“По коррупционной статье отправляют сильно провинившихся. Либо тех, кто в другом месте украл да не с теми поделился, либо тех, кто украл неудачно и тем самым бросил тень на “крышу”, либо тех, кто проявил политическую недальновидность”

Сетевой Казахстан. 22 ноября 2010 г.

AZATTYQ.ORG. Алима АБДИРОВА в материале “Как Дмитрий Жарокин благодаря казахскому языку жену и работу себе нашел” пишет: “В Россовхозе, пригородном поселке Актобе, живет дипломант конкурсов по казахскому языку. В ауле имени Нокина работает детский сад с казахским языком обучения, и сюда привозят малышей из других сел…

Гимн Казахстана – это первая песня Дмитрия на казахском языке. Сегодня он подхватывает любую песню и поет с удовольствием. Только вот, говорит Дмитрий, на казахском музыкальном инструменте домбре еще не научился играть.

Дмитрий Жарокин работает в нефтяной компании, где встретил свою будущую жену. Говорит, что признался ей в любви уже на первом свидании.

– В Алию я влюбился с первого взгляда и на первой встрече сказал ей, что не хочу быть ее парнем, а хочу жениться. Конечно, для храбрости выпил. Алия рассказала родителям, что я по национальности русский, владею свободно казахским языком. Наши родители не были против нашего брака, – рассказывает Дмитрий Жарокин”.

Гульбану АБЕНОВА в публикации ““Аджип” в ответ на обвинения в мошеничестве пока отмалчивается” сообщает: “Финансовая полиция Казахстана обвинила нефтяную компанию “Аджип” в мошенничестве. Эксперты считают, что за данным ходом стоит вопрос национализации. Сама компания пока воздерживается от комментариев”.

MEGAPOLIS.KZ. Елена НЕФЕДОВА беседует с председателем правления общественного фонда “Транспаренси Казахстан” Виталием ВОРОНОВЫМ — “Если бы наши граждане доверяли судебной системе, то они не жаловались бы президенту страны”.

“- Объективный рост числа обращений наших граждан в суды свидетельствует о многом, но, как мне представляется, только не о повышении доверия граждан к судебной системе. С этим мнением Комиссии по правам человека при президенте страны, несмотря на то, что вхожу в ее состав с мая 2006 года, я готов не согласиться по ряду причин. Действительно, во всем мире самым цивилизованным способом разрешения гражданско-правовых и других юридических споров является судебный порядок. Защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц от противоправных посягательств также осуществляется судом, поскольку только суд может признать виновное лицо преступником, а также привлечь его к ответственности. Так что ничего удивительного в том, что растет число обращений в суд, нет: а куда, собственно, ещё обращаться?

Во времена Союза ССР можно было обратиться с жалобой в партком, исполком, обком и так далее, вплоть до ЦК руководящей и направляющей партии. И эти жалобы рассматривались в первоочередном порядке и что самое главное – разрешались по существу и в большинстве своем правильно. Обращения граждан в центральные газеты не только не оставались без реагирования, но и ставились на особый контроль. Прокуратура играла куда большую роль в защите трудовых и других прав граждан, чем сейчас. Это я знаю по своему опыту работы в органах прокуратуры СССР (РСФСР и КазССР). Безо всякого суда с помощью прокурорских протестов, предписаний, представлений и т.д. восстанавливались на работе незаконно уволенные граждане, устранялись нарушения техники безопасности на производстве и в строительстве, защищались права женщин и детей. А сейчас “беззубые” прокуроры “проволынят” ровно месяц с рассмотрением заявлений граждан и на 30-й день дадут ответ, содержащий рекомендацию обратиться в суд. Если бы наши граждане доверяли судебной системе, то не было бы многочисленных жалоб на имя президента страны, в Комиссию по правам человека, в различные структуры, созданные при НДП “Нур Отан”. Причем значительное число этих обращений составляют как раз жалобы на незаконность или несправедливость судебных приговоров или решений”.

Булат МУСТАФИН беседует с заместителем правления АО “Казагромаркетинг” Арсеном КЕРИМБЕКОВЫМ — “До XIX века среди казахов хлеб-“камыр” ела только знать…”.

