Уалихан Кайсаров: “Это был политический заказ”

Кажется, начинают сбываться самые худшие прогнозы относительно предстоящих внеочередных выборов Президента Казахстана. Вчера, лингвистическая комиссия Центризбиркома “зарубила” одного из претендентов на высший государственный пост — Уалихана Кайсарова, который пошел на выборы самовыдвиженцем.

Учитывая все недостатки, мы пришли к выводу, что претендент Кайсаров не владеет свободно государственным языком”, — сообщил после экзамена на знание государственного языка председатель лингвистической комиссии Мырзатай Жолдасбеков. По его словам, в первой части экзамена – письменной работе — Уалихан Кайсаров допустил 28 ошибок, а вторую — чтение художественного текста — экзаменаторы оценили как “среднее”, в третьей — устное выступление — экзаменуемый не смог полностью раскрыть тему.

Как известно, знание государственного языка является одним из непременных требований к кандидату в Президенты страны. По сообщению Центризбиркома, требования к претендентам на должность главы государства по знанию казахского языка, по сравнению с предыдущими выборами, нынче ужесточены в разы.

Напомню, будучи кандидатом в Президенты на выборах 2005 года, Уалихан Кайсаров успешно сдал экзамен на владение государственным языком, а в своих публичных выступлениях всегда демонстрировал слушателям блестящее знание родного языка.

Вчера он дал эксклюзивное интервью газете “ZONA.kz”.

— Уализан Абишевич, позвольте выразить Вам свои “соболезнования” по поводу случившегося и скажите, пожалуйста, как могло такое произойти?

— Ну, во-первых, экзамен длился полтора часа. Во-вторых, за все это время я не произнес ни одного слова на русском языке, кроме аббревиатуры “ОБСЕ”.

Все дело в том, что меня экзаменовали не по тому, как я говорю на казахском языке, а по тому, что я говорю. Поэтому с абсолютной уверенностью я заявляю, что это был политический заказ.

Если это лингвистическая комиссия, то она должна была экзаменовать меня на произношение, мой лексический запас слов, мою способность изъясняться, выражать свою мысль и понимать другого говорящего человека.

Меня же на самом деле экзаменовали не за знание языка, а за познания, например, в истории, культуре, международном положении. Это вообще ни в какие рамки не входит. Например, одной из тем устного собеседования стали исторические личности — Жанибек и Керей. Так вот, один из экзаменаторов сказал мне, что я не ответил на вопрос, почему они решили создать Казахское государство. Но, согласитесь, это же не вопрос лингвистики.

То же самое по вопросу о роли Казахстана в международных организациях. Я говорил об ОБСЕ, а мне: почему Вы не сказали про ООН, ШОС и т.д. То есть докопались, как до столба.

Я был уверен, что должен демонстрировать комиссии знание казахского языка, а не предмет какой-либо темы.

— Председатель экзаменационной комиссии объяснил Ваш провал тем, что Вы допустили множество орфографических ошибок в сочинении.

— Но ведь я не претендую на должность преподавателя казахского языка в школе или ВУЗе! Я и на русском языке могу допустить такие же ошибки. А где написано, что Президент должен досконально знать грамматику и орфографию языка? Главное ведь – владение языком. Также не обязательно, чтобы Президент имел талант писателя.

Я думаю, в плане лингвистики члены комиссии не нашли ничего, до чего можно было бы докопаться, докопались до моих познаний по предмету. Понятно, чем это пахнет.

— Каков первый общественный резонанс на случившееся?

— Я получил много телефонных звонков и SMS-сообщений. Их авторы считают, что власти пропустят того, кто не представляет никакой угрозы для нее, но более-менее достойного конкурента – ни за что.

— Сколько человек в составе комиссии?

— Кажется, пять, председательствует Мырзатай Жолдасбеков.

Очень любопытно то, что после того, как я вышел с экзамена, комиссия совещалась более часа. Чего там столько времени совещаться, чтобы проверить двухстраничный текст? Можно было выйти сразу и сказать: знает – не знает язык, владею я государственным языком или нет.

Из всего этого я делаю однозначный вывод: есть чей-то политический заказ. В предвыборной гонке власть пытается снять всех, кто может представить реальную угрозу для Назарбаева.

— И пройдут безальтернативные, но “демократические” выборы?

— Почему? Выборы будут якобы альтернативные, точнее, фон создадут слабые, даже никому не известные претенденты. Реальных же оппонентов власть боится хуже, чем огня. Потому что во время предвыборной кампании реальные оппоненты могут раскрыть никчемность и пагубность действующего режима. Поэтому власть, затеявшая эту игру в внеочередные выборы, решила воспользоваться самым легким и циничным путем – не допустить их к выборам уже на дальнем подступе — именно на лингвистической комиссии. Это говорит о том, что режим уже в стадии агонии и истерики.

— Как вы думаете, почему в таком случае через сито лингвистической комиссии не проходят глава правительства, члены правительства?

— Мне тоже было бы интересно это знать.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...