Это неправильно. Государство должно развивать любой другой контент. Поэтому я вижу проблему не в том, что у нас зажимают оппозицию. Нет. Проблема в том, что государство говорит только о себе. Или в Интернете, например, абсолютно нет казахского языка. Можно сколько угодно об этом говорить, но от этого мало что изменится. Сейчас мы работаем с Министерством культуры над этим. Готовится соответствующая программа. А ведь без среды, без общения язык не выучить”.

Алексей ХРАМКОВ в статье “В чем ложь лжепредпринимательства?” пишет: “Открыть бизнес в Казахстане в сотни раз проще, чем закрыть его. Лишний раз об этом свидетельствуют наши недавние рейтинги Doing Business. Где наша страна заняла ведущие позиции именно по этому параметру.

По параметру легкости открытия бизнеса. В закрытии, хотя и оно претерпело изменения в лучшую сторону, этого практически не ощущается. А тут еще и декриминализация некоторых видов бизнеса. Кто-то говорит, что лжепредпринимательство не грабеж или, во всяком случае, может им не быть при определенных обстоятельствах. В этом случае стражи правопорядка говорят: “Следствие покажет”. Но сказку эту рассматривать объективно – трудно. Между волком и охотником слишком большая разница, хотя по сути – оба убийцы.

До восьмидесяти процентов случаев лжепредпринимательства, выявленных финансовой полицией в текущем году, приходится на коррупционные преступления. Выигрывается тендер, из государства выкачиваются деньги – и все. Но бывает и иначе. За время кризиса в показательном регионе расцвета предпринимательства – городе Алматы – закрылось больше полутора тысяч субъектов малого бизнеса. И это лишь те, которые закрылись официально. Остальные, если бы не инициатива Налогового комитета, продолжали бы существовать формально и по сей день.

Как известно, с первого января 2010 года те предприниматели, которые не пожелали обновить свои сведения “о постановке на учет об НДС”, автоматически считаются ликвидированными. Такая “легализация” кое-где пришлась весьма кстати, учитывая обстоятельства. Дело в том, что в Казахстане открыть бизнес в последнее время стало в сотни раз проще, чем закрыть его. Лишний раз об этом свидетельствуют наши недавние рейтинги Doing Business”.

MEGAPOLIS.KZ. Сергей ТУНИК в обзоре “За бюджет. За правительство. Не чокаясь…” отмечает: “Со зрением у меня плохо. Но в последнее время стал замечать, что кортежи у бастыков различного уровня становятся длиннее. Отсюда два вопроса: либо мы реально вышли из кризиса, либо благосостояние наших начальников растёт? Возможно, министр финансов Болат Жамишев тоже исходил из этого наблюдения, когда предлагал ввести прогрессивную шкалу индивидуального подоходного налога – так называемый налог на богатых. Болат Бидахметович уже почти держал удачу за хвост, но тут мажилисмены вдруг толкнули под руку, хвост оторвался – и в руке осталось какое-то непотребство. В общем, идея не прошла. Может, и к лучшему.

Вот на неделе президент США Барак Обама (внешне, кстати, чем-то схожий с нашим министром финансов) тоже попытался обложить своих подданных повышенными налогами. Результат известен: на неделе демократы продули республиканцам по всем фронтам – не следует так глубоко залезать в карман тем, кто кормит страну! Г-ну Жамишеву ещё повезло, что в Казахстане рулит одна партия. А ну как по его вине “Нур Отан” уступил бы, скажем, “Адилету”? Или, не к ужину будь сказано, ОСДП “Азат”? Нет, все понимают, что отечественный бизнес держится не только на этих трёх партийных китах – в республике много предпринимателей, состоящих в других партиях и даже вовсе беспартийных – но нельзя же так глумиться над озадаченной лошадью и ошарашенной телегой, коих иногда меняют местами!”.

Канат БЕРЕНТАЕВ в статье “Полная хрематистика и никакого бескорыстия” замечает: “Постоянный рост цен связан не с тем, что у правительства или же у местных исполнительных органов не хватает полномочий или же кто-то пытается спекулировать, хотя это тоже есть. Вопрос в том, что мы не совсем правильно оцениваем рыночную экономику. Это не просто извлечение прибыли. Все-таки рыночная экономика должна соблюдать какие-то этические нормы, чтобы положение людей не ухудшалось. Но сегодня об этике никто не задумывается! Грубо говоря, на всех уровнях – начиная от челнока и заканчивая чиновниками – на первом плане стоит извлечение прибыли. Еще Аристотель выделял хрематистику как искусство обогащения, деятельность, направленную на получение материальной выгоды. Казахстанская экономика целиком построена на этом. Посмотрите на работу коммерческих банков. Их цель – получать больше, поэтому у нас такие космические проценты. Возьмите любую другую отрасль: здравоохранение, образование, культуру. Во главе всего оказалась не доступность, а безубыточность”.

Айгуль ТУЛЕМБАЕВА в публикации “Прогрессивное стимулирование” пишет: “Нашу страну можно смело называть налоговым раем. И объясню почему. Все мы платим индивидуальный подоходный налог в десять процентов от своих доходов. Однако тем, на что тратят наши кровные, отдаваемые государству деньги, мало кто интересуется. Крайне редко кто-то называет себя налогоплательщиком, а уж тем более не требует отчёта от власть имущих об их деятельности и расходах.

