“Пацаны! Короче, надо пилить общак. То есть бюджет… Э, кончай хипеж, фильтруй базар! Лучше перетрем, скока лавэ на сходняк ОБСЕ загнать… Будешь базлать — ласты у меня склеишь… Кто в авторитете — все на сходняк причалят?”

Сетевой Казахстан. 18 ноября 2010 г.

KAZPRAVDA.KZ публикует материал “С удвоенной энергией – за новые дела. Вопросы развития нефтегазоперерабатывающей отрасли обсуждались в Атырау с участием Главы государства”.

AZATTYQ.ORG. Дильбегим МАВЛОНИЙ в материале “Вынесен еще один приговор по делу о нарушениях во время переписи населения” пишет: “Бывший топ-чиновник статагентства Бирлик Мендыбаев приговорен ещё к одному году тюрьмы. Он уже был осужден на пять лет. Оба приговора бывший чиновник считает абсурдом, говорит его адвокат.

Финансовая полиция Казахстана обнародовала новые детали по делу бывшего заместителя председателя агентства по статистике Бирлика Мендыбаева, осужденного 2 июля этого года Есильским районным судом Астаны к пяти годам тюрьмы по обвинению в коррупции.

Бирлик Мендыбаев осужден еще на один год тюрьмы по вновь выявленным фактам хищения средств, выделенных в прошлом году на перепись населения, заявил представитель финансовой полиции Мурат Жуманбай на брифинге в Астане”.

TIME.KZ. Константин БОРОВОЙ беседует с управляющим директором — членом правления АО “Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына” Кайратом АЙТЕКЕНОВЫМ – “Кто рискует — тот не пьёт шампанского”.

“- Вы знаете, что институты развития являются инструментами государственной поддержки бизнеса. Ни в коей мере поддержка не может и не должна решать все вопросы ведения бизнеса.

Одни из наиболее трудных моментов работы — это вопросы, связанные с софинансированием проектов. Если финансирование одних проектов одобряется, то по каким-то дается отказ. Часто не получившие финансирование (по вполне определенным критериям) предприниматели сразу начинают искать виноватых и недостатки именно в работе институтов. Здесь есть и непонимание процессов отбора или каких-то критериев, и завышенные ожидания, которые возникают как у предпринимателей, так и представителей государственных органов в отношении институтов развития и жилищных институтов. Любой проект проходит этапы от появления идеи, расчетов, маркетинга, составления бизнес-плана, ТЭО и проч. Ведь даже на этапе выбора партнера происходят сбои, не говоря уже о вопросах наладки оборудования, куда, как, за сколько продавать еще невыпускаемую продукцию этого завода. Речь же идет о реальном сбыте продукции в течение десяти-двадцати лет.

Да, мы одобрим проект, построим завод, но еще вопрос: будет ли его продукция востребована рынком в ближайшие десять-двадцать лет? Кто ее будет покупать? И за сколько? Самый сложный и главный вопрос — это конкурентоспособность, и к нему надо подходить серьезно. Вместе с тем мы находим конструктивный диалог с бизнесом как в сфере реализации проектов, так и в сфере закупок.

Заводы, фабрики не создаются за пару месяцев. К тому же запуск заводов или других объектов больше зависит от самих инициаторов проектов, а мы только помогаем предпринимателям деньгами или сервисной поддержкой строить эти заводы и объекты”.

Виктор ВЕРК в статье “Наука соблазнять” отмечает: “Не успев толком освоиться на капитанском мостике вверенного ему корабля, министр образования и науки Бакытжан ЖУМАГУЛОВ уже готов скомандовать: “Свистать всех наверх!”

В минувшую пятницу он поразил воображение наших непуганых сенаторов, сообщив: в министерстве готовят список ученых — выходцев из Казахстана, подлежащих возвращению на родину…

Конечно, найдутся среди переселенцев и те, для кого были бы гроши да харчи хороши — вот и вся наука. Только зачем их импортировать — этого добра у нас самих завались. Именно они сегодня делают погоду в наших университетах, НИИ, лабораториях. И оттого многим кажется, что земля казахстанская уже не родит “собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов”.

