Казахские жузы в истории степей

10 декабря вышла в свет новая книга Султана Акимбекова “История степей: Феномен государства Чингисхана в истории Евразии” объемом в 640 страниц. Данная книга ориентирована на широкий круг читателей и посвящена актуальным проблемам истории степной Евразии и некоторых ее оседлых соседей.

Над своей новой книгой автор работал более десяти лет. Изначально целью данного исследования был поиск ответа на самый сложный вопрос в истории Казахстана о происхождении казахских жузов. Фактически это ключевая проблема в нашей истории, своего рода ее краеугольный камень. В настоящий момент существует два диаметрально противоположных подхода к данной проблеме. С одной стороны существует вышедшая из советской эпохи точка зрения об естественно-географическом происхождении жузов, основанная на старой марксистской теории общественно-экономических формаций. С другой, широко распространены легендарные версии. Особенно типично это для работ непрофессиональных историков.

Однако, по мере углубления в данную проблему, стало очевидно, что на него невозможно ответить без рассмотрения главных проблем истории степной Евразии. Здесь среди главных вопросов, несомненно, находится “монгольская проблема”. Причем речь здесь идет не только о том, почему вообще стали возможны беспрецедентные по своим масштабам монгольские завоевания. Гораздо более важным является вопрос о влиянии феномена создания государства Чингис-хана на социально-политические и этнические процессы в нашем регионе.

Эти вопросы тесно связаны друг с другом. Уникальный характер создания монгольского государства привел к принципиально новому воздействию на процессы в Евразии. Следствием которого, стало изменение принципов организации целого ряда племен и народов. В результате, монгольская эпоха в корне изменила этническую карту региона. В данную эпоху вступали одни народы, а выходили из нее принципиально другие.

Причем, поразительно, что это касалось не только всех кочевников Евразии, которые были вовлечены в процесс создания монгольского государства, но и некоторых из оседлых народов. Одним из важных следствий влияния монгольской политической традиции стало разделение населения Древней Руси на три новых этноса – русских, украинцев и белорусов. Создание централизованной Российской государственности также было результатом заимствования принципов организации из монгольской политической традиции, которая в свою очередь заимствовала их из Китая. Без этих заимствований Россия не стала бы мощной восточной империей со всеми плюсами и минусами этого положения. Отсюда и ее отставание от Европы и регулярно повторяющиеся попытки догоняющего развития за счет колоссальной концентрации всех ресурсов в руках государства.

В целом, в данной книге поднимаются еще многие вопросы, например, о влиянии политических процессов на этническую историю народов Евразии. Кроме того, большое внимание уделяется реформам в Китае в V-III вв. до нашей эры, которые привели к созданию китайской системы организации централизованного государства. Принципы данной организации во многом существуют до сих пор, именно они обеспечили уникальный характер китайской государственности, ее способность восстанавливаться после любых потрясений и оказывать влияние на соседей.

В частности именно организационные особенности китайского государства во многом предопределило влияние этой страны на процессы среди кочевников степной Евразии. Их сложные взаимоотношения с Китаем приводили к постоянному выталкиванию из китайско-степного приграничья различных племен хорошо организованных кочевников. Последнее обстоятельство было вызвано необходимостью противостояния Китаю и оно же обеспечивало преимущество над любыми конкурентами на просторах степной Евразии. Например, именно это и стало причиной изменения этнического состава населения. После китайских реформ V-III вв. до н.э. различные тюркоязычные кочевники вытеснили своих ираноязычных конкурентов сначала из Западной Монголии и южной Сибири, затем из степей нынешнего Казахстана, а впоследствии из части территорий Средней Азии и Ирана.

В конечном итоге все в истории взаимосвязано и каждое событие имеет свою причину и приводит к тем или иным последствиям. В данной книге была сделана попытка показать историю региона через последовательность различных событий.

Надо отметить, что по настоящему глубоких изменений в истории региона было не так много. Главные из них были связаны с переменами в организации жизни государства и общества. В этом смысле ключевыми моментами в истории нашей Евразии были реформы в Древнем Китае, феномен создания государства Чингисхана, а также произошедшие под влиянием монгольской традиции перемены в организации древнерусского общества, которые привели к созданию Российской империи.

Однако, главные события происходили среди кочевников Евразии. Они играли огромную роль во всех событиях столь длинного периода истории до тех пор, пока кочевая цивилизация не сошла со сцены. Сегодня последними наследниками древних кочевых государств остались современные казахи и монголы, которые вышли из эпохи Чингисхана.

С этой эпохой в той или иной степени связаны и многие другие современные народы. Например, это справедливо для афганских хазарейцев, крымских и литовских татар, частично узбеков, предположительно дунган и очень возможно, что русских, украинцев и белорусов. Уже это делает государство Чингисхана чрезвычайно интересным для исследования.

