От Вены до Эр-Рияда

Итоги 2010 года

По масштабу и воздействию на общественное сознание, несомненно, на первом месте стоят председательствование Казахстана в ОБСЕ и саммит в Астане.

Каких бы политических взглядов мы не придерживались, очевидно, что саммит в Астане явился историческим событием не только для Казахстана, но и для Центральной Азии и СНГ. В таком составе и количестве руководители государств, правительств никогда на территории бывшего Советского Союза не собирались.

Может быть, у кого-то были завышенные ожидания, но я хочу обратить внимание на то, что членами организации являются США и Туркменистан, Великобритания и Узбекистан, Азербайджан и Армения, а решения принимаются консенсусом.

Астанинская декларация содержит в себе ряд важных позитивных посылов. В частности то, что соблюдение прав человека и гуманитарное измерение не могут быть внутренним делом государств-членов ОБСЕ.

Важным итогом явилось и то, что в Астане главы государств поняли, что нельзя брать слишком большую паузу между саммитами, что при большом объеме накопленных проблем расшивать их становится очень сложно. Между стамбульским саммитом и саммитом в Астане прошло 11 лет, за это время произошли трагические события 11 сентября 2001 года в НьюЙорке, “цветные революции” на территории бывшего Советского Союза, мировой финансово-экономический кризис. Еще более актуальными стали вопросы наркотрафика и борьбы с терроризмом.

Решение о том, что следующий саммит пройдет через год, также является вкладом астанинского саммита.

Что касается воздействия на общественное сознание председательства, то тут есть несколько плюсов.

Во-первых, благодаря массированной информационно-пропагандистской работе, наконец, абсолютное большинство граждан Республики поняли, что мы являемся полноценными членами ОБСЕ.

Во-вторых, в течение года в отличие от ряда предыдущих лет, абсолютное большинство СМИ дали позитивную информацию о деятельности этой организации. Эффект может быть и отложенным, но он обязательно будет.

В-третьих, несомненно для нации, находящейся на стадии самоутверждения, саммит имел позитивные последствия с позиции патриотизма и идентичности.

Важным событием, последствия которого будут ощущать все жители Казахстана, является вступление в Таможенный союз и начало работы по формированию единого экономического пространства. Очевидно, членство в любом союзе имеет как преимущества, так и определенные угрозы. Реализация преимуществ вхождения в Таможенный союз зависит от того, насколько правительство сможет отстаивать интересы Казахстана. Мы обращали на это внимание еще в начале года. Кстати, правительство не должно оценивать требование прозрачности деятельности органов Таможенного союза, а также критику отдельных шагов наших представителей как деятельность, наносящая урон формированию Таможенного союза. Правительство должно научиться учитывать общественное мнение и использовать его в отстаивании наших интересов.

Далеко за примером ходить не надо, в этом вопросе можно поучиться и у России. Например, несколько лет назад Рогозин и Глазьев представляли партию национал-патриотического толка, сейчас они работают соответственно представителями при НАТО и Таможенном союзе.

Вызовом вхождения в Таможенный союз является необходимость создания лучшего среди стран-членов Таможенного союза инвестиционного климата. Борьба с коррупцией должна вестись системно, что также является одним из вызовов Таможенного союза. Надо понимать, что в наш рынок имеют возможность заходить без ограничений уже более крупные субъекты экономики, в том числе имеющие большие возможности для “покупки чиновников”.

Важным является влияние вхождения в Таможенный союз на наши планы по индустриально-инновационному развитию. Вполне естественно, что каждая страна имеет свои собственные интересы. Россия и Белоруссия больше, чем Казахстан, производят продукцию машиностроения, которая, за исключением оборонного комплекса, уступает по качеству лучшим мировым образцам. Поэтому нашим переговорщикам как при формировании ЕЭП, так и при вступлении в ВТО необходимо отстаивать возможность обеспечения потребностей экономики Казахстана в инновационных технологиях и оборудовании. При этом очевидно, что Россия и Белоруссия будут какие-то позиции защищать через тарифные и нетарифные методы. Это относится не только к чувствительному для рядовых граждан легковым автомобилям, но в первую очередь, к возможностям и потребностям переоборудования нашей промышленности.

