Как распаковать чемоданы

Не составляет секрета тот факт, что русское население Казахстана продолжает сокращаться с каждым годом…

Не составляет секрета тот факт, что русское население Казахстана продолжает сокращаться с каждым годом. И власти практически не обращают внимания на данную тенденцию. Они фактически говорят: “Мы не можем заставить русских рожать больше и не имеем права препятствовать им в отъезде на историческую родину”. Видимо, ежегодная убыль данной части населения кажется правительству не такой серьезной проблемой.

По официальным данным, численность русских в период с 1999 г. по 2009 г. сократилась на 15% (680 тысяч) и составила 3797 тысяч человек. По сравнению с предыдущим десятилетием, когда русское население уменьшилось на 22% (свыше полутора миллиона человек), нынешние цифры действительно не так впечатляют, и кажется, что русские еще долго будут являться вторым по численности этносом страны. Исходя из тенденции, можно предположить, что в 2019 г. численность русских будет составлять около трех миллионов двухсот тысяч человек, а непосредственно перед годом, когда Казахстан из развивающегося государства превратится в развитое, их численность в стране составит примерно два миллиона восемьсот тысяч.

Однако в оперируемых данных имеет место заведомая статистическая погрешность, вольно или невольно используемая властями. Дело в том, что большая часть казахстанских украинцев, белорусов, немцев, чувашей и т. д. полностью ассимилирована русскими, как бы по этому поводу ни досадовали руководители других европейских национально-культурных центров. Не зря той же Германии стали не очень нужны около двухсот тысяч оставшихся казахстанских немцев, в которых не осталось ничего немецкого. Численность немцев, украинцев, белорусов сокращается в стране гигантскими темпами, прежде всего потому, что многие из них меняют самоидентификацию и при переписях позиционируют себя как русские. Так, в официальной статистике отчасти компенсируются потери русских от миграции и превышения смертности над рождаемостью.

Поэтому все европейские этнические группы можно рассматривать как единое население. Их общая численность сейчас составляет около четырех с половиной миллионов человек. А совокупная убыль европейских этносов в Казахстане за период с 1999 г. по 2009 г., составила почти 20 % (свыше миллиона человек). Такими темпами в 2029 г. не этнические русские, а все европейское население будет насчитывать около двух миллионов восемьсот тысяч человек и составлять примерно 15-16% от общей численности населения Казахстана.

Конечно, можно сказать, что в последние годы ситуация выглядит не так ужасающе. Как часто говорят по этому поводу, “кто хотел уехать, тот уже уехал”. И теперь, мол, когда социально-экономическая ситуация в стране улучшилась, численность европейцев будет сокращаться не такими быстрыми темпами. Но в данном случае мы сталкиваемся с недооценкой некоторых факторов, потому что в скором времени можно ожидать новой волны миграции европейцев из Казахстана.

Буквально на днях, в России закончилась общенациональная перепись населения, результаты которой, правда, будут оглашены несколько месяцев спустя, но, в принципе, ход событий выглядит довольно предсказуемым. Поскольку лидер “Единой России” В.В.Путин уже успел заявить населению, что демографическая ситуация в стране стабилизировалась, перепись, вероятно, обнаружит миллион или два неучтенных текущей статистикой россиян. Но никакими уловками не удастся скрыть главной проблемы – неуклонного снижения численности государствообразующего этноса. Так, согласно переписи 1989 г., численность русских в России составляла около 120 миллионов человек. К 2002 г., их численность снизилась до 116 миллионов. Нынешняя перепись, по самым оптимистичным оценкам, насчитает всего около 113 миллионов. Эти потери и сами по себе выглядят довольно внушительно, но надо отметить, что ситуация еще была смягчена миграцией в Россию нескольких миллионов русских со всех концов бывшего Союза и традиционным процессом массовой смены самоидентификации выходцами из других народов. В то же время, население мусульманских республик Северного Кавказа растет очень быстрыми темпами.

Не трудно догадаться, какой вал критики в адрес руководства страны поднимется после подведения первых итогов переписи. А ведь помимо “русского вопроса” еще больше обнажатся и другие насущные проблемы северного соседа. Такие, как миграция населения из азиатской части страны, критическое положение малых городов, нехватка трудовых ресурсов и т. д. Какие меры будут предложены для исправления демографической ситуации, тоже догадаться нетрудно. И в списке предложений репатриация русскоязычного населения, остающегося в странах СНГ, безусловно, будет стоять на первом месте.

Разумеется, можно скептически отнестись к данному прогнозу. Кто-то может напомнить о практически проваленной на сегодняшний день “Программе переселения соотечественников”. Но она была принята совсем в других условиях и с другими практическими целями. Не составляет секрета, что российские власти долгое время рассчитывали использовать русскоязычное население бывших советских республик в геополитических целях, как группы давления на правительства новых независимых государств. По этой причине, разработчики “Программы…”, в первую очередь, рассчитывали на небогатые семьи, готовые переселиться в предлагаемые регионы.

Однако сейчас уже всем стало ясно, что эти расчеты оказались совершенно бесперспективны. Многочисленные русские диаспоры в постсоветских республиках (за исключением Приднестровья) единством не отличаются и порой уступают во влиянии крохотным, но сплоченным диаспорам.

Охотников менять шило на мыло оказалось также не слишком много. Как резонно отмечают многие эксперты в области миграции, люди семейные (на которых и была рассчитана программа) чрезвычайно тяжелы на подъем. Есть работа, разнообразные личные связи, положение в обществе, а на новом месте жительства все придется создавать по новой, в положении чужого среди своих.

Теперь этот опыт будет учтен, и ставка будет сделана, в первую очередь, на молодежь, которая легко адаптируется на новом месте. Ведь российским властям даже не нужны какие-то особые затраты и шумные кампании для того, чтобы забрать несколько десятков тысяч молодежи, например, из Казахстана. Достаточно просто выделить квоту в вузах. Тем более, что в России в связи с демографическими проблемами сейчас наблюдается колоссальное снижение численности абитуриентов, и существующие мощности легко позволят принять сотни тысяч человек в год. Комната в общежитии и, может быть, какая-то доплата к стипендии – все, что будет необходимо для вчерашнего казахстанского школьника. Состоятельные русские родители уже давно отправляют своих детей на учебу в Россию, и, безусловно, семьи со скромным достатком также будут рады воспользоваться подобной возможностью.

Если ситуация станет развиваться таким образом, мы можем уже к следующей переписи остаться с парой миллионов человек европейского населения, в основном пенсионного и предпенсионного возраста. Возможно, некоторым любителям метаний яиц и других видов провокаций это придется по вкусу, но будет ли такая картина отвечать интересам государства.

Здесь нужно вспомнить о демографической ситуации в стране. Ведь в этом плане Казахстан мало чем отличается от России. Даже после того, как в страну переселилось около миллиона репатриантов казахской национальности и несколько увеличилась рождаемость, прежние потери компенсировать не удалось. Казахстан до сих пор не может сравняться по численности с Казахской ССР. И вполне вероятно, что следующую перепись страна может вновь встретить с численностью в 16 миллионов человек.

Для территории Казахстана это совершенно ничтожная цифра. Ведь наши ежегодные поражения на экономическом фронте связаны не только со всепоглощающей коррупцией и вопиющей некомпетентностью чиновников. В стране просто некому работать в новых отраслях экономики. И низкий уровень профессионализма также связан с отсутствием конкуренции на рынке труда. О какой индустриализации и развитии малого и среднего бизнеса можно говорить в таком случае?

Понятно, что Казахстану очень тяжело бороться с Россией за русских. “Там русский дух… там Русью пахнет!”. И нигде больше в мире русскому человеку в культурном плане не будет так хорошо, как на исторической родине. Однако и Казахстан вполне мог бы задействовать свои козыри.

Для начала вспомним, какая страна является самой притягательной для мигрантов всего мира. Правильно – Соединенные Штаты Америки. И стремятся туда все, потому что эта страна (что бы про нее ни говорили) в глазах всего мира является страной возможностей. Чистильщик ботинок может стать президентом, верят американцы, и весь мир убеждается, что так оно, в принципе, и происходит. И совсем неспроста мерилом успеха провозглашается должность президента страны. Возможность стать главой государства является главнейшим показателем свободы и свободности населения. С этой точки зрения, США более всех остальных стран мира приближены к тому идеалу, который юристы и политологи именуют правовым государством. Ведь одним из основных признаков такого государства является свободный доступ к власти вне зависимости от расового или этнического происхождения.

А теперь посмотрим, что в этом плане происходит в Казахстане. Здесь обо всем говорит всего один показатель. В рядах государственных служащих численность европейцев составляет лишь около 10%. Это, собственно говоря, и есть основная причина миграции некоренного населения, поскольку люди не могут воспринимать государство как свое и никогда не согласятся считать себя казахстанцами (а тем более – казахами русского происхождения), если их не пускают во власть, считая чужими.

Многие наши государственные и общественные деятели сознают пагубность такого положения дел. В качестве исправления сложившейся ситуации, лидерами русских и славянских объединений несколько раз публично высказывалась необходимость введения национальных квот на государственной службе. Это идея выглядит довольно справедливой по своему содержанию, но, как показывает международный опыт (например, Ливана), квотирование вбивает еще больший клин между различными частями населения, противопоставляя их друг другу. И вообще, если, к примеру, среди русских процент талантливых управленцев будет выше, чем среди других народов, то почему их доля во власти должна будет ограничиваться?

Таким образом, и в этом деле мы приходим к вопросу, о котором уже столько лет талдычат отечественные оппозиционные силы. Только решительные меры по демократизации страны, введение выборности местных исполнительных органов и обеспечение прозрачности выборного процесса будут способны решить эту проблему. Собственно говоря, реформы в системе управления государством улучшили бы жизнь не только русских, но и всех казахстанцев. Правда, в то, что наша власть сможет пойти на этот шаг, честно говоря, не верится совсем.

Соответственно, отчетливо становится видно, какой дорогой государство будет следовать далее. Если не удастся остановить стремительное сокращение европейского населения в течение ближайшего десятилетия, то для обеспечения дальнейшего роста экономики стране может понадобиться до пяти миллионов мигрантов. Оралманов в лучшем случае наберется пару миллионов, и где будут пополняться трудовые ресурсы, понятно. “Выручать” будут Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан. Правда, с этими мигрантами в страну будут поступать и различного рода идеи, которые понравятся руководству страны, наверное, куда меньше, чем проповедуемый ныне только отпетыми маргиналами русский сепаратизм. И уверенно можно заявить, что два-три миллиона мусульманского населения будут причинять властям куда больше беспокойства, нежели нынешние четыре с половиной миллиона европейцев, желающих знать лишь о том, какое будущее ждет их в этой стране.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...