Одной из причин такого странного положения дел, наверное, является то, что уровень зарплаты основной массы населения настолько низок, что десять процентов индивидуального подоходного налога незаметны для людей, и, соответственно, куда эти деньги уходят и на что тратят – особо никому не интересно. С другой стороны, эта самая основная масса населения, живущая практически только мыслью о выживании, далека от политики и происходящих в ней процессов. И поэтому, как распоряжаются власть имущие собираемыми налогами, этих людей не заботит. Ну и в-третьих: у большинства населения существует твердое убеждение, что ничего изменить невозможно. И уж лучше пусть остается так, как есть, “а то вдруг будет хуже?”

DN.KZ в редакторской статье “Страна глухих и музыка инноваций” говорится: “Помогают ли нам электронные проекты власти? Где-то да, а где-то — никак. Потому что власть и госуправление — это во вторую очередь технологии, а в первую -политическая воля соответствовать тому, чтобы сохранять свои позиции как можно дольше. А если они никак ни от избирателя, ни от эффективности разрешения его проблем не зависят, то тут и на зеркало пенять не стоит, или нужно перестать причесываться перед плакатом.

Для Казахстана вопрос коммуникации остается одним из ключевых — коммуникации между регионами, между социальными группами, между этносами, между категориями служащих и предпринимателей. Пока же нынешний уровень коммуникаций по всем этим направлениям у нас соответствует заголовку. Причем чем выше уровень, тем более соответствует”.

EXPRESS-K.KZ. В материале “…И будет собственных Рональдо земля казахская рождать!” говорится: “В публикации «Футбол и власть» («Экспресс К» от 7.10.2010 г.) мы впервые затронули очень важную, на наш взгляд, тему взаимодействия государственной сферы и футбола страны. Наши эксперты, авторитетные в вопросах политики и государственного управления люди, пришли к единому мнению: футбол, бесспорно, приоритетная сфера внимания государства. А поскольку в Казахстане практически все футбольные клубы по организационно-правовой форме – государственные организации, роль власти на местах в развитии игры является определяющей.

Сегодня мы продолжаем разговор о том, как обустроить отечественный футбол. За нашим заочным «круглым столом» – акимы Актюбинской области – Елеусин Сагиндиков, Карагандинской области – Серик Ахметов, Западно-Казахстанской области – Бактыкожа Измухамбетов и заместитель акима Жамбылской области Мейрамбек Толепберген”.

IA-CENTR.RU публикует выступление политолога Алексея ВЛАСОВА – “Казахстан и ЦАР: племя молодое и незнакомое…”.

“Речь идет о том, что система власти в Казахстане остается моноцентричной и горизонты планирования фактически замкнуты на фигуре национального лидера, который является гарантом стабильности как с точки зрения всей государственной системы, так и арбитром по отношению к участникам внутриэлитных конфликтов. И здесь вопрос — как перевести непубличную конкуренцию, которая сейчас развивается в ближайшем окружении президента Казахстана в открытые, публичные формы. Сделать казахстанскую политику более цивилизованной с точки зрения методов и инструментов борьбы, тем более что, на мой взгляд, не будет преувеличением сказать, что самая успешная в экономическом плане страна региона сейчас стоит на развилке, выбирая модель либо модернизации, либо стагнации, которую ей предстоит ещё пройти в ближайшие 5-7 лет. Этот выбор может оказаться значимым не только для Казахстана, но и для всего региона в целом”.

CONTUR.KZ. Андрей ЛОГИНОВ подводит — “Итоги столичной недели: борьба с коррупцией по всем фронтам

Прошедшая неделя в Астане ознаменовалась несколькими громкими заявлениями, касающимися борьбы с коррупцией – так, в пятницу президент республики Нурсултан Назарбаев, принимая председателя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финполиция) Кайрата Кожамжарова, порекомендовал тому не обращать внимание на “инсинуации в прессе” при задержании высокопоставленных чиновников. Столичное “сарафанное радио” тут же связало это с предстоящими арестами и задержаниями, пытаясь “вычислить” будущих арестантов и задержанных”.

EXPERT-KAZAKHSTAN. Николай КУЗЬМИН беседует с Мухтаром ТАЙЖАНОМ – “Традиции и ритуалы”.

“— Каково отношение сегодняшней интеллектуальной элиты Казахстана к модернизации? Совместима ли она с сохранением традиций, но не в материальной культуре, а глубинных — морали, норм поведения, нравственных ориентиров? Возможен ли баланс традиций и модернизации?