Казалось бы, г-ну Жумагулову и его соавторам по программе “великого научного переселения” остается только посочувствовать: и свои мозги в дефиците, и вернуть на родину чужие вряд ли получится.

Впрочем, у меня к министру есть предложение. Как только получите от правительства бюджетные миллиарды на свою благую миссию, покопайтесь в биографиях всех 125 “списантов” и обязательно найдете у каждого второго какие-нибудь грешки, не погашенные до отъезда за кордон, — ну хоть переход улицы в неположенном месте. А дальше все просто: объявляете их в международный розыск и набираетесь терпения… Всех, конечно, не дождетесь, но кое-кого получите, причем самовывозом.

Кстати, с одним бывшим банкиром совсем недавно подобное прокатило. Так что на вашем месте, Бакытжан Турсынович, я бы серьезно об этом задумался. Шутка ли — такие бабки на кону!”.

Вадим БОРЕЙКО в публикации “Без мазы” пишет: “Когда бастыки вернутся с кичи, их, во-первых, в беде не бросят (вон Кулекеев успешно трудится в “Казмунайгазе”, компании со 100-процентным госучастием, несмотря на вроде бы запрет занимать государственные должности), а во-вторых, они принесут магию блатной речи в семьи и офисы.

И я не удивлюсь, если вскоре на заседаниях правительства (не обязательно масимовского) министры будут привычно теребить народное хозяйство в таком примерно формате:

Премьер: Пацаны! Короче, надо пилить общак. То есть бюджет.

Министр здравоохранения: Братва, не запарьте тему “Сто больничек”! Моим лепилам на раёне — конкретные вилы.

Министр финансов: Без мазы. Обломайся. Гопота на больничках все баблосы скрысила.

Министр здравоохранения: Ты баблонавт по беспределу! Всю капусту зажал!

Министр финансов: Ты чо, айболит, наезжаешь?

Премьер: Э, кончай хипеж, фильтруй базар! Лучше перетрем, скока лавэ на сходняк ОБСЕ загнать.

Министр без портфеля: Прикиньте, я такой на хазу пришкандыбал, а моя такая хавчик сгоношила и гундит: “Демографируй меня!” Я ей: “Ты чо, с дуба рухнула? Какой нах трах, в натуре, пока сходняк не прошел!”

Премьер: Тормози байду про тёлок! Будешь базлать — ласты у меня склеишь. (Министру иностранных дел) Кто в авторитете — все на сходняк причалят?

Министр иностранных дел: Барак-Пиндос киксует.

Премьер: Не по понятиям. А ты чо ему ничо не предъявил?

Министр иностранных дел: Я уже по планшетнику с Хиллари развел”.

EXPRESS-K.KZ. Илья ГУК в заметке “Секретная тяжба” сообщает: “Об утечке казахстанских военных секретов, новой рейтинговой системе оценки эффективности госорганов и других любопытных вещах говорили вчера депутаты мажилиса на пленарном заседании…

Депутат Серик Темирбулатов обеспокоился тем, что экономические и военные секреты Казахстана могут свободно утечь за рубеж. По его словам, к депутатам обратились руководители нескольких общественных организаций страны и выразили обеспокоенность тем, что заказы на разработку IT-программм для электронного правительства поступают к иностранным компаниям”.

Наталья ТЕРЕНТЬЕВА в заметке “Идет охота на “откат”” сообщает: “Список прегрешений экс-главы Минздрава Жаксылыка Доскалиева растет: возбуждены еще два уголовных дела в дополнение к тем, что уже расследуются. Об этом и других скандалах в министерских кабинетах вчера журналистам рассказали в финполе…

Мурат Жуманбай сообщил: финполовцы арестовали экс-главу комитета гражданской авиации Минтранскома, ныне замгендиректора республиканского госпредприятия «Казаэронавигация» Мухита Кубаева и учредителя ТОО «Азия Мега Транзит» Сыздыкова…

Кроме того, по словам официального представителя финпола, окончено расследование дела в отношении вице-министра связи и информации Нурая Уразова, зампреда комитета информации и архивов Саята Нурахметова и директора ТОО «Институт системных исследований» Ерлана Саирова”.

