Суд ушел совещаться. Каким окажется вердикт?

“Суд присяжных состоит из двенадцати человек,
обладающих средней необразованностью”

Герберт Спенсер

Судебный процесс по “делу Доскалиева” на пороге к завершению. На вчерашний день на скамье подсудимых осталось двое из четырех фигурантов — экс-министр здравоохранения РК Жаксылык Доскалиев и его бывший подчиненный по Казгосмедакадемии, зам.проректора по хозчасти Нурлан Дюсалиев.

Бывший ответственный секретарь минздрава Болат Садыков после того, как гособвинитель Тельман Аленов отказался от предъявленных к нему предварительным следствием обвинений и вердикта суда уже вне всяких подозрений и может смотреть в глаза окружающих с чистой совестью.

Другой подсудимый – директор ТОО “МДС Компани” Толеген Тойгамбаев, материалы в отношении которого отправлены на дополнительное расследование из-за недостаточности доказательств его вины, тоже покинул зал суда. Но не на свободу.

Он отправлен в место своего прежнего содержания – СИЗО. До тех пор, пока наши доблестные сыщики, вкупе с не менее доблестным представительством Интерпола в РК, не найдут находящегося в бегах директора ТОО “Дирекция строящихся объектов здравоохранения” Беркимбаева, без показаний которого судебное разбирательство зашло в тупик.

Насколько оправдана эта мера пресечения, если не только защитники Тойгамбаева, а даже гособвинитель ходатайствовали перед судом о направлении его под домашний арест с подпиской о невыезде? Насколько опасен для общества Тойгамбаев и неужто сидеть ему в СИЗО до наступления японской пасхи, когда, возможно, объявят-таки о поимке беглеца — Беркимбаева?

Ответы на эти и другие вопросы пока никто не решается дать. Кроме того, что, по версии некоторых юристов, если Беркимбаев все-таки окажется вне поля казахстанского правосудия, то Тойгамбаева должны избавить от уголовного преследования ввиду недостаточности доказательной базы обвинения.

Но это, кажется, уже из области “мечт”, как говаривал незабвенный Остап Бендер. Хотя как знать. Бывают же всякие сюрпризы в нашей стране неожиданностей.

Что же в отношении оставшихся на скамье подсудимых в зале астанинского суда других фигурантов громкого уголовного “дела врачей”, то вчера участники процесса и представители СМИ имели возможность выслушать их последнее слово. Привожу его без купюр.

Нурлан Дюсалиев:

— (Обращаясь к участникам процесса – авт.) Хочу выразить вам свою признательность за ваше понимание и участие в этом нелегком процессе.

Ваша честь, благодарю Вас за проведение данного процесса в соответствии с законодательными органами РК, в соответствии с духом закона.

Господин прокурор, хочу поблагодарить Вас за объективное рассмотрение данного дела.

Ваша честь, господа присяжные заседатели.

Данное дело для меня стало важным жизненным уроком, из которого я извлек надлежащие выводы.

Прошу вас рассмотреть и принять объективное решение по данному делу. У меня все.

Жаксылык Доскалиев:

— … Быть честным, справедливым, мужественным и порядочным человеком было передано мне с кровью отца и молоком матери. Я никогда не искал легкой жизни и не боялся трудностей. При возникновении последних я черпал знания и искал пути их преодоления.

Это позволило мне получить хорошее образование и стать сильным профессионалом в области медицины.

Мне выпала высокая честь получить образование в США, Германии.

Я горжусь тем, что приложил свой труд в общую копилку по выходу нашей страны из глобального финансово-экономического кризиса.

Я всегда стремился добросовестно и честно выполнять свои функциональные обязанности и прямые поручения главы государства. Оказанное высокое доверие и возложенная ответственность не давали мне покоя ни днем, ни ночью. Приходилось спать по 3,5-4 часа в сутки. Я оперировал пациентов рано утром, до начала рабочего времени, и в выходные дни.

Я отказывался от премиальных денег в пользу тех, у кого была низкая зарплата.

Я не позволял себе отдыхать в престижных зарубежных курортах, хотя имел возможность. Один раз за все это время я выезжал в Иссык-Куль, а в другие разы был в Боровом.

Кому-то это казалось жесткостью, но это было, в первую очередь, требование к самому себе.

Наверное, поэтому я получил быстро психологический накал и подорвал свое здоровье. Но, несмотря на это, я нашел в себе силы, мужество достойно вести себя во время судебного разбирательства и приводить аргументированные доказательства о своей невиновности.

