Экс-министр здравоохранения оправдан частично

В действиях экс-министра здравоохранения РК Жаксылыка Доскалиева и экс-ответственного секретаря минздрава Болата Садыкова нет состава преступления по эпизоду, связанному с госприемкой объекта “Научно-исследовательский институт скорой медицинской помощи”, в чем их обвинило Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция). К такому заключению пришел государственный обвинитель Тельман Аленов по результатам судебного расследования.

Присяжные заседатели, с чьим участием в Астане с 19 июля этого года проходит судебный процесс по громкому уголовному делу, главным фигурантом которого является экс-министр здравоохранения, согласились с прокурором.

Вчерашнее выступление Тельмана Аленова наверняка войдет в анналы отправления казахстанского правосудия. Прокурор сломал сложившийся в общественном мнении стереотип, когда, как правило, государственные обвинители, особо не утруждая себя глубоким и всесторонним анализом доказательной базы, часто пренебрегая понятием о презумпции невиновности, почти слово в слово повторяют выводы следствия.

Предваряя свои выводы, прокурор Тельман Аленов позволил себе некоторое “лирическое” отступление. Обращаясь к присяжным заседателям он сказал буквально следующее: “Вам предстоит ответить на главный вопрос: виновны или нет подсудимые — на основании тех доказательств, которые добыты в ходе судебного следствия. Чтобы ответить на этот вопрос, нет необходимости быть юристом. Требуется лишь принципиальная гражданская позиция.

Общественный интерес к этому делу повышен лишь по той причине, что на скамье подсудимых оказались лица, которым было оказано высокое доверие. Один – министр здравоохранения республики, второй – ответственный секретарь этой же отрасли, третий – проректор высшего учебного заведения, четвертый – предприниматель.

И без меня вы знаете, что государством последовательно проводится антикоррупционная борьба. Данное дело показывает лишь один эпизод этой работы.

Вряд ли кто будет оспаривать, что вследствие коррупционных деяний уже произошла дискредитация государственного аппарата, затронуты интересы налогоплательщиков, общества, государства.

Также не могу не отметить, что земля, где мы с вами ходим, — это не чей-то подарок. На этой земле жили наши предки, боролись за эту землю. Эту землю теперь мы с вами должны передать следующему поколению.

В связи с этим законодательно отрегулирован вопрос, кто может распоряжаться государственной землей и каким образом. А неисполнение этого признано общественно опасным деянием.

Как показывает время, не все хотят понять это. Все мы любим время от времени говорить, сколь дорога нам правда. Вместе с тем иногда делаем все, чтобы правду скрыть. Сначала от других, затем от себя.

Не правда ли, – целая философия?

Но жизнь показывает, что есть на самом деле правда. Надо проверять, правда ли это.

Хочу обратить внимание ваше и на то, что лицо несет ответственность лишь тогда, когда нарушаются уголовно-правовые нормы.

О том, что все равны перед законом и судом, полагаю, вы успели убедиться, что это не пустые слова.

Не хочу, чтобы вы стали заложниками эмоций. Если случится так, что вы придете к другим выводам, значит, с нашей помощью, в принципе, пострадает правосудие.

Подсудимых волнует вопрос, какое же вами будет принято решение. Вы видели принципиальное судебное состязание и борьбу не только за ценные показания – временами боролись за значение одного слова.

Любое противоречие – свидетельство того, что кем-то искажаются фактические обстоятельства. То есть он говорит неправду.

Мой алгоритм в ходе судебного разбирательства, думаю, также поможет вам самим разобраться, что произошло, почему люди оказались на скамье подсудимых”.

Далее прокурор представил свои выводы по каждому из трех эпизодов многотомного уголовного дела. Думается, чтобы понять алгоритм гособвинителя, следует несколько подробнее остановиться на его доводах.

По эпизоду “Телемедицина”

Прокурор напомнил, что из обвинения финансовой полиции следует, что Доскалиев склонил Беркимбаева (бывший директор ТОО “Дирекция строящихся объектов здравоохранения”) совершить хищение бюджетных средств, а Беркимбаев, в свою очередь, склонил Тойганбаева (директор ТОО “МДС Компани”) к хищению и определил его роль в группе за материальное вознаграждение.

В результате сговора государству причинен ущерб в размере 2 млрд. 467 млн. тенге. Бюджетные деньги похищены при пособничестве с Тойганбаевым, говорится в обвинении.

Из материалов же судебного расследования следует, что в действиях Тойганбаева усматривается его непосредственное участие в хищении, но в качестве соисполнителя преступления, считает государственный обвинитель. Однако без участия Беркимбаева, который, как ранее сообщалось, находится в бегах, невозможно подтвердить либо опровергнуть причастность в совершении хищения как Доскалиева, так и Тойганбаева.

