Какова доля Казахстана в своих недрах?

Депутатский запрос на имя премьер министра РК Карима Масимова от 9.02.2011 г.

“С момента приобретения Казахстаном независимости прошло 20 лет. Тяжело вспоминаются первые годы независимости: это кризис, безработица, полное отсутствие деловой активности и ряд других проблем, с которыми столкнулось государство в 1991 году.

Для решения всех вышеперечисленных проблем и скорейшего выхода Республики Казахстан из кризиса мы были вынуждены подписать ряд долгосрочных, неравноправных договоров с иностранными инвесторами на разведку, добычу углеводородного сырья. И, действительно, принятое решение было правильным. В страну хлынули иностранные инвестиции, как в нефтегазовый сектор, так и в другие сферы экономики. Сегодня, мы пожинаем плоды принятого в 1991-1997 годах решения.

Сегодня мы стоим на втором месте в СНГ после России по объему добычи нефти. Сегодня мы одна из наиболее динамично развивающихся стран мира. Мы решаем проблемы безработицы, повысили пенсии, заработную плату, в нашу страну инвестируют огромные капиталы, мы проводим мероприятия мировых масштабов, о нас узнает мир и с нами начинает считаться мировое сообщество.

Вместе с теми положительными моментами, которые мы видим сегодня, охотно задаешься вопросом: а какова на сегодняшний день доля Казахстана в проектах по добыче углеводородов и какова доля иностранных компаний, работающих в Казахстане?

По данным некоторых источников, суммарная доля Казахстана в договорах о разделе продукции в разы меньше, чем доля иностранных компаний. По нашему мнению, это несправедливо. Да, действительно, в 1991-1995 годах мы были вынуждены подписать кабальные для нас контракты, так как время диктовало жесткие условия, но сегодня уже другие времена и Казахстан правомочен диктовать свои условия иностранным компаниям, направленные на увеличение доли Казахстана в соглашениях по разделу продукции.

Суммарный объем прирощенных запасов нефти в 1996–2009 годах почти втрое опережает объем ее добычи за тот же период, а стабильный ежегодный прирост запасов газа позволит развивать его производство и переработку еще десятки лет (обеспеченность по отрасли составляет порядка 70–80 лет). Следует отметить, что именно в первом десятилетии XXI века было открыто гигантское месторождение Кашаган в акватории Каспия (2002 г.), ресурсы которого увеличили запасы страны сразу вдвое.

В общей сложности на территории Казахстана выделено 15 осадочных бассейнов, причем промышленная добыча углеводородов ведется только в пяти из них: Прикаспийском, Южно-Мангышлакском, Устюрт-Бузашинском, Южно-Торгайском и Шу-Сарысуйском. В пределах этих бассейнов разрабатывается более 100 месторождений углеводородов, а в эксплуатацию вовлечено более 65% извлекаемых запасов нефти и свыше 70% – свободного газа, учтенных государственным балансом.

Промышленные запасы нефти в основном сосредоточены на 13 крупных месторождениях (91%), в том числе на двух месторождениях-гигантах (69%) – Тенгиз и Кашаган. При этом разведанные месторождения распределены по территории республики крайне неравномерно. Все крупные месторождения нефти (наряду с мелкими и средними) расположены на западе Казахстана, тогда как большая часть месторождений юга страны относится к средним и мелким.

Учитывая вышеизложенное, можно убедительно сказать, что Казахстан с его перспективной в нефтегазовой отрасли представляет огромный интерес для иностранных компаний — инвесторов.

В связи с активным ростом мировых цен на нефть многие развивающиеся латиноамериканские страны начали вести новую геополитику на нефтяном рынке, направленную на доминирование государственных интересов и национальных компаний в нефтяном бизнесе, вплоть до национализации месторождений. Также можно привести примеры и развитых стран, например, Норвегия, в которой 100% нефтяной отрасли занимает национальная компания. Аналогично складывается ситуация и в Китае.

Наша республика, стремясь сохранять имидж страны со стабильным инвестиционным климатом, не осталась в стороне от этих тенденций. Ситуация со срывом контрактных обязательств консорциумом Agip KCO на Кашагане показала неготовность некоторых компаний работать в рамках Соглашения о разделе продукции. Прежде всего, это касалось итальянской компании Eni, которая перенесла начало добычи с 2008 на 2010 год, вынудив Правительство серьезно корректировать бюджет. Скандал вокруг Eni резко обеспокоил все сообщество компаний-инвесторов в Казахстане, когда Правительство заявляло о готовности разорвать контракт с Eni и передать ее долю на Кашагане нацкомпании «КазМунайГаз», по аналогии с российским «Сахалином-2».

Данный конфликт был подходящим фоном формирования новой законодательной базы в сфере недропользования. Срыв контрактных обязательств итальянцами, которые продемонстрировали нежелание сохранения равноправных партнерских отношений с Республикой Казахстан, оказался хорошим поводом продемонстрировать инвесторам готовность государства идти на самые жесткие меры для защиты своих интересов. И такую политику необходимо поддерживать и в будущем. А чем мы хуже Норвегии или Китая?

Поэтому считаю необходимым:

— провести полный анализ контрактов, заключенных в 1991-1997 годах, направленный на пересмотр доли Казахстана в соглашениях о разделе продукции;

— ужесточить экологический и налоговый контроль со стороны государства за иностранными компаниями и наказывать их за нарушения самыми жесткими мерами, предусмотренными законодательством Республики Казахстан или Договором о разделе продукции;

— в последующем предлагаю активно выкупать у иностранных компаний доли в месторождениях, дабы увеличить долю Республики Казахстан;

— создать механизм мониторинга правомерности привлечения займов иностранными компаниями от своих дочерних компаний под высокие проценты, чтобы в будущем отнести их к расходам;

— в будущем вообще отказаться от такой формы, как “договор о разделе продукции”, а создавать более удобную форму, основанную на паритетных началах – такую, как совместное предприятие;

— создать новую систему перераспределения штрафов за нарушение экологического законодательства между республиканским и местным бюджетами.

Благо сегодня мы себе можем это позволить.

Уважаемый Карим Кажимканович, с учетом вышеизложенного хотел бы узнать: какие работы ведутся Правительством и Фондом национального благосостояния “Самрук-Казына” для увеличения доли Казахстана в разделе продукции в нефтегазовой отрасли, и какова сегодня реальная суммарная доля Республики Казахстан в контрактах о разделе продукции?

Прошу Вас, поручить выступить с парламентской трибуны курирующему нефтегазовую отрасль вице-премьеру и председателю Фонда национального благосостояния “Самрук-Казына” Кайрату Келимбетову”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...