Языковое завтра страны

Надо признать, что проект “Программы развития языков на 2011-2020 г.г.”, разработанный министерством культуры, все же не зря носит свое название, поскольку его авторы соблаговолили посвятить пару-тройку абзацев и планам развития других языков в стране.

Среди прочего в задачах “Программы…” обозначено, что к 2020 г. 90% населения страны будет владеть русским языком. В данное время, русским языком на удовлетворительном уровне может изъясняться 88,2% казахстанцев.

В то же время английским языком, по мнению министерства культуры, должен будет владеть каждый пятый казахстанец. Эта цифра откровенно смущает, но в данном случае речь, видимо, идет о людях с так называемым пассивным владением языка. Так, по данным последней переписи, численность понимающих устную английскую речь на уровне фраз “Stop the car, please” или “One more cup of coffee, please” составила 15,4 % всего населения Казахстана. Правда, остается неясным, насколько планируется увеличить численность тех наших сограждан, кто способен довольно свободно общаться на английском языке. В данное время, их доля составляет 7,7% населения, и можно предположить, что наши власти будут не прочь также округлить этот показатель до 10%.

В отношении языков других этносов, задачей программы объявлено “увеличение и сохранение доли представителей этнических групп, изучающих родной язык на курсах при национально-культурных объединениях до 30%”.

Таковы благие намерения правительства, и, наверное, ни один здравомыслящий человек не будет возражать, если в течение всего десяти лет эти планы воплотятся в жизнь. Разве плохо, если (в зависимости от миграционных и демографических процессов) в 2020 г. казахским языком будут владеть 15-17 миллионов, русским – 14-16 миллионов, а английским – 3-4 миллиона наших сограждан. И если помимо этого значительная часть национальных меньшинств будет сохранять свои родные языки.

Общеизвестно, что знание языков интеллектуально обогащает человека. Не случайно даже Британский совет официально озвучил свою озабоченность падением конкурентоспособности современных англичан, которые отличаются от остальных народов мира как раз тем, что полностью игнорируют чужие языки, считая их изучение ненужным. В США, та же проблема привела к доминированию в науке двуязычных (как минимум) ученых японского, китайского, индийского и российского происхождения. И напротив, страны, в которых значительная часть населения владеет двумя-тремя языками, как правило, демонстрируют подчас ошеломительный прогресс в своем развитии. Так, если вспомнить о феномене русской литературы, появившейся из ниоткуда и в течение нескольких десятков лет завоевавшей весь мир, то становится очевидно, что это явление было в огромной степени связано с распространением иностранных языков среди российского дворянства.

Таким образом, спокойное сосуществование нескольких языков свидетельствовало бы о высоком культурном и интеллектуальном уровне нашего населения. Но нам ли не знать и о том, как трагически часто расходятся слова и дела нашего правительства. И поскольку перспективы развития казахского языка в Казахстане были рассмотрены автором в предыдущей статье, на сей раз ему хотелось бы остановиться на вопросах развития других языков.

Конечно, отрадно, что правительство официально признает знание русского языка “конкурентоспособным преимуществом” казахстанцев и декларирует свое намерение сохранить его в стране на том же уровне. Хорошее знание русского языка действительно было серьезным преимуществом казахов над многими другими неславянскими народами Российской империи и СССР.

Как признавали в дореволюционной России, самыми выдающимися учеными азиатского происхождения являлись бурят Доржи Банзаров и казах Чокан Валиханов. В советское время, один из троицы нерусских гениев русской литературы (Ч.Айтматов, Ф.Искандер, О.Сулейменов) также не случайно оказался казахом. Вот о чем надо помнить многим отечественным общественным деятелям и публицистам, а не посыпать голову пеплом по тому поводу, что казахи оказались самым обрусевшим неславянским народом из числа имеющих свою социалистическую государственность.

Тот огромный пласт знаний, который казахам дает русский язык, нельзя терять ни в коем случае. И хорошо, коль руководство страны это понимает. Но как оно собирается удерживать русский язык на прежних позициях, не ясно.

Снижение геополитического значения России уже привело к сокращению численности владеющих русским языком во всем мире. Почти во всех бывших советских республиках (за исключением Беларуси) численность владеющих русским языком тоже серьезно уменьшилась. Такой же процесс наблюдается и в Казахстане. Численность русскоязычного населения неуклонно снижается с каждым годом. В казахских областях и в сельской местности давно наблюдается нехватка учителей русского языка. В данное время, около миллиона двухсот тысяч казахов старше 15 лет практически не владеет русским языком. И нетрудно догадаться, что именно среди этой части населения наблюдается самая высокая рождаемость. А если взять в расчет количество ежегодно прибывающих оралманов, становится ясно, что процент не владеющих русским языком будет стабильно расти.

Единственным фактором, сдерживающим этот процесс, является мощное информационно-культурное воздействие России. Но этого мало, и, к сожалению, в течение последующих десяти лет следует ожидать не роста, как планирует правительство, а снижения доли населения, владеющего русским языком на 2-3%, то есть, на несколько сотен тысяч человек. С каждым годом будет серьезно ухудшаться и качество владения языком.

