Таможенный союз на фоне ФИИР и мирового кризиса

Всякое счастье преходяще, тогда как проблемы – вечны. Так, при всей сладостности переживаемого момента, председательствование в ОБСЕ, Саммит и Азиада неминуемо закончатся, а вот Таможенный союз – останется.

Да, бурные общественные дебаты первой половины года, предшествующие началу функционирования ТС, сейчас поутихли – по факту состоявшегося. Действительно, чего уж спорить, если вступление необратимо, а всплеск цен уже произошел. Однако, процесс долгий, ведь становление Таможенного союза займет еще ни один год, и это – только начало. Далее последуют общее экономическое пространство, за ним – общая валюта, а это, читай, — общая государственность.

Да, трэнд идет в эту сторону и словесное противостояние ему может показаться бессмысленным, однако процесс постсоветской реинтеграции столь неоднозначен и не гладок, да и просто долог, что у его противников есть, и будет, масса более практических возможностей, нежели только вербальное несогласие.

В качестве противовеса обычно выставляются два тезиса: надо вступать не в ТС, а в ВТО; и – мы не против ТС, но в него надо вступать только после того, как сделаем более конкурентоспособной собственную экономику.

Что касается ВТО, то это не альтернатива, а еще одна проблема, того же класса. Вступление в ВТО никак не отменяет, и не заменяет проблематику ТС. И – наоборот. Недаром же члены Таможенного союза, вместе или порознь, собираются вступать в ВТО, причем как раз образование Таможенного союза фактически подстегнуло это процесс.

Если уж сопоставлять, в поисках различий, что Казахстану дает ВТО, а что – ТС, то разница лишь в том, чьим товарам, китайским или российским, будет вольготнее на нашем рынке.

Насчет Китая стоит подчеркнуть особо: Всемирная Торговая Организация, это детище, конечно, западное, – США и Европы. Но для нас конкретно, ВТО – это Китай, все прочее – не столь значимо…

А поскольку именно на фоне кара-китая сары-орыс сразу кажется роднее, объективно лучшее уже качество китайских товаров, и даже их относительная дешевизна, вряд ли окажутся достаточной компенсацией этой веками сложившейся ориентации.

Короче, фактически единственный тезис, на который объективно можно опереть идеологию невступления в Таможенный союз, это наша собственная экономическая… чтобы не употреблять обидное слово “недоразвитость”, выразимся изящнее – неготовность.

Мы производим много сырья, но мало товаров, вот когда устраним этот перекос – можно вступать смело в любые союзы.

И здесь мы выходим на национальную программу Форсированного Индустриально-инновационного развития, которой столько внимания уделяет сейчас Правительство. И которая, кстати сказать, выстроена, как раз, на классической идеологии чучхе – опоры на собственные силы. В этом легко убедиться, внимательно прочитав текст размещенной на правительственном сайте Программы ФИИР. В ней имеется буквально пара общих фраз про Таможенный союз и ВТО, упомянуты и иностранные инвестиции, фактическое же содержание – национальные проекты и национальный, — государственный и частный, капитал.

Но вот незадача: если от общих описаний перейти к конкретному списку объектов, включенных в ФИИР, … он как-то не впечатляет. В нем есть битумный завод, несколько цементных, пяток фармацевтических производств, два десятка откормочных площадок, ферм и птицефабрик, есть энергетические стройки…

Все это, конечно, полезно, но что такой набор добавляет к индустриализации, как таковой? Тем более подвисает приставка “инновационная” — вот уж на что, точно, не претендует ни один объект ФИИР, так это на выпуск инновационной, мирового уровня, продукции.

Причем, прошу заметить, явное отсутствие инновационной составляющей, и очень сомнительная причастность к повышению индустриальной компоненты национальной экономики, относятся к списку из сотни с небольшим объектов, вошедших в республиканский приоритет. Если же мы попытаемся проанализировать те несколько сотен объектов, что под маркой ФИИР проходят по областным планам, … как на республиканском уровне даже и не пахнет развитием инновационным, так на местном надо приложить немалую фантазию, чтобы увидеть вклад, хотя бы, в развитие индустриальное.