— Это не только возможно, но это единственный путь развития страны. Архаические традиции уйдут на второй план и станут частью этнографии. А суть — ценности и нормы поведения — останутся. Я хочу рассказать об одной дискуссии внутри казахской интеллигенции. Кто мы — мусульмане или тенгрианцы? Чем больше человек верит в Аллаха, тем больше он фундаменталист. В исламе нет понятия народа, там только признается принятие веры — мусульманин ты или нет? Выше всего ставятся религиозные ценности. Казах же имеет право верить в любое божество. Казахстан никогда не принимал участие в религиозных войнах. На одной юрте мог быть крест, а рядом полумесяц — это было личным делом каждого. Казах может быть буддистом, мусульманином, христианином, но оставаться при этом казахом. Эти ценности сейчас остаются. И интеллигенция не пришла к консенсусу по этому вопросу. Является ли исламский путь приемлемым для казахов? Это неминуемо отразится на развитии политической ситуации. Должно произойти самоопределение. Ответ дает история и ментальность казахов — были ли они такими же мусульманами, как, например, узбеки? Что они чтили выше — этнические или исламские ценности? Роль женщины в казахском обществе — насколько она сопоставима с ее ролью в исламском мире? По этим вопросам тоже надо достичь согласия внутри казахской интеллигенции…

На прошлой неделе произошел “яичный инцидент”, продемонстрировавший неказахское поведение — затыкать рот другому, показывать бестактное отношение к чужому имени и фамилии. Это отказ от традиций. У казахов нельзя обидеть доверившегося тебе, иначе можно потерять честь. Отсюда культ гостя. Это определялось не по доброте душевной, а условиями выживания в степи — если сегодня гостя не накормишь, то завтра сам можешь умереть с голоду. Недаром Мухтар Шаханов и Жасарал Куанышалин, яркие представители национал-патриотического крыла, не одобрили такое поведение”.

VOXPOPULI.KZ публикует фоторепортаж “Назад в прошлое”.

“Они не родились в Казахстане, но говорят только на казахском языке. Никогда не жили в степи, но умеют делать исконно казахские вещи. Выросшие за пределами своей страны, сегодня именно оралманы сохранили вековые традиции казахского народа. Впрочем, и живут они так, словно за окном все еще XVII век …”.

SPIK.KZ. Анатолий НИКОЛАЙЧУК в статье ““Мятежный” кайф…” пишет: “Сейчас в Жанаозене опять наступила тишина. Но насколько долго она продлиться? Понятно, что тем, кому неймется создать разруху в стране, явно не захочется оставлять столь легкий на подъем электорат без опеки и внимания. Но стоит ли давать повод для радости как забугорным радетелям за народное благо, так и моментально запасающимся поп-корном канцелярским крысам, (ну или “офисному планктону”, кому как нравится), испытывающим удовлетворение от жизни лишь при появлении каких либо негативных событий в стране? Наверное, не стоит. И скорей всего, понимают это и сами рабочие лидеры, на этот раз уговорившие разволновавшихся товарищей не наращивать противостояние как снежный ком, а вернуться к рабочим местам (точнее “баранкам”). И в этом так же немаловажный урок последних событий. А вот будет ли он в должной степени учтен всеми заинтересованными сторонами мы еще безусловно узнаем. Осень, она ведь, как известно, длинная. А впереди почти две ноябрьских декады…”.

DIALOG.KZ. Сакен КУРМАНГАЛИЕВ, Анатолий НЕСТЕРЕНКО в материале “Новый патриотизм” отмечает: “Главный итог “яичного инцидента” в Национальном пресс-клубе и последовавших за этим комментариев, оценок, разборок и угроз – это усиление напряжения на линиях межэтнического и языкового взаимодействия. Линий таких много, поскольку Казахстан – полиэтническое государство с дюжиной довольно многочисленных этнических групп и двумя главными языками. В первую очередь удар пришелся по отношениям между казахами и русскими, как самыми многочисленными этносами страны. Одним из путей выхода из кризиса видится “новый патриотизм”, направленный на кросскультурное взаимодействие и взаимное обогащение, воспитание реального казахстанского патриотизма.

Выдвигая свою фигуру в качестве кандидата в президенты Владимир Козлов, лидер незарегистрированной партии “Алга!” (финансируется беглым олигархом Мухтаром Аблязовым) вовсе не преследовал столь высокие политические амбиции. Однако банальная отработка денег владельца политической партии четко обнажила реальную проблему казахстанского общества: имеет ли неказах право выдвигаться в президенты страны?

По Конституции вроде бы имеет, только чтобы были соблюдены формальности с процедурой, соответствовал по возрасту, месту рождения, знанию казахского языка и сроку непрерывного проживания в стране за последние пятнадцать лет. Это официальные требования. Однако когда национал-патриоты кидали 27 октября яйцами, то ими задавались два вопроса: по какому праву русский выдвигается в президенты и знает ли он государственный язык. С правом все понятно – оно обеспечено Конституцией (национал-патриоты искренне могут этого не знать, поскольку в их мире прописанные в законодательстве нормы ничего не означают – в этом специфика характерного для них мироощущения). С языком ситуация сложнее…”.

INOSMIKZ.ORG публикует материалы ““Les Échos”: Áанки Казахстана в 2008 году оказались поставлены на колени. И, несмотря на помощь государства, им до сих пор не удается вновь встать на ноги”.

“Monsters and Critics.com”: Ронни Вуд из “Ролинг Стоунз” покинул дом в Северном Лондоне, который он делил со своей юной любовницей из Казахстана”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...