Да, признаюсь, мне было очень трудно. Я уставал. Но я стремился перебороть усталость во имя защиты своей чести и достоинства.

Хочу отметить, что считаю для себя унизительным (выделено мной авт.) предъявление таких обвинений, как хищение, взятка, злоупотребление, превышение должностных полномочий.

Я ни к кому претензий не имею.

Возможно, произошла следственная ошибка. Подобное бывает и во врачебной практике. Не зря говорят: ошибок не бывает у того, кто не работает. Вместе с тем вовремя исправленная ошибка – это гарантия того, что она больше не повторится.

Мы в этом зале наблюдали в процессе судебного разбирательства уголовного дела подобное.

Я думаю, прокурор вовремя исправил ошибки следствия и прекратил обвинения по эпизоду НИИ “СМП” и по вопросу незаконного строительства домов на территории медицинской академии, за что выражаю ему свою глубокую признательность.

Но, на мой взгляд, обвинение меня во взяточничестве по сомнительным показаниям некоторых свидетелей создает негативный прецедент для развития мошенничества, лжесвидетельства и ухода от ответственности за содеянное виновных лиц. Ведь это может привести к непредсказуемым последствиям в результате возбуждения уголовных дел против абсолютно безвинных людей.

Хотел бы сказать, что сожалею о том, что не были приняты во внимание показания главного свидетеля – Кенжина (гендиректор ТОО “Астана-КБТ”авт.) о том, что за 82-ю квартиру он получил от меня 100 тыс. долларов. 1,5 млн. тенге он получил за ремонт этой квартиры.

За 34-ю квартиру есть вступившее в закон судебное решение о том, что было оплачено за эту квартиру.

За 46-ю квартиру было признание самого Кенжина при очной ставке, что деньги были оплачены в бухгалтерию.

Ваша честь, в этот судьбоносный для меня час я низко склоняю голову перед главой государства за предоставленную мне честь возглавить здравоохранение страны”.

Далее, поблагодарив суд за изменение меры пресечения – от содержания в СИЗО на домашний арест, представителей минздрава и медакадемии — за снятие предъявленного иска, Жаксыдык Доскалиев выразил надежду на “объективное и справедливое решение”.

Было бы несправедливо обойти вниманием часть выступления экс-министра, которую он произнес на казахском языке, поэтому, дабы она стала доступна русскоязычному читателю, позволю себе вольный перевод:

“Мен өмірімде мұндай қиын жағдай басыма түседі деп ойлаған жан емес едім. Ұлы Ахмет Байтұрсынов айтқанындай::

“Қинамайды абақтыға жапқаны,

Қиын емес дарға асқаны, атқаны.

Маған ауыр осылардың бәрінен

Өз аулымның иттері үріп, қапқаны”.

(Я никогда не думал о том, что в моей жизни когда-либо наступит такая трудная ситуация. Великий Ахмет Байтурсынов сказал по такому поводу:

“Не мучает меня тюрьма. Не страшусь …, расстрела. Мучительнее всего

лай и нападки собак собственного аула”).

Бұл Ұлы адамның сөзін мен өзіменен бірге қоян-қолтық жұмыс жасаған, ақ дастарханымнан дәм алған кейбір азаматтарға жолдап отырмын.

(Эти слова великого человека я адресую тем, кто работал рядом со мной бок о бок, сидел за моим дастарханом).

Бірақ:

“Ат басына күн туса, ауыздығымен су ішер;

Ер басына күн туса, етігімен су ішер”,

– деп, ұлы бабалар айтқандай, менің басыма күн туғаннан кейін, осындай халға дұшар болып алдарыңызда тұрмын.

(Но наши великие предки говорили: “Если наступит трудный день для коня, он будет пить воду с помощью своих удил, если наступит трудный день для мужчины, он будет пить воду из сапога”. В такой трудный час, наступивший для меня, я теперь стою перед вами).

Дегенімен:

“Дүрмегін тартып алсаң да,

Жүрегін тартып ала алмассың.

Жарығын тартып алсаң да,

Дарынын тартып ала алмассың.

Кәсібін тартып алсаң да,

Нәсібін тартып ала алмассың.

Барлығын тартып алсаң да,

Тағдырын тартып ала алмассың”,

–деп, ұлы бабалар айтқанындай, мен өзімнің тағдырымды шыбын жанымдай етіп, өздеріңізге шүберекке түйіп бергелі отырмын.