Кроме того, согласно заключению судебно-бухгалтерской экспертизы, разница между стоимостью товаров, поставленных ТОО “МДС Компани” ТОО “ЦУИПЗ” и полученных от поставщиков и подрядчиков, составляет 522 млн. 586 тыс. 736 тенге.

Учитывая, что уставной деятельностью ТОО “МДС Компани” является получение прибыли, установленную экспертным заключением сумму хищения нельзя признать достоверной и обоснованной в отсутствии среднерыночной стоимости поставленных товаров, утверждает прокурор.

Основываясь на этих доводах, он воспользовался своим правом воздержаться от представления доказательств для решения вопроса виновности или невиновности обоих фигурантов, проходящих по эпизоду “Телемедицина”. Поэтому он повторил, что придерживается своей прежней позиции – отправить материалы на дополнительное расследование.

Суд подержал мнение прокурора.

По эпизоду о госприемке НИИ “СМП”

Согласно версии следствия, Доскалиев, будучи министром здравоохранения, Казахстана 19 июня 2009 года создал государственную приемочную комиссию по приему в эксплуатацию объекта “Научно-исследовательский институт скорой медицинской помощи”. Председателем комиссии был назначен ответственный секретарь минздрава Болат Садыков. При подписании акта госприемки объекта Садыков и некоторые другие члены госкомиссии написали свое “особое” мнение. В частности, оно касалось тех недоделок и дефектов, которые допустил генподрядчик. Тем не менее в июле 2009 года объект был открыт.

Обвинение утверждает, что при этом Доскалиев злоупотребил своими должностными полномочиями и дал незаконное указание Садыкову о подписании акта приемочной комиссии.

В суде представитель потерпевшей стороны – НИИ “СМП” заявил, что претензий по объекту не имеет, учреждение функционирует нормально.

Один из свидетелей – экс-министр здравоохранения Анатолий Дерновой, работавший в этой должности до Жаксылыка Доскалиева, говорил, что еще в начале 2007 года стало ясно, что объект не будет сдан в срок. Основная причина – неисполнительность генпродрядчика.

Доскалиев неоднократно проводил совещания, писал письма, в том числе в Управделами Президента, предупреждал генподрядчика, что если он не будет исполнять свои договорные обязательства, то через суд наложит арест на его счета. В последующем так оно и случилось. Кроме того, были проблемы и в самом проекте, которые в ходе строительства приводили в соответствие с требованием заказчика.

Расторжение договора было бы самым худшим решением, говорит гособвинитель, поскольку объект практически был готов для эксплуатации, за исключением имеющихся замечаний, недоделок, которые по большому счету не могли оказать существенное влияние на качество оказываемых медицинских услуг.

“При таких обстоятельствах вывод о том, что Садыков злоупотреблял служебными полномочиями, не соответствует действительности, поскольку он, как председатель госкомиссии, организовывал работу, способствовал принятию объекта в эксплуатацию. Подписывая акт, он выражал свое субъективное мнение, и его подпись на акте не была решающей, поскольку решение каждый член комиссии принимал самостоятельно.

Кроме того, Садыков не имел полномочий обязывать членов комиссии подписать акт госприемки. Он лишь убеждал. Если действия направлены на исполнение определенных задач, нельзя это считать преступлением”, — убежден Тельман Аленов.

По мнению следствия, действия Садыкова, незаконно подписавшего счета к оплате на сумму 673 млн. тенге, повлекли тяжкие последствия.

Однако прокурор опровергает выводы финансовой полиции.

Счета на 673 млн. тенге были подписаны по акту выполненных работ, который, в свою очередь, подписали ответственные должностные лица минздрава, ТОО.

“Он обязан был подписать счета. Он действовал не с целью извлечения выгод, а во исполнение договорных обязательств.

Утверждение акта о госприемке Доскалиевым было требованием закона. Это означало принятие объекта на баланс минздрава, а не в эксплуатацию. Решение о принятии в эксплуатацию было принято каждым членом госкомиссии отдельно по отраслям. Через суд он (Доскалиев – ред.) наложил арест на счета генподрядчика, получил от него гарантийное письмо, что он устранит недоделки, снял это ограничение. Но даже после этого он (генподрядчик – ред.) не ускорил устранение замечаний. Доскалиев жаловался, в том числе Управделами Президента, которое создало комиссию, которая признала действия Доскалиева и Садыкова обоснованными. Поэтому Садыков правильно подписал счета на оплату 673 млн. тенге”, — убеждал присяжных прокурор. .