Для современного Казахстана связь с монгольской эпохой вообще ключевой момент и самый сложный вопрос его истории. Вопрос о происхождении жузов имеет здесь особенно важное значение.

Со своей стороны автор считает, что образование казахских жузов, действительно уникальный случай для кочевых обществ, тесно связан с политической историей XVII века. Принципиально важно также подчеркнуть, что это не было разделением казахского общества на три части, как это обычно представляется в казахской истории. Скорее можно говорить об объединении.

В нем участвовали представители трех крупных объединений, вышедших из эпохи монгольской государственности. Два из них, казахи и ногаи, были выходцами из улуса Джучи, а третьи – моголы, относились к улусу Чагатая. Это были в первую очередь политические структуры, в которые входили родственные друг другу племена, исповедовавшие ислам суннитского толка. В то же время у них была очень непростая история взаимоотношений. Весь XVI век между казахами, ногаями и моголами с переменным успехом шли военные действия.

В этой борьбе участвовали также и представители другого политического объединения тюркоязычных кочевников, вышедших из монгольской эпохи – узбеки, которые в начала XVI века вытеснили из Средней Азии представителей аналогичного кочевого объединения – чагатаев. Узбеки заняли место чагатаев, которые представляли собой служилое военное сословие в среднеазиатских тимуридских государствах. Проигравшие в своем большинстве покинули территорию Средней Азии и ушли во главе с тимуридом Бабуром завоевывать Индию.

Эта эпическая борьба за власть проходила между родственными друг другу объединениями, при этом племена могли переходить из состава одних к другим, но, тем не менее, к XVII веку самоидентификация племен была вполне устойчивой.

Однако, в первой трети XVII века ногаи и моголы потерпели поражение в борьбе с монголоязычными племенами ойратов, известных также под именем калмыков на западе и джунгар на востоке. Восточные ногайские племена оказались отрезанными калмыками от западных ногаев. Одновременно моголы в Восточном Туркестане вынуждены были признать власть джунгар.

Все это привело к тому, что потерпевшие государственности ногаи и моголы оказались прижаты с запада и востока к Казахскому ханству. Всем им было необходимо найти взаимный компромисс интересов в ситуации враждебного окружения со стороны ойратов и угрозы потери идентичности. Такой компромисс был в итоге найден, им и стала система жузов.

Понятно, что предшествующая сложная история взаимоотношений между казахами, ногаями и моголами требовала такой формулы объединения, которая устраивала бы все участвующие стороны. Такая формула скорее всего была основана на монгольской политической традиции, уважение к которой было велико среди всех участников процесса. Такая версия позволяет объяснить, почему собственно жузы получили название Старший, Средний и Младший.

Самое простое объяснение связано с Младшим жузом. Ногайские племена долгое время управлялись представителями семьи Едигея, который не был чингизидом. Значит, их легитимность формально уступала казахам, которые находились под управлением чингизидов из семьи Джучи и моголам, входившим ранее в улус Чагатая, хранителя Ясы – основного закона монгольской политической традиции.

Последнее обстоятельство могло сыграть большое значение в определении места для могольских племен в структуре Казахского ханства. Кроме того, в связи с тем, что в Казахском ханстве в XVII веке сохранилась правящая династия Джучидов из семьи Урус-хана от Есим-хана через Джангира к Тауке, то, возможно, они пошли навстречу моголам, вернее чингизидам из семьи Чагатая. Чагатаиды могли отказаться от власти в обмен на позицию Старшего жуза для возглавляемых ими племен.

Такая версия, несомненно, противоречит постулатам классической казахской истории, которая до сих пор опирается на положения марксистской теории об общественно-экономических формациях и первичности базиса над надстройкой. Согласно им жузы образовались в соответствии с традиционными зонами кочевок, то есть были связаны с материальным хозяйством.

Однако, жузы в первую очередь ориентированы не на территории, а на составляющие их племена. В той же монгольской традиции было четкое разделение понятий юрт и улус. Улус – это объединение кочевых племен, также называлось и государство, в то же время юрт это контролируемая улусом территория. При этом улус первичен по отношению к юрту.

Если мы посмотрим на территорию Казахстанав XVII веке, то ни о какой устойчивости зон кочевок не может быть и речи. Племена, а затем и жузы передвигались по большой территории в борьбе с ойратами, но всегда сохраняли свою идентичность. Поэтому после разгрома ойратов и их исчезновения с политической карты степной Еразии, казахские племена заняли и земли исторической Джунгарии в нынешнем китайском Синьцзяне и Западной Монголии. Вместе с племенами на эти земли распространилась и жузовая идентификация.

“История степей” пытается на строго научной основе предложить собственную комплексную версию истории Евразии, где казахская история и история некоторых других народов рассматривается в общем контексте, предусматривающем определенную последовательность событий.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...