LITER.KZ. Алексей ХРАМКОВ беседует с инвестиционным консультантом Русланом САГИДАНОВЫМ – “Бой спекулянтам”.

“Made in Kazakhstan” – за стойкость и привлекательность этого лейбла наша страна борется уже не первое десятилетие. Но вот ведь незадача, за что ни возьмись, везде этот лейбл отдает непривлекательной ценой, а иногда даже не совсем подходящим качеством.

Самый простой пример: комплект школьной формы, сделанной в Казахстане, стоит 8000 тенге, китайской – 3000–3500 тенге. При этом по качеству они почти не отличаются. То же самое с обувью и прочим. Про отечественное постельное белье и вовсе стоит умолчать. Оно будто одноразовое. Так в чем же проблема?

— Что мешает казахстанской продукции успешно конкурировать с иностранными аналогами и занимать доминирующее положение на собственном рынке?

— Я могу отметить тот главный фактор, который рассматривается как основное условие для создания конкурентоспособной продукции, – в конечной цене предложения товара реальная добавленная стоимость должна составлять свое максимальное значение, а “воздушная”, или спекулятивная, наценка минимум.

При этом основные элементы реальной стоимости товара – это затраты на приобретение, логистику и переработку сырья, получение готовой продукции, а также затраты на доставку и осуществление оптовых и розничных продаж продукта.

А что происходит у нас? Львиная доля затрат, которая заложена в цену товара, – это именно та спекулятивно добавленная стоимость, которую мы можем отнести к ненужной и которая в конечном счете переплачивается рядовым потребителем. К ней мы можем отнести и драконовские проценты по кредитам наших банков. При средней ставке кредитования от 13 до 15 процентов годовых из расчета на всю стоимость проекта реальный размер выплаты вознаграждения банку составляет минимум 40 процентов от его общей конечной цены.

Второй фактор – это неразвитость рынка и наличие большого числа ненужных торговых посредников, проще говоря, тех спекулянтов, которые ничего реально не добавляют в товар, делая его только дороже для конечного покупателя.

Третий фактор – огромное количество представителей теневого рынка. И плюс к этому всему затраты бюрократического характера, отражающие уровень коррупции в нашей стране: присутствие многих ненужных согласований и утверждений, взяток, “откатов” и прочего.

Все эти моменты отражаются в конечной стоимости товара. Если конечная цена товара, предположим, составляет 100 тенге, то в данной стоимости реальная добавленная стоимость составляет 40 тенге, а 60 тенге – это всевозможные ненужные наценки.

Когда россияне или украинцы предлагают свой товар, дешевле наших аналогов, и когда их товары не уступают, а зачастую превосходят нашу продукцию по качественным характеристикам, то, естественно, наш потребитель, не обладающий большой долей патриотизма, сделает выбор в пользу импортных аналогов”.

DIAPAZON.KZ. Юрий ГЕЙСТ в публикации “Мой брат не преступник” пишет: “Так считает родная сестра Жаксылыка Доскалиева. С корреспондентом “Д” она поделилась некоторыми подробностями из жизни экс-министра здравоохранения…

– 12 октября с Жаксылыком в Астане виделся мой супруг, – рассказывает Умит Акмурзаевна. – Брат тогда сказал, что ни в чем не виноват. Он даже плакал в кабинете следователя. Потом он передал, что если умрет, то пусть его похоронят на актюбинской земле. Я на прошлой неделе тоже ездила в Астану, пыталась попасть на свидание с ним, но меня не пустили. Он в очень тяжелом состоянии, не может передвигаться. Я смогла только передать ему гостинец. Мне кажется, что его живым не выпустят, – сокрушается Умит Акмурзаевна”.

INOSMIKZ.ORG публикует статью Ербергена САЛЫКОВА “Тайны новейшей истории Казахстана: Что у нас получилось за годы государственной независимости? Часть 1. О чем речь?!”. “Тайны новейшей истории Казахстана: Что у нас получилось за годы государственной независимости? Часть 2. Государство”.