Следующим вопросом является заявленное президентом Медведевым желание России уже в следующем году вступить в ВТО. Структуры экономик у нас разные, поэтому условия вступления в ВТО не могут быть абсолютно одинаковыми.

Год был омрачен трагическими событиями в Кызылагаше, из которых надо извлекать уроки.

Первое. Кызылагашская трагедия показала, что нужно внедрять реальное местное самоуправление. Необходимо, чтобы карьера руководителей сел и всех населенных пунктов была привязана к мнению граждан. Вертикаль власти здесь не сработала и не сработает. Очевидно, что ни инспектор Администрации, ни представители Канцелярии Премьер-министра, областного акимата, районного акимата не могут обеспечить работу местных властей в интересах местного сообщества. Когда ищут виновных, надо, как говорил Козьма Прутков, “зреть в корень”.

Второе. В целом проблема эксплуатации плотины должна привести к внимательному изучению всех обязательств, взятых при приватизации и передаче в управление объектов государственной собственности, начиная с крупных предприятий, особенно градообразующего характера. Я сомневаюсь, что Комитет по госимуществу внимательно анализирует все контракты с начала 90-х годов в части обязательств и добивается их исполнения.

Кызылагаш одновременно показал, что у населения пробуждается чувство сострадания, сопричастности к трагедии, горю сограждан. Вспоминаются строки Константина Симонова: “Чужого горя не бывает, кто это подтвердить боится, наверно, или убивает, или готовится в убийцы”. Тысячи и тысячи граждан помогали Кызылагашу, и абсолютное большинство при этом не афишировало себя.

Поступком года можно назвать голодовку, объявленную Ермеком Нарымбаевым. Можно соглашаться с его идеями и целями, можно не соглашаться, но он показал пример мужества, принципиальности в отстаивании своих идеалов и взглядов. Я не сторонник крайних мер в политической борьбе, но его пример, несомненно, окажет воздействие на общественное сознание.

Важным для значительной части казахстанского общества и для нашей партии, в частности, явилось обсуждение Доктрины национального единства. Мы являемся единственной партией, представившей свой проект Концепции национальной политики и принявшей эту Концепцию в декабре этого года.

Симпозиум историков мира, состоявшийся в Амстердаме, показал, что в мире возрастает интерес к национальному фактору. Это является уже тенденцией более чем среднесрочного характера. Напомню, что в прошлом году при формировании правящей коалиции в Германии было заявлено, что будет сделана попытка внести изменения в Конституцию ФРГ о том, что одной из задач Федерации является защита немецкого языка. Кроме того, госпожа Меркель говорила о сложностях формирования мультикультурного общества. Несомненно, глобализация является вызовом для национальных культур. Этот вызов получает разные ответы в разных точках мира. Кто-то имел имперское прошлое, а кто-то — колониальное, что также должно учитываться при ответе на вызовы.

Несомненно, казахская культура, казахский язык требуют очень внимательного, бережного отношения со стороны государства Казахстан, так как нигде в мире, кроме Казахстана, такого внимания и такого отношения к казахскому языку нет и не будет. Статус государственного языка может быть придан казахскому языку только в Казахстане.

Недавние события в Москве, Петербурге и Ростове еще раз показали необходимость и таких фундаментальных документов, как Доктрина национального единства, и документов более прикладного характера, как Концепция национальной политики, предложенная партией “Ак жол”. Кстати, об этом буквально позавчера говорилось на заседании Госсовета России, транслировавшемся в прямом эфире. В этом вопросе не надо занимать страусиную позицию, в то же время, очевидно, что нельзя перебарщивать в педалировании его отдельных аспектов.