Впрочем, не будем зацикливаться на терминологии, поставим вопрос по-другому: допустим, все это (повторим – небесполезное) уже построено. И, допустим, повторения таких “прорывных” проектов, как неработающие заводы биотоплива и металлического кремния больше не будет, все построенное заработает на полную мощность. Достаточно ли будет такого “форсированного развития” для смелого вступления в Таможенный союз?

Усилим тот же вопрос: допустим, мы форсированно реализуем две или даже три ФИИР сразу – у нас утроится количество битумных и цементных заводов, ферм и откормочных площадок, новых ЛЭП и подстанций, всего прочего, что сейчас записано в программы целевого финансирования “Самрук-Казыны”.

Допустим, что осуществятся и все другие задумки нашей власти. Включая те, о которых она торопится сообщить, не приступая даже к началу. Допустим, реконструируются НПЗ, построится химкомплекс, в Казахстане начнут собирать сразу много иномарок, локомотивы, самолеты и вертолеты…

Достаточно ли будет всего этого, чтобы объявить нашу экономику индустриально-инновационной? И, набрав такую мощь, смело, в рамках ВТО и ТС, конкурировать не только с Китаем и Россией, но и всем миром?

Возможно, найдутся желающие дать положительный ответ на такой вопрос. Во всяком случае, лично я не сомневаюсь, что руководство страны, выдвинут идею ФИИР, и активно ее продвигая, движимо не имитационно-пропагандистским, а реальным интересом. Ему, на самом деле, хочется превратить нашу экономику из экспортно-сырьевой и импорто-зависимой в индустриально-инновационную, конкурентоспособную.

Но, …

Как незнание Закона не освобождает провинившегося от наказания, так и искреннее непонимание того, что, на самом деле, являет собой современная индустриально-инновационная парадигма, не снимает с наших руководителей ответственности за отвлечение сил, ресурсов и времени на занятие … безнадежное.

Давайте оглянемся вокруг себя и попытаемся увидеть продукцию действительно индустриально-инновационного, — мирового, уровня. Мы ее не просто обнаружим, — увидим, что как раз ею наш мир и заполнен. Она, — основа, без нее наше существование было бы попросту невозможным. Это – самолеты, на которых мы летаем, машины, на которых ездим, это бытовая техника в наших квартирах, компьютеры и телефоны, электричество в наших домах, и прочее, прочее. Более того, если взять любой товар или услугу как бы чисто местного производства, нетрудно увидеть, что и они производятся на мировой индустриально-инновационной подложке. Без этого никакое национальное производство, даже самый малый-средний бизнес, просто неосуществимы.

Другое дело, а каково наше собственное, национальное участие в той мировой индустриально-инновационной экономике, которую и создавать-то не надо, мы все равно уже в ней!

Ключом к ответу является другой вопрос: а кто и как производит продукцию именно индустриально-инновационного мирового уровня?

Ответ известен: это вертикально интегрированные транснациональные корпорации. Именно они, начиная с металлургии, и заканчивая последними новинками в телефонии и генной инженерии, составляют базовую основу современной экономики.

Так каково же наше место в этом мировом производстве?

Мы – типичная “развивающаяся” страна, и без всяких ВТО с ТС плотно интегрированная в экономическое пространство и таких же “развивающихся” и реально развитых стран. Причем разница между теми и другими очень простая:

Развитые страны, это те, в которых современные транснациональные компании в свое время (как раз по Марксу-Ленину) возникли, разрослись на весь мир, базируются теперь, и куда стекаются основные дивиденды от такой их деятельности.

“Развивающиеся” же, — это территории для максимально беспрепятственной деятельности мировых корпораций: вывоза сырья, использования рабочей силы, сбыта готовых товаров.

Причем где Казахстан, без преувеличения, в мировых лидерах, — так это в образцовом исполнении своей “развивающейся” роли. В современном мире трудно найти другую такую страну, где бы присутствие иностранного Собственника и Кредитора не было бы столь массированным, и где бы о привлечении иностранных инвестиций не говорили с таким придыханием, не поднимали бы их роль чуть не до уровня национальной идеи.

Кстати сказать, мировой баланс как раз и построен на наличии как развитых, так и “развивающихся” государств, причем уровень жизни в развитых весьма зависит от того, насколько старательно “развивающиеся” исполняют свои роли.

В этом смысле наше председательствование в ОБСЕ – вполне заслуженная награда.

Можно ли уйти от роли “развивающейся” экономики, начать реальное развитие?

Вообще говоря, — никому не запрещено. Вот, к примеру, в условиях Казахстана современная вертикальная интеграция, это принцип “от скважины до бензоколонки”. У нас же месторождение – у одного собственника, трубопровод у другого, НПЗ у третьего, региональные терминалы ГСМ – еще у кого-то, розничные сети – у следующих групп. И все такие хозяева выкачивают свои частные прибыли на всем пути от сырой нефти до заправки автомашин. Плюс, государство снимает все полагающиеся налоги по всей этой цепочке разных производств и хозяев. Заметьте, я не говорю об откровенно не нужных спекулятивных посредниках, о прямой коррупции, — у нас нет современной индустриальной интеграции даже в технологически необходимых стадиях.

Откуда же взяться приемлемой цене на бензин, повышению его качества, собственному производству масел? Наша нефтепереработка, даже не технологически, а чисто структурно, отстала от современной индустрии лет на сто. То, как выстроена система собственности – это позапрошлый век, эпоха раннего, дикого капитализма.

Однако в ФИИР именно про структурную модернизацию – ни слова. И, думаю, не столько из опасения вызвать недовольство тех, кто разобрал на частные куски стратегические отрасли, сколько из-за незамутненного такого, искреннего непонимания, чем же, на самом деле, должно бы быть национальное Форсированное Индустриально-инновационное развитие.

И здесь мы имеем как бы общественный консенсус:

Правительство, на полном серьезе, выдает за ФИИР то, что, на самом деле, добавляет к нашему “развитию” “отверточные” филиалы транснациональных производств.

Экспертное же сообщество разбирает по косточкам недостатки и неприятности Таможенного союза, искренне веря в наличие некоей замечательной альтернативы.

Между тем, Альтернатива нынешнему нашему существованию в мировом разделении труда, действительно, надвигается.

Ведь что такое, на самом деле, мировой кризис? А это объективный кризис самой главной, и самой глобальной транснациональной корпорации – по производству мировой “резервной” валюты. Продукцию которой, кстати, мы активно импортируем (в долг и с процентами), и активно перепечатываем под видом национальной валюты.

Физически, это глобальное “производство” уперлось в свои пределы, и происходит естественное – формирование уже нескольких региональных “резервных” валют, с соответствующим разделением глобализации на валютные блоки.

В этом смысле наш выбор – вовсе не “Путь в Европу”, или куда-то еще дальше, и даже не между Китаем и Россией, а – и там, и там. То есть, Россия, почти такая же “развивающаяся”, как и мы, но – относительно доминирующая, будет присутствовать на нашем рынке, как развитая. А над общим рынком ТС будет (благодаря и ВТО) относительно доминировать Китай – действительно преодолевающий барьер между “развивающимися” и развитыми.

США же Европа – они станут дальше от нас, чем сейчас, и будут гораздо более озабочены своими собственными делами.

Что нам, в этом формирующемся сейчас посткризисном мире, дает Таможенный союз? Вопрос не простой.

С одной стороны, это тот минимально необходимый общий рынок, потенциал которого дает возможность создания вертикально интегрированных индустриально-инновационных корпораций действительно современного уровня.

С другой стороны, это лишь возможность, с реализацией которой большие вопросы. К примеру, российское Сколково – совершенно такая же имитация, как и наша ФИИР. Насколько – сознательная предвыборная имитация, а насколько – искренняя уверенность, что через вложения средств в эдакий инновационный анклав можно вытащить всю российскую экономику, — здесь есть вопрос.

Но главный вопрос, все-таки, не к соседям, а к нам самим: никто не придет, и не поможет нам развиться – только мы сами. Начинать же надо с элементарного осознания тех реалий, в которых оказались.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...