“Казахстан – это страна аборигенной номадической культуры, ставшей восприимчивой к переменам спустя десятилетия после коренизации (перехода на оседлый образ жизни) подавляющего большинства ее носителей. В этом, может быть, кроется свой плюс. Но без традиций или, точнее, без учета особенностей человеческого материала вообще нельзя проводить каких бы то ни было общественных реформ. Ибо обычно это кончается плохо. В мире тому есть множество примеров. Опыт, даже если он плохой, — это хороший урок. У нас этой истины не учли. И пытаются преобразовать общество, руководствуясь одними лишь схематическими рецептами, которые якобы универсальны применимы. Применимы-то они применимы. Но, как это следует из реальности всего XX века, в девяти случаях из десяти результаты плачевны”.

IA-CENTR.RU. Алексей ВЛАСОВ в публикации “Что дальше?” пишет: “В до предела субъективированной местной политике, реформы будут неизбежно носить персонифицированный характер и пока не определена окончательная фигура “наследника”, все стратегические программы будут носить характер внешней оболочки без сильного внутреннего содержания. Отсюда и прозвучавшее недавно предложение со стороны одного из представителей корейской диаспоры, обращенное к Нурсултану Назарбаеву – оставаться у власти вплоть до выполнения всех стратегических программ, то есть до 2020 года.

С точки зрения здравого смысла, это предложение звучит несколько по-азиатски, но между тем, в нем содержится глубокий смысл, поскольку казахстанская элита действительно не знает, существует ли какая-то «цивилизация» в эпоху после Назарбаева и велика вероятность, что эта избыточная персонификация казахстанской политики будет сохраняться в ближайшее время.

И все же в Казахстане, на мой взгляд, неизбежны перемены через развитие внутриэлитной конкуренции, которая по сути дела и является единственным двигателем политического процесса, т.к. иные формы политической борьбы, конкуренция между партиями, противоборство в парламентах этих стран носит имитационный характер, а реальная оппозиция находится в клиентальных отношениях с властью.

Вопрос только в том, как перевести конкренцию кулуарную, аппаратную в публичные, открытые формы. Пока нет уверенности в том, что этот путь будет пройден без потрясений. Но, на мой взгляд, иного выбора нет, если власть желает сохранить необходимую динамику развития. Вопрос ведь не в том, о какой системе мы говорим — более или менее демократичной. Сейчас уже очевидно, что этот вопрос вторичен”.

CONTUR.KZ. Тимур КОЗЫРЕВ в статье “Казахстан и Россия в новой геополитической ситуации” отмечает: “Казахстан, будучи одной из постсоветских стран, обретших политическую независимость в 1991 г., в настоящий момент мучительно строит (формирует, осознаёт, …) свою национальную идентичность. Этот процесс происходит, прежде всего, в коллективном сознании – а также в коллективном бессознательном, — государствообразующего казахского народа, и отражается в происходящей трансформации его взаимоотношений с другими этносами нашей страны – в первую очередь, с русским этносом, с которым он недавно “поменялся” статусами. Синхронно идет – медленно и “со скрипом”, порой в режиме взаимной “притирки”, но все же реально идет, — процесс формирования общего гражданского самосознания жителей Казахстана. (Подразумевается, что в идеале понятия “национальное” и “гражданское” должны совпасть или максимально приблизиться одно к другому.)…

Без большого преувеличения можно сказать, что даже если вообразить себе на 100% моноэтничный Казахстан, говорящий исключительно по-казахски – даже это принципиально не изменит ситуацию, т.е. российский вектор внешней политики останется для нас важнейшим на обозримое будущее. Сказанное особенно актуально, учитывая происшедшее ослабление доверия к Западу в нашем обществе – ввиду не только территориальной удаленности стран НАТО, но также их уж очень ярко выраженного прагматизма по отношению к постсоветским государствам”.

