Сколько “мясных” страниц будет в кулинарной книге Казахстана к 2015 году?

Астана. 4 августа. КазТАГ – Ирина Нос. Для начала немного статистики. Все поголовье крупного рогатого скота (КРС) в Казахстане составляет 6,2 млн. Для производства говядины лишь два основных источника – старые, выбракованные коровы и откормочный контингент из молочных стад, дающие 97,9% этого вида мяса. К тому же, экспортный потенциал РК по мясу КРС в Российскую Федерацию составляет в 2011 году всего 2 тыс. тонн. Рождается вопрос: как увязать с этой крайне скромной характеристикой отрасли животноводства продвигаемый властью проект о ежегодных поставках мяса КРС из Казахстана в Россию до 60 тыс. тонн к 2015 году?

В компании “Казагромаркетинг” (КАМ) корреспонденту агентства пояснили, что реализация проекта возможна лишь при условии “развития специализированного мясного скотоводства”. По информации начальника управления мониторинга и координации проекта развития экспортного потенциала мяса КАМ Айнаш Шапеновой, долю скота мясного направления в общем поголовье республики надо довести как минимум до 4 млн голов; соответственно, маточное поголовье должно составлять не менее 1,2 млн голов.

Пока же казахстанская статистика свидетельствует, что удельный вес хозяйств в животноводстве РК (данные 2009 года) таков: крестьянские (фермерские) хозяйства – 9%; сельскохозяйственные предприятия – 9%; хозяйства населения – 82%. В личных подсобных хозяйствах за 2010 год произведено около 1 млн. тонн мяса (78% рынка) и остальными хозяйствами выпущено почти 400 тыс. тонн (22% рынка). Глава Мясного союза РК Иван Сауэр в рамках II международного животноводческого форума “Kazmeat&Milk 2011” сообщил, что в 2011 году мяса было произведено на 4,5% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. При этом стоит помнить товароведческие нормы: выход мяса с каждого килограмма “живого веса” — от 45% до 65% в зависимости от породы скота и стадии его упитанности.

В процессе подготовки материала к публикации корреспонденту агентства удалось ознакомиться с выводами экспертов рейтингового агентства РФЦА (в его прежнем виде РА РФЦА не присутствует на рынке Казахстана с апреля 2011 года). Прогнозировалось небольшое увеличение доли специализированных животноводческих формирований в рамках госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана (ФИИР) на 2010-2014 годы. Из этого проистек следующий вывод экспертов: казахстанцы будут потреблять все больше и больше мяса и мясопродуктов. Притом, что и сейчас по данным РА РФЦА, уровень потребления на 39% превышает национальную норму (в пересчете на мясо – 48 кг/год на 1 человека) и достигает 67 кг/год на человека.

Следует ли отсюда, что республика готова продавать “лишнее” мясо? По мнению А. Шапеновой, Казахстан “уже имеет свою нишу на рынке мясной продукции России и намерен производить продукт премиум и VIP-классов”. “То есть, охлажденное и свежезамороженное мясо, которое будет пользоваться спросом у ресторанов и иных комплексов питания”, — пояснила эксперт. По данным КАМ, в России в 3,5 раза больше поголовья скота, чем в Казахстане, но нашей республикой ставка сделана на то, что населения в РФ почти в 10 раз больше, чем в РК.

Сколько всего в Казахстане предприятий, способных на работу в рамках обозначаемого проекта по экспорту мяса, сочтут статистики, когда им такую задачу поставят. Авторы программы ФИИР вывели, что к 2014 году следует создать “455 кооперативов, технически и технологически перевооружить мелких товаропроизводителей и повысить их конкурентоспособность”. Корреспондент КазТАГ встретился с людьми, которые уже запустили подобное производство под Астаной и вот-вот выйдут со своей продукцией на рынок России: продовольственная компания “Астана агропродукт” (входит в группу компаний “Бакара”) построила в Коргалжынском районе Акмолинской области мясоперерабатывающий комплекс мощностью 5,4 тыс. тонн продукции.

По информации председателя наблюдательного совета “Астана агропродукт” Серика Рахимбаева, комплекс вошел в карту индустриализации Казахстана. “Предприятие запустили в сентябре 2010 года, ежедневно перерабатывается 15-25 тонн, сейчас на нем трудится около 100 человек, в основном – это жители поселка Сабынды”, — сказал С. Рахимбаев. По его данным, на открытие комплекса компания получила кредит в 545 млн. тенге по линии “КазАгро” под 6% годовых сроком на 8 лет. Инвестированы и собственные средства группы компаний – на строительно-монтажные работы, создание инженерных сооружений, приобретение оборудования и его монтаж, закупку сырья. Итак, стартовав в сентябре 2010 года, завод зарекомендовал свою продукцию – охлажденное мясо, колбасы и мясные полуфабрикаты – на рынке столицы и столичной области. “Бакара” успешно вошла в ритейлерские сети — “Метро-Астана” и “Рам­стор”. К примеру, компания “Метро”, прежде чем заключить договор с товариществом, прислала независимых аудиторов. Вердикт был однозначен: завод и его продукция соответствуют всем международным стандартам – ISO 9000, HASSP, а также стандарт “халяль”.

