Алия Масалимова: “Труд как ценность не воспринимается”

Альмира Наурызбаева: “Активный маргинал опаснее пассивного”

“Маргиналы всех стран, разъединяйтесь!”

Анатолий Юркин

“На обиженных воду возят пока их мало и пока они не организованы. Движущая сила любой революции – несостоявшиеся собственники”, – подчеркнул Гайса Букетов, ТОО “J Consulting”, в ходе заседания КИПРа (Клуб Института политических решений). Тема встречи называлась “Тенденция: маргинализация. Реальная угроза”. “Бояться нужно манкуртов, а не маргиналов. Маргиналы двигают науку”, – заявил по ходу заседания Руслан Джусангалиев, Республиканский центр кризисной экономики. Большинство участников встречи согласилось с тем, что опасна в первую очередь деградация, а не маргинализация.

“Кто маргиналы?” – так называлась презентация Алии Масалимовой, КазНУ им. аль-Фараби. Она рассматривает маргинализацию в положительном ключе. “В условиях глобальной “пограничности” мы все чуть-чуть когда-то, где-то маргиналы”. Маргинальность бывает разной: структурная, социальная, этнокультурная…

Американский социолог Роберт Парк, в 1928 году, в работе “Человеческая миграция и маргинальный человек” вводит само понятие. Согласно ему, “маргинальный человек” – это тип индивида, в сознании которого конфликтующие при взаимопроникновении культуры встречаются и “сплавляются” воедино”.

“Постановка проблемы маргинальности стала характерной именно для современной культуры”, – отметила г-жа Масалимова в своей презентации. С одной стороны, это обусловлено тем, что в современном обществе социальные противоречия и порождаемые ими негативные последствия достигают высокой остроты и глобальных масштабов. С другой – социально-культурные реалии побуждают к осмыслению противоречий, столкновений и конфликтов как возможности и потенциала для изменений.

Канат Нуров, научно-образовательный фонд “Аспандау”, дал такое определение: “Маргинал – личность, застрявшая в межкультурном пространстве”. В этой связи журналист Тулеген Байтукенов заметил: “Мы все маргиналы не чуть-чуть, а с головы до ног. У нас вся страна застряла в межкультурном пространстве”. Дальше от участников дискуссии последовали комментарии, что хоть все и маргиналы, однако в различной степени. “Есть маргинальность переходная, а есть деструктивная, в которой и сосредоточены риски”, – подчеркнул Ерлан Смайлов, модератор КИПРа.

“Маргинальный человек – воплощение противоречий времени и кризисности, – особо выделила Алия Масалимова. – Маргинальность – это всегда подрыв (разрыв) социальной упорядоченности. Маргиналы были, есть и будут всегда. Важно мудро применять их креатив, потенциал для совершенствования общества, культуры, человека”.

Альмира Наурызбаева, КазУМОиМЯ им. Абылайхана, выступила с презентацией “Современный тип маргинализации общества: за и против”. Она подчеркнула, что маргинализация может быть “как с плюсом, так и с крайним минусом; организованной или стихийной”.

“Маргинальный человек (от лат. Margo – край) – человек, находящийся на границе различных социальных групп, систем, культур; испытывающий влияние их противоречащих друг другу норм, ценностей и т. д. Маргинализация – резкое понижение социального статуса группы или индивида, выталкивание их на общественное дно”.

В Казахстане, многие установки официальной политики исходят из ориентации на большой средний класс. Однако в реальности средний класс численно и качественно не сформирован и те же “белые воротнички” – не те, которые должны быть (проблема непрофессионализма)”. Г-жа Наурызбаева констатирует, что в нашем обществе есть малое число очень богатых, сравнительно компактная группа тех, кто подпадает под определение “несформированный средний класс”, а все остальные – это бедные выше и ниже официальной черты бедности. “За краем социальной активности прежде всего молодежь и пенсионеры”, – акцентировала спикер. Поясняя этот момент, она отметила, что хоть многие пенсионеры и активнее поколения сорокалетних, но они не принимают социальных решений и находятся в ситуации полной незащищенности. “Общество не оказывает им гражданской солидарности, что само по себе нездоровое явление”.