Потерпевшая сторона – НИИ “СМП” также считает, что материальный ущерб ей не причинен. Более того, уже после перечисления названной выше суммы, на счету минздрава оставалось еще 223 млн. тенге.

Гособвинитель усмотрел в выводах следствия еще одну правовую прореху.

Дело в том, что Протокольным решением совещания, которое провел глава государства 23 апреля 2009 года, правительству, совместно с акиматом Астаны, было поручено принять необходимые меры по выполнению графика строительства и вводу в 2009 году объектов здравоохранения, в том числе НИИ “СМП”. И все действия Доскалиева свидетельствуют о том, что бы напарвлены на исполнение этого Протокольного решения.

“Однако этот факт оставлен без правовой оценки”, — констатировал Тельман Аленов.

Согласно закону, лицо подлежит уголовной ответственности только за совершенные им общественно опасные деяния, которые повлекли общественно опасные последствия.

В результате же действий Доскалиева и Садыкова опасные последствия не наступили.

“При таких обстоятельствах, согласно требованиям ст. 317 п.6 УПК, я обязан отказаться от обвинения как в отношении Садыкова, так и в отношении Доскалиева, поскольку пришел к выводу, что в ходе судебного разбирательства предъявленные обвинения не нашли своего подтверждения”, — резюмировал гособвинитель этот эпизод уголовного дела.

Забегаю вперед, скажу: председательствующий на процессе судья Мерам Жангуттинов, дабы соблюсти все необходимые процедуры, спросил мнение каждого участника процесса об этом выводе прокурора. Когда очередь дошла до Болата Садыкова, тот до того растерялся, что не сразу понял суть вопроса. Зал ответил за него взрывом смеха.

А уже во второй половине дня, как только судья огласил вердикт присяжных, Садыков бежал из зала суда чуть ли не вприпрыжку.

По эпизоду строительства домов, получения взятки и посредничеству во взяточничестве

Виновность экс-министра здравоохранения по этому эпизоду у гособвинителя не вызывает сомнения.

Напомню, Доскалиев обвиняется в том, что летом 2004 года, будучи ректором Казахской государственной медицинской академии в г. Астане в целях извлечения выгоды в нарушение Земельного кодекса, земельный участок площадью 0,36 га по ул. Бейбитшилик, выделенный акиматом Астаны медакадемии для расширения территории, устройства спортплощадки, проектирования многоквартирного дома, он незаконно представил исполнительному директору ТОО “999” Кайрату Кенжину для строительства коммерческого жилья, выдал на его имя генеральную доверенность, поручил проректору по хозчасти Нурлану Дюсалиеву выполнять посреднические услуги при продаже квартир и передаче ему, Доскалиеву, денег, полученных от реализации.

Но не безвозмездно. За свои действия потребовал 5 квартир в качестве взятки в доме, который будет построен на этом участке. Добился выделения 10 квартир профессорско-преподавательскому составу медакадемии стоимостью ниже рыночных цен.

Обосновывая свои выводы по эпизоду с квартирами и взятками, гособвинитель напомнил присяжным мельчайшие подробности, добытые в качестве доказательной базы на судебном следствии.

В общей сложности за период с июня 2005 по март 2006 года от Кенжина Доскалиев при посредничестве Дюсалиева (приносил деньги в пакете домой к ректору) получил в качестве взятки 27 млн. 52 тыс. тенге. Плюс 4 квартиры.

Наверняка стоит напомнить, что Кенжин построил два дома на ул. Московская и Желтоксан на деньги дольщиков. Но, как выяснилось, не все средства попали в кассу, Кенжин их просто вывел из поля бухгалтерского учета, передал их Дюсалиеву, а тот уже знал, куда их нести.

Однако в суде Доскалиев отрицал факт неоднократного получения взятки. А происхождение почти 330 тыс. долларов США (по показаниям одной свидетельницы, она их внесла на банковскую карточку Доскалиева) объяснил тем, что это его заработная плата плюс сумма от продажи коттеджа.

Но прокурор Тельман Аленов утверждает, что доводы обвинения в ходе судебного разбирательства были подтверждены фактическими и неопровержимыми доказательствами.

“Вам отвечать на вопрос: совершил ли Доскалиев преступления в получении взятки, злоупотреблении должностными полномочиями, а Дюсалиев – посредничество во взяточничестве.

Принятый вами вердикт повлияет и на других участников процесса. Скажу больше, это решение нужно не только им. Это решение еще покажет, являемся ли мы правовым государством. Также повлияет и на состояние законности и правопорядка в стране”, — сказал в заключение прокурор, обращаясь к присяжным заседателям.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена