Депутат мажилиса Рауан Шаекин подозревает генпрокуратуру в применении двойных стандартов

“Прокуратура – это организация государственная.
Там, где между обществом и государством существуют противоречия,
прокуратура никогда не встанет на сторону общества.
Это противоречит её природе”.

Владимир Сергеев, почетный адвокат России

Депутат мажилиса Рауан Шаекин провел собственное расследование того, как генеральная прокуратура относится к запросам народных избранников и пришел к удручающему выводу. Высший надзорный орган страны подчас квалифицирует депутатские запросы мажилисменов как жалобы, отгораживается формальной формулировкой: “запрос, обращенный к генеральному прокурору, не может касаться вопросов, связанных с осуществлением функций уголовного преследования”.

Как выяснил депутат, всего в 2010 году мажилисменами было направлено в генпрокуратуру 56 запросов. В ответах на 6 из них содержится указанная выше формулировка. Причем, вопреки закону, ответы подписывает не генпрокурор, а кто-то из его заместителей.

Результаты депутатского расследования показали, что у генпрокуратуры, однако, совершенно иное отношение к запросам сенаторов. Ни в одном из ответов на 159 запросов депутатов верхней палаты парламента не содержится каких-либо признаков отказа от их рассмотрения с выше процитированной формулировкой. “Возможно, причина в том, что в соответствии с подпунктом 4 статьи 44 Конституции Президент назначает и освобождает от должности генерального прокурора с согласия сената?”, — спросил Рауан Шаекин у генпрокурора Кайрата Мами в своем очередном депутатском запросе. Этот факт дал повод депутату заподозрить генпрокуратуру в применении двойных стандартов в ее отношениях с мажилисом и сенатом.

Отправной точкой для последнего обращения мажилисмена Шаекина к генпрокурору Мами стал ответ его заместителя Асылова на депутатский запрос от 23 декабря 2010 года: он был рассмотрен в порядке жалобы, с чем Рауан Михайлович категорически не согласен.

Дело в том, что он просил генпрокурора поручить провести проверку фактов, изложенных в заявлении одного из своих избирателей из Мангистауской области и принять меры прокурорского реагирования. Ответ г-на Асылова он считает некорректным, поскольку им в запросе не было названо имя предполагаемого субъекта совершенного преступления, нет просьбы об изменении меры процессуального принуждения или отказа от уголовного преследования, что может повлечь за собой признание производства по делу недействительным, отмене вынесенных в ходе производства решений.

“Уверен, что генеральная прокуратура не будет оспаривать право граждан прямо обращаться к депутатам.

Согласно статье 3 Конституции Республики Казахстан, единственным источником государственной власти является народ, который осуществляет власть непосредственно через республиканский референдум и свободные выборы, а также делегирует осуществление своей власти государственным органам.

Депутат, избранный по партийному списку, связан императивным мандатом и подотчетен перед избирателями.

В Народной платформе НДП “Нур Отан” на 2009-2012 годы указано, что не должно быть забытых граждан или второстепенных проблем, необходимо выстраивать эффективную систему реагирования на проблемы населения.

Должен сказать, что представители высшего законодательного органа по долгу службы чаще встречаются с населением и, как правило, дают публичные ответы на различные вопросы, в том числе о результатах рассмотрения вопросов, нашедших отражение в обращениях граждан.

Гражданам нет нужды вникать в тонкости юридических норм, делить государственные органы и ветви власти. Ведь любой государственный чиновник ассоциируется довольно понятным и емким словом “власть”.

Столкнувшись с волокитой, избиратели вынуждены обращаться в парламент за поддержкой и защитой. В этой связи, обращение избирателя из Мангистауской области в мой адрес после неоднократных, в течение 20 месяцев, обращений в органы прокуратуры вполне объяснимо и ожидаемо”, пишет мажилисмен генпрокурору.

А также напоминает, что согласно Конституции РК, высшими ценностями являются человек, его жизнь, права и свободы, в том числе и право на собственность, защита которых определена Уголовным кодексом.

“У органов следствия не вызывает сомнений тот факт, что в результате действий, совершенных с корыстной целью, произошло противоправное безвозмездное изъятие имущества моего избирателя и ему принесен ущерб как собственнику, остается только найти виновного и восстановить справедливость.

… Я не вижу оснований для признания моего депутатского запроса не соответствующим требованиям конституционного закона и рассмотрению его только в качестве жалобы, которая имеет иной статус и иной порядок рассмотрения”, — считает Рауан Шаекин.

В последнем запросе депутата к генпрокурору представляет несомненный интерес и такой момент. По словам Рауна Шаекина, ответ на его депутатский запрос от 23 декабря 2010 года зам.генпрокурора Б.Асылов сопроводил письмом на имя руководителя аппарата мажилиса Е.Дошаева.

В связи с этим депутат опять-таки напоминает генпрокурору: “Аппарат мажилиса парламента осуществляет организационное, правовое, информационно-аналитическое и иное обеспечение деятельности мажилиса, а также совместного заседания палат парламента. Также к функции аппарата относится ведение мониторинга депутатских запросов, учет и контроль сроков предоставления ответов на них”.

А посему мажилисмен констатирует: руководитель аппарата никак не может оказать влияние на депутата в осуществлении его полномочий, предусмотренных Конституцией и конституционным законом «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов», и давать оценку его деятельности. Следовательно, сопроводительное письмо зам.генпрокурора некорректно и недопустимо, считает Рауан Шаекин.

***

© ZONAkz, 2010г. Перепечатка запрещена

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...