Маргинальные группы сами по себе – это нормально. Но когда они превращаются в социальный слой, диктующий свои условия – тогда проблема. В Казахстане маргиналы находятся на всех уровнях социальной и государственной пирамиды. Где опаснее маргинал, сказать трудно в силу закона относительности. Коррупционер на высокой должности может провести 173 автомашины с контрабандой, а маргинал “снизу” взорвать на себе пояс шахида и уничтожить 173 человека. Определенность в том, что “активный маргинал опаснее пассивного”. То есть, когда работник прокуратуры вместо оплаты счета в ресторане достает свое служебное удостоверение – он опаснее, чем человек, который тихо живет в своем воображаемом мире. Маргиналы на социальном дне, сбившиеся в банду, также становятся чрезвычайно опасными. “Социальная патология – четкий барометр болезни общества”, – выделила Альмира Наурызбаева.

Отвечая на вопросы, г-жа Наурызбаева сообщила, что “манкурт” (человек непомнящий) – это крайняя форма маргинальности, “скинхед” – тоже, “дервиш” – маргинал с точки зрения традиционного мусульманина, Ходжа Насреддин – маргинал со знаком плюс.

“Увеличивается количество людей, которые кормятся с помоек, и они молодеют”, – выразил обеспокоенность Ильдар Дауранов, Институт экономики МОН РК. На примере Французской революции он отметил, что “в период напряженности это самостоятельная группа – не за власть и не за оппозицию. Они злые и голодные”. “Во Французскую революцию углубляться не надо – у нас под боком, в 250 км от Алматы есть пример Киргизии”, – заметил по этому поводу Ерлан Смайлов.

“Люди, лишенные работы и условий жизни на селе, идут искать себя в города, где их никто не ждет, – констатировал Шамиль Дауранов, Национальный аналитический центр при правительстве РК. – В приоритете должно быть развитие человека, а не форсированное индустриально-инновационное развитие”.

“Яркие выходцы из села – государственные мужи – предали село, – считает Талгат Абдижаппаров, депутат маслихата города Алматы. – В Жана Озене четыре дивизии оралманов (40 тысяч человек) никак не адаптированы. Оралманы – это люди, которые поверили, пришли, разочаровались”. Как к депутату маслихата, к нему постоянно приходят люди с проблемой трудоустройства (своего или детей). Г-н Абдижаппаров считает, что вместо юридических колледжей надо создавать сеть ПТУ (профессионально-технических училищ) а-ля СССР.

Тему оралманов в своем выступлении широко затронул Серикжан Мамбеталин, председатель партии “Руханият”: “800 тысяч оралманов и никто ими не занимается. В социальных правах поражены полностью и не видят просвета”. После того, как их отдали в ведение МВД стало вообще не понятно, как эти люди будут интегрироваться в общество. “Когда критическая масса возрастает – итогом будет бунт, бессмысленный и беспощадный. За рубежом где-то государство партнер, где-то патерналист, а мы от государства постоянно ждем подвоха”, – подчеркнул он. “Люмпены и пауперы – это то, что грозит нашим оралманам”, – выразил тревогу Канат Нуров.

“При эмиграции уезжают лучшие, – обратила внимание Алия Масалимова. – А кто приезжает – мы не знаем. Почему идет исламизация? По телевизору показали 50 семей, которые приехали в Мангистау из Ирана. Все женщины в чадре – мне стало страшно”. “Я больше боюсь того, что в Европе нас называют “русскоязычные китайцы”, – отреагировал на это г-н Мамбеталин.

“До тех пор, пока не станет стыдно быть бедным в экономическом и духовном плане, у нас будет маргинализация со знаком минус”, – считает Руслан Джусангалиев. Он полностью разделяет тезис Алии Масалимовой о том, что в казахстанском обществе “труд как ценность не воспринимается”. Когда Талгат Абдижаппаров в ходе заседания предложил “чуждые секты и религии гнать поганой метлой”, Г-жа Масалимова на это заметила, что успех миссионерской деятельности ряда протестантских церквей в Казахстане как раз связан с привлекательностью для людей образа западного человека труда.

“Государство забрало в свои руки слишком много экономической и политической власти, из-за этого людям некуда податься”, – обратил внимание Мурат Мулкубаев, Пиратская партия Казахстана.

“Позитивного влияния нет – пустоту занимает негативное влияние. Поэтому во главе угла должно стоять развитие человеческого капитала”, – акцентировал Ерлан Смайлов, подводя итоги заседания. “Мы люди, у нас есть мозг”, – в этом Гайса Букетов видит ключ решения проблемы.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...