Надеемся, что принятие таких документов, а также на их основе действенной программы не позволит маргинально-радикальным группам играть на возрастающем национальном самосознании казахов, неконструктивно используя этот фактор.

В то же время надо понимать, что развитие казахского языка и культуры, в первую очередь, зависит от нас, казахов, и от всех граждан Казахстана, уважающих Конституцию Республики и нашу страну. В этой связи, конечно, мы понимаем, что необходимо добиваться расширения сферы применения казахского языка, добиваться того, чтобы объем информации и знаний на казахском языке был достаточным.

Приоритетами должны стать перевод на казахский язык трудов выдающихся мыслителей, ученых, деятелей культуры как прошлого, так и настоящего; создание казахскоязычного сайта, где бы размещались эти переводы, пока они не изданы в книжном варианте; издание на казахском языке сборника предисловий базовых трудов выдающихся ученых всех времен и народов; осуществление трансляции на казахском языке канала “Nickelodeon”; наличие сети корреспондентов наших телеканалов в разных регионах мира, модернизация казахского алфавита с учетом требований информационной эпохи и требований современных технологий и техники передачи информации. Мы должны восстановить способность давать собственные казахские наименования новым процессам, явлениям и объектам. Недавно прочитал, что современный английский язык содержит уже более миллиона слов. В начале XX века в английском языке было около пятисот тысяч слов. За сто лет пятьсот тысяч новых слов. Это и есть показатель жизнеспособности языка.

Важное событие, затронувшее интересы многих стран, – опубликование разных досье на сайте Wikileaks. Это породило дискуссии с участием высших государственных лиц разных стран. Мы видим, что Интернет и современные технологии способны сделать более прозрачными деятельность правительств. Мне кажется, в средне- и долгосрочной перспективе речь не должна идти о попытках закрытия таких сайтов, но больше о попытках сделать транспарентными деятельность правительств и увеличения роли открытых решений в достижении экономических, социальных и политических целей.

Конечно, нельзя обойти инициативу по продлению полномочий главы государства. Инициатива явилась ожидаемой. Надо помнить, что Закон “О лидере нации”, который тоже был одним из событий уходящего года, в части статуса действующего президента имел больше политико-моральные последствия, нежели правовые, т. к. не были внесены изменения в Конституцию.

Что касается референдума, то теперь инициаторы забрасывают мяч на сторону президента, так как решение о референдуме у нас принимает только президент. При этом юристы Администрации президента будут анализировать соответствие данного шага законодательству. Закон о референдуме устанавливает, что референдумы по вопросам прав и свобод граждан не могут проводиться, а право избирать и быть избранным является конституционным правом граждан. Юристы здесь будут искать выход. Президент будет взвешивать все позитивные и негативные последствия любого решения. Но любое решение главы государства, полагаю, не будет останавливать эту инициативную группу, и они постараются собрать достаточное количество подписей, чтобы показать уровень поддержки инициативы.

Вызовом следующего года для правительства будет отстаивание интересов Казахстана при формировании Единого экономического пространства. Несомненно, важным будет с учетом накопленных проблем обеспечение устойчивости финансовой системы.

Важным событием должно стать председательствование Казахстана в Совете министров Организации Исламская Конференция. Возрождающаяся религиозность населения должна быть использована в интересах модернизации страны. Модернизация страны, в первую очередь, требует модернизации общества, возрождения утраченных ценностей.

Верховенство права, уважение частной собственности, справедливость, чистоплотность, доверие, трудолюбие, стремление к знаниям являются теми ценностями, которые будут вести к модернизации страны. Если убрать некоторые наслоения на ценности ислама, которые на протяжении тысяч лет появлялись в силу прохождения его сквозь сито национальных культур, традиций и разных духовных практик, то ислам и модернизация вполне совместимы, более того, для страны с размытыми ценностями использование возрастающей религиозности является необходимостью. Пример этого показывают многие западные страны. Хочу отметить, что религиозность значительной части населения Европы в свое время явилась предтечей верховенства права и правового сознания.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...