Сельское бесхозяйство

Канай Жунусов: “Идея о том, что крестьянин купит вола и с его помощью будет обрабатывать землю сохой – нереальна”

“Сорняки растут не везде, а только там, где они не нужны”.

Михаил Тенин

Из всех кризисов в сельском хозяйстве Казахстана нет только одного – кризиса перепроизводства. “Важным является не сам размер государственной поддержки, а как она используется”, – подчеркнул Шамиль Дауранов, советник председателя правления Национального аналитического центра при правительстве РК, в ходе очередного заседания КИПРа (Клуб Института политических решений). Бюджет Минсельхоза в 2005 году составлял 80,6 млрд. тенге, в текущем году он 292,5 млрд., но ситуация кардинально не меняется.

“У нас есть сельское хозяйство, об агропромышленном комплексе говорить преждевременно”, – отметил Ерлан Смайлов, модератор КИПРа, открывая заседание. Тему обозначили масштабно: “Развитие АПК: стратегии, механизмы, инструменты”.

“Состояние и пути решения ключевых проблем развития агробизнеса Казахстана” – с такой презентацией выступил Шамиль Дауранов. “В настоящее время только казахстанское зерно конкурентно”, – акцентировал докладчик. Причина его конкурентоспособности – Целина. За те годы, в сельское хозяйство республики инвестировали средства, эквивалентные $20 млрд. Если в 1954 году мощность казахстанских элеваторов составляла 32,5 тыс. тонн, то в 1970 году – 306,6 тыс. тонн.

С мясом дела обстоят хуже. При СССР, в союзный фонд Казахстан отправлял 200-350 тыс. тонн мяса ежегодно, а сейчас экспорт мяса составляет 1,5 – 3 тыс. тонн в год. В 1990 году потребление мяса на душу населения составляло 71 кг в год, в 2008 году – 45 кг. “Если либерализовать внешнюю торговлю, импорт мяса и птицы будет расти”, – подчеркнул г-н Дауранов.

В 2008 году, импорт творога и сыра составил 64% от его потребления. Для роста молокопродуктов нужно повышать жирность местного молока. По винограду, плодам, ягодам и орехам внутреннее потребление закрывается в коридоре от 0,5 до 1,1%. При этом всю последнюю пятилетку растет импорт винограда, плодов косточковых и семечковых.

“Государственная поддержка давала бы эффект, если бы были созданы соответствующие индустрии – их нет, нет эффекта от поддержки”, – резюмировал Шамиль Дауранов. По производительности труда в сельском хозяйстве из расчета на одного занятого Казахстан даже соседней России уступает в 3,5 раза. Германии уже в 11 раз.

“Нужно с нуля начинать создавать всю цепочку основных и вспомогательных производств по многим направления агробизнеса, – это уже из предложений докладчика. – Все программы развития агробизнеса, кроме зерна и осетровых, передать из МСХ на уровень акимов областей. Должны учитываться интересы бизнеса, а не приниматься кабинетные решения, за которые бизнес потом должен отвечать”. Необходимо произвести районирование и четко определить какие регионы могут производить конкурентную продукцию и какую именно. “По коррупции предложения есть, но как с нею бороться я не знаю”, – констатировал г-н Дауранов.

Канай Жунусов, РОО Союз фермеров Казахстана, дал уточнения по тому моменту, где Шамиль Дауранов сказал: “Везде можно что-то наврать и получить государственные субсидии”. “Суммы, которые озвучиваются – для мелких производителей их нет в природе”, – подчеркнул г-н Жунусов. Чтобы получить доступ к государственным субсидиям нужно как минимум быть приближенным к районному акиму. “Чтобы фермеру получить кредит на 400 тыс. тенге, он должен заполнить 38 справок. Потом ежемесячно отчитывается за эти деньги: поставил не там запятую – его еще и штрафуют”, – дополнила картину Ольга Ельцова, советник председателя совета директоров АО “Raimbek Group”.

В Каракастекском сельском округе в советские годы был совхоз: 8 тыс. га пашни, 30 тыс. голов овец, 100 тракторов, 70 комбайнов, 90 грузовиков. После приватизации на всех, кто там работал и жил (фельдшеры, учителя, пенсионеры), получилось по 10 га. По словам Каная Жунусова, из 130 зарегистрированных крестьянских хозяйств на месте бывшего совхоза реально работают 10. Лишенный средств производства, крестьянин держит землю, а сам “таксует” в городе. В аренду землю давать нельзя, поэтому люди отдают ее сельскохозяйственным компаниям по “договору о сотрудничестве”. “Договоры кабальные для собственников, но альтернативы нет – необрабатываемую землю сельскохозяйственного назначения могут отобрать”, – объяснил механизм г-н Жунусов.

“Идея о том, что крестьянин купит вола и с его помощью будет обрабатывать землю сохой – нереальна”, – заявил функционер Союза фермеров. Крестьяне с удовольствием продали бы свою землю, но рынок предлагает очень низкую цену. Вместе с тем: “Иждивенчества у крестьян нет – они на все плюнули и ничего от государства не ждут”. “На рынке тоже мафия – все против крестьянина. За него только заявления, что государство крестьян поддерживает”, – сообщил Канай Жунусов. Шкуры сжигаются, грубая шерсть тоже – сдавать некому и некуда, хотя стоит все дешево. Молоко никто не собирает, потому что нет холодильника.

Петр Потапов, АО “Vita”, рассказал о том, что из-за мелких крестьянских хозяйств в регион не может прийти инвестор с целью выращивания сои. Тому нужно 6 тыс. га цельной земли на юге, но в общую картину вся эта мелкая мозаика пока не складывается. Он предложил разработать механизм, по которому землю сельхозназначения можно изымать за справедливую компенсацию. Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда “Аспандау”, “категорически против того, чтобы у собственника земля отбиралась хоть за какую компенсацию”.

Экономист Юрий Храмцов привел некоторые цифры официальной статистики Узбекистана. По ней получается, например, что с 1990-го по 2009-ый годы рост производства картофеля в этой стране составил 4 раза, дынь – 2,5 раза, круп – 4 раза. “Может, пока мы реализуем себя в экспорте сырья, узбеки пробуют себя в других вещах?” – задал он вопрос по поводу выбора модели развития.

“Даже если все профинансировать, какой будет эффект, если нет ядра АПК?” – поставил проблему Канат Берентаев, экономист. Нужна увязка сельского хозяйства со смешанными отраслями.

“Программы разрабатываются под индустриальный уровень, а хозяйство мелкотоварное”, – обратил внимание на еще одну проблему Ерлан Смайлов. Завозить самолетами 70 тыс. коров пород ангус и герефорд, когда в стране столько людей авиатранспортом не пользуется, как минимум странно.

“Нужна политическая воля превратить средства Национального фонда в стартовый капитал для предпринимателей, – подчеркнул Петр Потапов. – Нет стартового капитала в селе, промышленности. Это серьезная экономическая проблема. Те, кто за эти годы успел наворовать стартовый капитал – использует его в экономике других стран”.

“Чтобы начинать с нуля – нужна политическая воля. Такой воли нет, – отметила Ольга Ельцова. – Было политическое решение создать в степи столицу – она есть”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...