Что же касается английского языка, то любые споры о его значении для современного человека, наверное, вообще бессмысленны. Язык, на котором, по некоторым оценкам, публикуется около 85% научных статей, в излишней рекламе не нуждается. Ясно, что от процента владеющего им населения также будет в огромной степени зависеть общий культурный уровень Казахстана и его место среди других стран мира в будущем.

Судя по количеству совсем не бедствующих языковых центров, где в основном преподается именно английский, население страны тоже прекрасно осведомлено о конъюнктуре на рынке языков. Безусловно, что легче всего язык №1 учится обычно за границей, в элитных учебных заведениях с именем. Это требует значительных средств, и посему хороший английский язык сейчас – это роскошь, которую без особых хлопот может позволить себе лишь элита, живущая между Лондоном и Астаной, и обслуживающая ее инфраструктура.

Конечно, более или менее прилично выучить инглиш при надлежащем усердии можно и оставаясь в стране. Слава Тенгри, в городах еще есть школы с хорошими преподавателями, курсы, репетиторы, литература и т. д. Но вот в глубинке ситуация, когда физрук, преподающий географию, ведет еще и английский язык, наблюдается на каждом шагу. Ведь заманить в глухой аул вменяемого учителя английского языка невозможно, если не пользоваться, конечно, методами товарища Сталина, которому, надо признать, это удавалось.

Зато с помощью переписных сведений мы можем легко оценить “Кому в Казахстане жить хорошо?”. Как сообщает Агентство по статистике, свободно владеет языком Шекспира 9% казахов. По этому показателю выше находятся только корейцы, 11,4 процента которых “читают и пишут” на английском языке. Для сравнения: среди русских английским свободно владеют 5,6 %, а среди узбеков – 5,4 %.

Потому перспективы английского языка тесно связаны с дальнейшей экономической ситуацией в стране. Рост цен на нефть будет позволять все большему количеству населения постигать азы и тонкости английского языка. Министерство культуры, конечно, может предоставить дополнительные возможности для жителей городов, но вот только нормальные учителя в аул все равно не поедут.

По какой-то причине в проекте “Программы…” совсем не уделили внимания такому крупному языку страны, как узбекский, которым в стране свободно владеет примерно 3% населения (около полумиллиона человек). Надо отметить, что перспективы этого языка выглядят довольно неплохо. Рост численности разговаривающих на узбекском языке в ближайшие десять лет может составить от 25% до 50% также в зависимости от миграционных процессов. Кстати, по официальным данным, русским языком свободно владеет лишь около 68% представителей узбекской диаспоры Казахстана. Это самый низкий показатель в стране среди крупных этнических групп.

Таким образом, к 2020 г. мы получаем страну, в которой русским языком будет свободно владеть около 85-86% населения, казахским – 63-65 % населения, английским – 8-9% населения и узбекским – около 4 %. Это будет значить, что в стране (если исходить из численности в 17 миллионов человек) уже не будут даже понимать русского языка около двух с половиной миллионов человек, а казахский еще не будут знать приблизительно шесть миллионов казахстанцев.

Эти цифры существенно отличаются от ожиданий правительства и будут свидетельствовать об усугубляющемся разделении населения по социальным и этническим признакам. Элита в значительной мере будет англоязычна, средний класс в основном русскоязычен, а казахский укрепит свои позиции в качестве языка бедноты. Достаточно сказать о том, что от полутора до двух миллионов казахов будут владеть только казахским языком, имея ничтожное количество шансов реализовать себя в любой сфере, кроме животноводства. Близки к ним будут еще три-четыре миллиона преимущественно казахоязычного населения, владеющего русским языком лишь на разговорном уровне, позволяющем работать в городе охранником или строителем. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, какие бури недовольства всем на свете будут зреть в этой среде.

Правительству следовало бы очень серьезно обеспокоиться положением в этой сфере и, может быть, в корне развернуть свою языковую политику. Как бы это парадоксально не звучало, но, направляя огромные средства на обучение казахскому языку представителей других этносов, власти тем самым не приносят никакой пользы самим казахам. Так, к примеру, планируется повсеместное открытие бесплатных курсов по изучению казахского языка, но таких условий для изучения русского языка не предусматривается.

К чему приведет подобная ситуация, также нетрудно предсказать. Весьма поучительным примером в этом плане может служить опыт стран Балтии. Ужесточив требования по изучению национальных языков, правительства этих республик вырастили целое поколение двуязычной русской молодежи, значительная часть которой (до 70%) владеет еще и английским языком. Стоит ли говорить о том, что они оказываются более конкурентоспособны, нежели их сверстники из числа коренных национальностей, владеющие лишь родным языком.

У нас вопросы качества образования и конкурентоспособности сельской молодежи стоят еще острее, и министерству культуры явно стоило бы подумать, в первую очередь, о том, как выровнять сложившееся неравенство, если оно, конечно, реально обеспокоено судьбой самой обездоленной части своего народа. Но, похоже, вопрос увеличения количества элитных учебных заведений с английским языком обучения для детей, чьи родители и без того располагают широкими возможностями, беспокоит власть гораздо больше.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...