(Но наши предки еще говорили: “… Невозможно отобрать сердце. Можно отобрать луч, но невозможно отобрать свет. Можно отобрать ремесло, но невозможно отобрать талант. Можно отобрать все, но невозможно отобрать судьбу”.

Поэтому я свою судьбу, как бы завернув в лоскут, доверяю вам).

Ұлы Айтеке Би бабаның айтып кеткендей;

“Бақыт дегенің – құс.

Қонады да, кетеді.

Тақ дегенің – түс.

Кіреді де, кетеді.

Байлық дегенің – мұз.

Ериді де, кетеді.

Мәңгілік қалатын –

Әділеттік пен адал іс”.

(Как сказал великий Айтеке Би: “Счастье – птица,которая прилетит и улетит.

Трон – ковер, который истерется. Богатство – лед, который растает. Вечно, что остается — справедливость и праведные дела”).

Бабаның бұл сөзін мен есімімді білгелі жүрегімде сақтап жүремін. Сондықтан да ісім адал болу үшін мен маңдайымның терін төгуден және табанымның етін тоздырудан аянбадым.

(Слова этих моих великих предков я всегда хранил в своем сердце. Поэтому, чтобы мои дела были праведны, трудился в поте лица и не жалел своих сил).

После последних слов подсудимых председательствующий на процессе судья Мейрам Жангуттинов предложил вниманию его участников вопросы, ответы на которые должны дать присяжные заседатели. Согласившись с их содержанием в принципе, прокурор Тельман Аленов, адвокаты и Жаксылык Доскалиев высказали некоторые свои замечания.

Затем, после краткого перерыва, когда судья уходил в совещательную комнату для утверждения окончательного текста вопросника, согласно требованиям УПК, он зачитал обращение к присяжным заседателям, которое затянулось почти на полтора часа.

В обращении Мейрама Жангуттинова некоторое недоумение вызвал тот факт, что, подробно напомнив присяжным позицию гособвинения (текст выступления прокурора Тельмана Аленова в прениях судья зачитал полностью), позицию защиты он сформулировал крайне кратко – всего лишь в нескольких фразах. Естественно, адвокаты Дюсалиева и Доскалиева не согласились с такой “дискриминацией”.

“Мы говорили не только об оглашенных противоречивых показаниях свидетелей, но и объясняли присяжным заседателям о том, что инициатива строительства исходила от Кенжина, что Кенжин добровольно пощел на условия соглашения по договору подряда. Никто его не заставлял.

Незаконных требований при заключении договора подряда в отношении Кенжина не было. Никаких требований в отношении вымогательства не было при этом.

Хотела бы, чтобы Вы, когда уйдете в совещательную комнату, предоставили присяжным наши письменные выступления в прениях, чтобы они их изучили, поскольку полностью они в Вашем обращении не изложены”, — сказала адвокат главного фигуранта уголовного дела Куляш Алимбаева.

В таком виде обращение не может в полной мере соответствовать принципу объективности. Доказательства защиты в обращении не прозвучали.

Договор о строительстве дома был заключен еще до назначения Доскалиева ректором медакадемии. Я говорил в прениях о том, что Кенжин – основной свидетель обвинения, пользовался поддельной печатью”, — напомнил судье и присяжнывм другой его адвокат — Балпыков.

В какой-то степени обращение обескуражило и Жаксылыка Доскалиева. Он, в частности, выразил недоумение относительно некоторой интерпретации показаний свидетеля Кенжина о том, кому и как он отдавал ключи от квартир (но не Доскалиеву).

“Мы же проводили здесь судебное расследование. Над многими обвинениями были поставлены точки над “i”. А Вы назвали целый ряд документов, которые не относятся к обсуждаемым статьям”, — не согласился он.

Пообещав, что все высказанные замечания будут учтены, Мейрам Жангуттинов объявил, что вместе с присяжными заседателями он уходит в совещательную комнату – для принятия вердикта. Приговор будет оглашен если не в конце сегодняшнего рабочего дня, то завтра утром.

И в заключение. На протяжении двух с половиной месяцев, пока шел судебный процесс, ни один присяжный заседатель не сделал никаких записей в блокноте. Даже на последнем заседании некорые из них успели вздремнуть под монотонное оглашение обращения судьи к ним.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...