“- Мясокомбинаты – те, где производят колбасы, загружены в разных регионах на 30-60 процентов. Есть ли смысл ставить новые линии, которые будут производить то же самое? Ответ очевиден. Хотя, когда на выставках выставляют колбасу и говорят: “Покупайте отечественное!”, мне лично даже смешно немного.

– Почему это вдруг?

Потому что колбасы выпускают почти все на импортном сырье. Я не говорю, что вся отечественная колбаса на 100 процентов из импортного сырья, но львиная доля – точно. Все пленки, веревки, специи, мясо… – не отечественное. Из отечественного в колбасе только электроэнергия, вода, рабочая сила и всё. Могу привести другой пример. Знаменитые заводы по розливу соков. Их много. Они на чем работают? Они работают на пюре. Пюре в специальной таре по 200 литров. Не спорю, оно качественное, произведенное из натурального сока, но где-то в Бразилии, Китае или Израиле. В общем, из тонны сока производится 200 килограммов пюре, вот это пюре доставляется к нам, а потом методом восстановления, довитаминизации и смешивания делают соки. Казахстанские. Почему бы самим не закупать у людей яблоки, раздавать им саженцы качественных пород, удобрения, график внесения удобрений, разных препаратов от насекомых и так далее. Из этих яблок не то что делать соки, но и делать пюре и экспортировать за рубеж можно. Я согласен, что в мире существует некая специализация, но проблема в том, что наш бизнес идёт туда, где не будет толку, или в сферу “купи-продай”. Я понимаю, апельсиновое пюре не получится производить самим, но почему бы яблочное не делать или томатное? Это две вещи, которые точно можно в Казахстане производить. Томатный сок, конечно, специфический и на любителя, но яблочный – один из мировых лидеров”.

Данила ЮВАЧЕВ в материале “Отсижу за чужие грехи, а ему на погон две звезды” отмечает: “Активизировалась финполиция. Находит коррупционеров и сдаёт их в суд – крупным и мелким оптом. Борьба вышла на новый виток вопреки прогнозам тех, кто уверял, что она выдохлась. Нет, у Кайрата Кожамжарова есть много возможностей увеличить “покосы”. Тем более, что владеет он особой системой…

Я вовсе не считаю их невинными созданиями. Наоборот, убеждён, что вина их гораздо больше доказанной, что виновны они уже априори, по факту своего назначения на должность и в соответствии со своим образом жизни. И вообще наше законодательство о госзакупках устроено таким образом, что можно брать любой тендер и тут же сажать председателя тендерной комиссии. Потому что выполнить свою работу и не нарушить закон они не могут. А раз без нарушений всё равно не обойтись, то как тут не своровать?..

Поэтому система выстроена следующим образом. По коррупционной статье отправляют сильно провинившихся. Либо тех, кто в другом месте украл да не с теми поделился, либо тех, кто украл неудачно и тем самым бросил тень на “крышу”, либо тех, кто проявил политическую недальновидность, либо тех, чей арест должен послужить сигналом для “патронов”.

DN.KZ в редакторской статье “Список Жумагулова. Новый министр образования и науки намерен вернуть в Казахстан 125 ученых, чьи мозги когда-то утекли за границу, но у него это вряд ли получится” отмечает: “Уехавшие на Запад ученые утратили такую важную особенность последних паладинов казахстанской науки — пробивную способность, то есть моральную и физическую силу проносить свои проекты через чиновные кабинеты, где главный вопрос, это такая ненаучная вещь, которая начинается на “от-”, а заканчивается на “-кат”. Серьезные исследования на Западе, даже базирующиеся на университетских мощностях лучших технических вузов, требуют поддержки крупного капитала — государственного или частного. Добиться этой вещи в Казахстане — сродни чуду.

Перечисляя причины того, почему затея Жумагулова больше напоминает “прожект”, чем “проект”, мы задействовали пальцы только одной руки. Но проблема в том, что препятствий для этого больше, чем пальцев на всех руках и ногах. А главное, что нам просто нечего предложить потенциальным возвращенцам: ни денег мы больше не найдем, чем на Западе, ни патриотизмом не привлечем тех, кто уж однажды сделал выбор не в его пользу, ни идеологии не предложим взамен первым двум вещам. В сухом остатке предложение — опубликуйте этот список Жумагуловской 125-ки, хоть полюбуемся, кто из “бывших наших” чего достиг, может, примером будет для молодежи, которая пока мечтает не о кафедрах и лабораториях ученых, а о виллах и джипах скромных сотрудников некоторых государственных служб…”.

NP.KZ. Сергей КОЗЛОВ в заметке “Все прогрессирующее человечество” замечает: “Публицист-современник констатирует: “Основными помехами для модернизации страны становится незаинтересованность в ней большинства элиты, а также архаичность населения, которое не раньше 2025 года окажется “ментально совместимым” с требованиями времени”. И здесь опять противоречие — прогресс и ментально несовместимый “материал”.

Проблемы развития науки, технологий и инноваций не встречают у него, у материала, большого понимания, и в целом считается достаточным для развития страны уже имеющийся ее “потенциал” в виде природных ресурсов. Безразличие населения к инновациям, а также низкую гражданскую активность населения публицист объясняет патернализмом, а также “слабой распространенностью городской урбанистической культуры”.

А есть авторы, которые и вовсе идут дальше, причем настолько, что не до прогресса: “Очевидна тенденция деградации человеческого капитала. Для экономически активного населения характерна деквалификация (то есть потеря профессиональных навыков из-за невозможности работы по специальности), деградация, люмпенизация и даже дебилизация. При этом, большинство молодежи вынуждено выполнять относительно примитивную работу в сфере торговли без всяких шансов на изменение профессиональной траектории”.

Это уже крайности. Мы с таким, прямо сказать, обзывательством, конечно же, не согласны. Что значит дебилизация? У нас саммит ОБСЕ на носу, а, извините, к дебилам столько президентов и премьер-министров с такими визитами не ездят. Это раз. И потом, почему это только к 2025 году произойдет наша ментальная совместимость? Тоже с потолка взято. У нас два десятка только госпрограмм, в которых четко и ясно прописано: тогда-то и тогда-то сделать то и это. И отнюдь не к 2025-му, а гораздо раньше.

И кому верить? Публицистам? Или министрам, что пишут госпрограммы? Публицисты за прогресс не отвечают, а вот министры (те, кого еще не посадили) стали потихоньку отвечать. Пока на допросах”.

TIME.KZ. Виктор БУРДИН в материале “Кто натянул глобальный фонд?” сообщает: “На днях прокуратура Алматы обнаружила, как на одном из рынков города продавали огромную партию презервативов, купленных на средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Хотя эти изделия №2 должны были бесплатно раздать представителям группы риска…

В городской прокуратуре объяснили достаточно простую схему наживы на изделиях №2: волонтер организации, раздающий резинки, отчитывается, что вручил определенное количество “раздаточного материала”. Сделал он это на самом деле или сдал презервативы в ближайшую аптеку либо перекупщику — проверить практически невозможно. Прокуроры не исключают, что бесплатные кондомы продавались с ведома руководства СПИД-центра, на этом грели руки не только волонтеры, но и люди посерьезнее”.

В публикации “Евгений ЖОВТИС: Давить на меня бессмысленно” говорится: “19 ноября, Евгений ЖОВТИС по телефону из Усть-Каменогорска передал заявление для средств массовой информации…

— Главная цель администрации — не допустить передачи мною информации, то есть заявлений, обращений, статей. Для этого в колонии-поселении установлен даже специальный режим обысков моей жены и адвоката Светланы Витковской на предмет обнаружения компьютерных флешек или написанных мною документов и материалов. Понятно, что речь не идет о поиске оружия, наркотиков или переписки с преступными группировками. Речь идет о попытках перекрывания каналов информации или, во всяком случае, снижении моей активности как правозащитника и общественного деятеля. Речь идет о политической цензуре в колонии, где остальные осужденные большую часть времени проводят за пределами колонии без этого контроля”.

EXPRESS-K.KZ. Наталья ТЕРЕНТЬЕВА в заметке “Честь по чести?” пишет: “Департамент собственной безопасности МВД и финансовые полицейские проверят достоверность анонимки от сотрудников дорожной полиции Южно-Казахстанской области. Труженики свистка и жезла на днях пожаловались в интернет-блоге главы финпола на баснословные поборы со стороны руководства, торговлю должностями, аренду участков трасс и прочие реалии своих рабочих будней.

Аноним рассказал о шокирующих фактах: шеф дорпола скрывает смертельную статистику ДТП от вышестоящего министерского начальства, под угрозой увольнения требует еженедельных, а то и ежедневных «отметок», продает и сдает в аренду радары, берет приличную мзду за трудоустройство и вообще отдыхает в сауне в рабочее время”.

IA-CENTR.RU. Юлия ЯКУШЕВА в статье “Кадровая революция или плановая ротация?” замечает: “Левый берег в ожидании перемен. По мнению многих коренных акординцев, жизнь, начиная с 3 декабря, для местных политиков пойдет совсем в ином ключе. Для кого-то вверх, а кому-то и на выход. Революция кадровой политики или “все идет по плану на сегодняшний день”?..

Но вот час пробил. И сразу выясняется, что куда либо переместить статусного политика в здешних краях, задача крайне сложная. Кадровая скамейка очень узкая, внутреннее сопротивление тому или иному назначению очень сильное и идет до последней секунды. Но самое главное, субъективные факторы в момент принятия решения могут доминировать над объективными характеристиками способностей потенциальных кандидатов. Некоторые руководители, над которыми давно завис меч отставки, пересиживают месяцами только потому, что невозможно согласовать имя кандидата на замену…

Впрочем, по астанинскому Акиму все как бы понятно. Понятно и по факторам выбора – есть негласная иерархия, в том числе иерархия личной преданности, которая и формирует базовые критерии отбора. Но эта модель может работать на ограниченном пространстве 5-6 важнейших должностей. А дальше что?

Вот – Мусин, он кем может быть, если не главой АП? Премьером, Акимом, зампредом по партии, главой ФНБ? Нужное подчеркнуть. И самое главное, вероятность того, что из этого перечня какая-то должность явно не для него ничтожно мала. Надо – значит надо. Именно эта психологическая особенность казахстанских кадровых рокировок и подсказывает правильный ответ. В такой среде не может быть революционных перемещений, ибо “узок их круг”…”.

DW-WORLD.DE. Зарина КОЗЫБАЕВА в материале “День демократии в Казахстане отмечают не все демократы” пишет: “19 ноября, казахстанская оппозиция в девятый раз отметила День демократии. В этот день 9 лет назад было создано республиканское общественное объединение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). И именно из этого движения выросло большинство демократических партий Казахстана. Впрочем, далеко не все представители бывшего ДВК признают сегодня этот факт, игнорируя свою же инициативу отмечать День демократии…

В интервью Deutsche Welle заместитель председателя Координационного комитета до сих пор незарегистрированной народной партии «Алга!» Михаил Сизов пояснил, что партия «Алга!» считает себя абсолютным правопреемником идей и традиций движения ДВК и поэтому отмечает День демократии. «Суть раскола была в том, что одна группа основателей решила идти до конца, а другая договорилась с президентом о том, что они будут критиковать власть и режим, но будут делать это мягко, конструктивно и ни в коем случае не будут трогать президента, — вспоминает Сизов. — Но если бы тогда в рядах ДВК не произошел раскол, то, возможно, вся новейшая история Казахстана была бы совсем иной».

В свою очередь, действующий сопредседатель общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) «Азат» Булат Абилов, объясняя причины раскола ДВК, пояснил: «Мы плохо друг друга знали. Тогда собрались люди, которые видели друг друга первый раз. Мой подход был — не торопиться, обсудить все». Более того, вся правда истории развала альянса демократических сил, по утверждению Абилова, скрыта до сих пор, поскольку каждый из участников ДВК сегодня подает информацию под свои углом”.

INOSMIKZ.ORG. Ерберген САЛЫКОВ в статье “У нас жилищный “мыльный пузырь” еще не лопнул, но когда это все же произойдет, последствия могут оказаться катастрофическими для всей экономики Казахстана” отмечает: “Астана принимала и принимает все меры для сохранения западных по уровню цен на жилье при казахстанских доходах населения. И это на фоне 100-миллиардного внешнего долга Казахстана. Почти половина его приходится на долю отечественного банковского сектора. Эксперты говорят, что способность банков отвечать по своим зарубежным обязательствам также зависит от способности правительства Казахстана поддерживать стабильный обменный курс для своей валюты – тенге. И оно пока поддерживает его в неизменном виде после проведенной в феврале 2009 года девальвации.

Поддерживает уже свыше полутора лет. Крутое падение цен на нефть угрожает обернуться ударом по золотовалютным запасам Казахстана и может таким образом задеть способность центрального банка поддерживать тенге. Одним словом, Астана не хочет допускать появления “хлопающих звуков”, которые, как утверждал журнал The Economist”, слышны практически повсюду, на казахстанском рынке жилья. Но наше правительство – не кудесник и не волшебник. Его пока еще исполняемое желание не допускать реального падения стоимости жилья держится на высоких ценах на нефть. А высокие цены на нефть состоят сейчас в значительной мере из спекулятивно-бумажной составной части. Когда биржевые спекулянты отыграют, рано или поздно, назад, должны будут рухнуть цены не только на нефть в международном масштабе, но и на недвижимость в казахстанском масштабе. Тогда вся отечественная экономика, а вместе с ней вся страна и все общество должны окажутся пожинать плоды затянувшегося нежелания официальной Астаны допускать хотя бы постепенного, но реального спуска “мыльного пузыря” на рынке недвижимости”.

EXPERT-KAZAKHSTAN. Ольга ВЛАСЕНКО в статье “Соотечественники–невидимки” пишет: “Казахстанских писателей поддерживают российские фонды, их произведения чаще печатают в России, чем на родине. Неудивительно, что читатели считают их российскими авторами…

О ситуации с казахстанской литературой мы побеседовали с одним из участников on-line-конференции, молодым казахстанским писателем Ильей Одеговым…

— Центр русскоязычной литературы находится в России, в Москве. Только в Москве существует около десятка толстых литературных журналов плюс региональная периодика, печатающая не только местных авторов, но еще и зарубежных. Например, только в прошлом году мои произведения были опубликованы в литературных журналах Чечни, Удмуртии, Пятигорска. Мои рассказы выходили в “Дружбе народов” и “Новой юности”. В российских журналах печатаются также Михаил Земсков, Юрий Серебрянский, Айгерим Тажи и другие казахстанские авторы. В Казахстане только два литературных журнала — “Простор” и “Нива”. И они довольно закрытые. Региональных изданий практически нет. Есть отдельные альманахи, проекты вроде литературной газеты “Ышшо одын”. На данный момент альманах “Аманат” представляется мне наиболее интересным и открытым периодическим изданием в Казахстане, которое публикует также молодых писателей. Вот и вся печатная русскоязычная литературная периодика Казахстана”.

OKO.KZ. Станислав НАМ в материале “Пропаганда ненависти” сообщает: “Шестеро активистов запрещенной в Казахстане экстремистской религиозной партии “Хизб-ут-Тахрир” получили по приговору суда различные сроки заключения. Возраст несостоявшихся террористов – от 23 до 40 лет…

— Никто из подсудимых свою вину не признал, – рассказала газете “ОКО” прокурор управления прокуратуры Астаны Наталья Жунусова. – Они не видели в своей деятельности ничего противозаконного.

Что характерно, никто из задержанных не скрывал, что состоит в экстремистском движении. Однако экстремистами они себя не считали. Якобы даже не знали, что “Хизб-ут-Тахрир” в Казахстане находится вне закона.

В общей сложности, этой группе вменялись преступные деяния, подпадающие под санкции трех статей Уголовного кодекса. Сарыаркинский суд № 2 Астаны признал подсудимых виновными в разжигании социальной и межнациональной вражды, в деятельности запрещенного объединения и пропаганде терроризма. В итоге Рафис Галиулин осужден к 7 годам лишения свободы в колонии общего режима. Двое его подельников лишились свободы на 6 лет, еще двое – на 5 и 4 года соответственно. Одному из подсудимых – Андрею Лавренцову – назначено наказание 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Суд пришел к выводу, что он не принимал активного участия в преступных действиях”.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...