BETTER.KZ. Джанибек БАЙТЫРОВ в статье “Новые чемпионы по глупости” замечает: “Нет такой глупости, которую бы не сморозил Дуванов, и состязаться с ним в этой области тяжело. Однако, похоже, что “транскандидаты” Владимир Козлов и Жасарал Куанышалин сумели его одолеть в этом нелегком соревновании, раз уж даже сам Дуванов признал их идею дурацкой: “Термин „транзитность“ – это политологическое недопонимание фигурантами этой идеи того, что они задумали. Что такое „транзитный президент“? Транзитных президентов не выбирают. Транзитными президентами становятся после революции, после восстания, после неожиданной смерти руководителя, например Елбасы”. И далее, Дуванов подчеркнул: “Я уже не говорю про термин „транзитность“. Это – временность, это неустойчивость, это недоверие”.

Да, это знаковое заявление. Долгие годы Дуванов был бесспорным обладателем чемпионского титула по глупости во всем Казахстане. Но появились такие претенденты, которые смогли его затмить. Более того, такие, по сравнению с которыми даже Дуванов вдруг заявил здравые вещи и стал казаться просто образчиком здравомыслия.

За “транскандидатами” нужно засчитать одну победу. Они убедительно и с большим перевесом победили на всеказахстанском чемпионате по глупости”.

DIALOG.KZ. Макс ИВОЛГИН в материале “Коммерция вместо развития?” отмечает: “Учитывая, что под эгидой ФНБ функционируют целых девять институтов развития, начнем с одного выбранного нами произвольно – Инвестиционного фонда Казахстана (ИФК).

Как гласит его официальный сайт, по состоянию на текущий ноябрь ИФК участвует в финансировании 32 проектов на общую сумму более 28 миллиардов тенге. Эти проекты касаются рыбной, химической, лесной и деревообрабатывающей промышленности, переработки сельскохозпродукции, стройиндустрии, металлургии, машиностроения и производственной инфраструктуры…

Размещенная на сайте ИФК информация для инвесторов свидетельствует, что не густо у этого института и с ответственностью за реализацию начатых дел. Оказывается, выделив немалые средства на реализацию тех или иных проектов, ИФК вознамерился фактически выйти из них…

Иначе говоря, сегодня ИФК озабочен отнюдь не результатами их выполнения, а сугубо коммерческой целью – выручкой от продажи своих акций и долей в подконтрольных предприятиях. Для государственного института развития – убогая цель”.

PROFINANCE.KZ. Бауржан ШУРМАНОВ в публикации “Экспорт мяса сократился, сокращается и будет…” пишет: “Казахстанский экспорт мяса не более, чем миф! Экспорт, по сравнению с его пиком в 1990 году, сократился в 400 раз и носит не стабильный, а разовый характер. Объемы поставок казахстанского мяса на внешние рынки 2008 году составили 3 тыс. тонн баранины, говядины, свинины и куриного мяса, в прошлом году — всего 900 тонн. В настоящее время производство мяса покрывает только потребности внутреннего рынка, сообщает аналитическая служба АО “КазАгроМаркетинг”.

“Причины, прежде всего, это последствия того спада объемов производства мяса и мясопродуктов, которые сопровождались с середины 90-х годов буквально до начала 2000 годов. Первое 5-летие 2000 года. Мы прекрасно понимаем то, что много было упущено, сократилось резко поголовье, всех видов животных”, — пояснил Profinance.kz глава ассоциации “Мясной Союз Казахстана” Иван Сауэр”.

NOVGAZ.COM. Амиржан КОСАНОВ в статье “Разобщенное сообщество” отмечает: “В нашем журналистском сообществе, к сожалению, каждый кулик хвалит свое болото. Ибо даже обсуждение причин гибели журналистов разделило его на противоборствующие лагеря! Поэтому я завидую журналистской солидарности в соседней России.

Там журналисты единым фронтом выступили с протестами против недавних нападений на своих коллег. И президенту Медведеву пришлось взять все эти случаи под контроль и потребовать найти преступников!

Не думаю, что возводимые помпезные надгробия и богатые дастарханы так уж нужны погибшим. Им нужна память. Светлая, не запятнанная сиюминутной политической конъюнктурой. Которая у некоторых наших прикормленных властью пишущих “ягнят” оказалась слишком короткой”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...