Как пояснил С. Рахимбаев, контакты группы компаний с РФ налажены, их надо укреплять и развивать, и здесь будет чрезвычайно уместной поддержка государства. Кстати, в программе ФИИР поддержка сектора животноводства как таковая прописана довольно четко, однако в документе речь идет о мерах “по созданию отдельных племенных хозяйств-репродукторов с завозом высокопродуктивного скота зарубежной селекции, строительства отдельных откормочных площадок с применением передовых мировых технологий содержания для откорма скота, где предусматривается замкнутый цикл с сельскохозяйственными формированиями и крестьянскими хозяйствами”. То есть, программа писалась фактически для тех, кто начнет “с нуля”. Однако, компании, которые в бизнесе именуют “старт-ап”, явно выпали из сферы влияния ПФИИР. Выход эксперты видят в том, чтобы вписать в контекст новой индустриализации создание новых компаний, с новыми технологиями производства и управления, формировать их как вертикально интегрированные. И, соответственно, выстроить четкий механизм господдержки.

А необходимость таковой – на поверхности: в том же Коргалжынском районе нередко на два-четыре часа отключается электроэнергия. Мясоперерабатывающему комплексу в поселке Сабынды для бесперебойной работы нужна либо своя ветроэнергетическая установка, либо мощный дизель-генератор, а вынуть из оборота десятки миллионов тенге без потрясений для производства нет возможности. Как поступить бизнесменам в данной ситуации? Брать еще один кредит, чтобы он лег непосильной нагрузкой на предприятие? Скрести “по амбарам и сусекам” в надежде набрать денег: упомянутому заводу — на генератор, любому другому — еще на какие-то траты, вызванные желанием расширить производство? По словам главного исполнительного директора группы компаний “Бакара” Жексена Джалкибаева, у них уже есть предложения для правительства и профильного министерства, которые можно экстраполировать на большинство проектов форсированной индустриализации этапа “старт-ап”. Что ж, остается верить, что дело за малым – производственников не просто выслушают, но и услышат. Хорошо бы, в верхах услышали и местную власть – с сентября 2010 года по настоящее время бюджет района за счет налогов, выплачиваемых мясоперерабатывающим комплексом, пополнился на 25 млн. тенге. Будет завод развиваться и шириться – будет полниться местный бюджет, всегда являвшийся дотационным.

Схожую позицию — государство обязано иметь специальный механизм поддержки компаний, подобных упомянутой, — занимают специалисты КАМ. По данным А. Шакеновой, для создания в течение ближайших 5 лет условий для производства экспортоориентированного мяса в объеме 60 тыс. тонн, планируется формирование комплекса взаимоувязанных участников проекта. По логике бизнеса, это откормочные площадки, племенные хозяйства-репродукторы, фермерские хозяйства. “Задачей откормочников является финишный откорм поголовья в соответствии с современными технологиями для формирования крупных партий кондиционного мяса на постоянной основе. При этом для выполнения поставленной задачи, до 2015 года планируется создать сеть откормочных площадок с единовременных содержанием 150 тыс. голов или 300 тыс. голов в год”, — указала специалист КАМ. К этой цели никак не прийти без развития специализированного мясного скотоводства, то есть, без твердой руки государства нельзя довести долю скота мясного направления до названной КАМ цифры в 4 млн. голов. Согласно подсчетам экспертов, если мы хотим до 2015 года производить 60 тыс. тонн мяса, то должны построить около 30 откормочных площадок. Сейчас их строится 6. В основном – на средства инвесторов. А, по данным компании “Мал онiмдерi корпорациясы”, до 2020 года их надо создать… 60!

Каких бычков и телок придется на них откармливать, стоило задуматься даже не в прошлом и позапрошлом году, когда писалась программа ФИИР, а лет 10-20 назад. Животноводы-практики твердят, что генофонд мясного скота в Казахстана почти утерян и восстановить его так спешно вряд ли выйдет. Улучшать породные качества имеющегося поголовья предстоит “путем скрещивания имеющегося товарного маточного поголовья с высокопродуктивными быками-производителями мясного направления”. Понятно, что хозяин частного подворья или мелкий фермер этого сделать не сможет, напомним, что около 80 % от всего поголовья сельхозживотных сосредоточено в личных хозяйствах. В КАМ есть такие данные: в ближайшие 5 лет необходимо завезти минимум 72 тыс. голов племенного скота лучших мировых пород мясного направления. И это лишь первый этап амбициозного проекта по экспорту мяса… Более того, эксперты прогнозируют, что даже притом, что власть возьмет животноводство под неусыпный надзор, к показателям мировых производителей мяса и мясопродуктов республика может приблизиться лишь к 2020 году.

В унисон уже сказанному звучат предложения И. Сауэра о скорейшем принятии законодательных мер поддержки личных хозяйств и мелкого фермерства. “Чтобы поднять животноводство, нужно не бороться с мелкими хозяйствами, а поддерживать их”, — считает глава Мясного союза РК. Явной поддержкой со стороны государства будет решение вопроса с пастбищными и сенокосными угодьями. По данным РА РФЦА, с 1990 года количество земель, засеянных кормовыми культурами, уменьшилось с 11 млн. гектаров до… 2,5 млн. в 2009 году. Да, правительство предлагает увеличить посевные площади под кормовыми культурами, расширить сети семеноводческих хозяйств, в планах также разработка программы окультуривания пастбищных угодий. Однако все эти меры дадут эффект в отдаленном будущем, а главное – власть готова исходить из соображений рыночной рентабельности, возможно, делая ставку на механизм государственно-частного партнерства. А значит, в секторе животноводства выпадает сегмент кормовой базы. Чем же кормить тех племенных бычков, которые должны бы улучшить поголовье, равно как и получаемый от них приплод?

Эксперты видят решение не столько в крупномасштабной поддержке, сколько в постоянном участии государства, как то происходит и в развитых странах. Кроме госдотаций аграрный сектор нуждается в материально-техническом обновлении, создании благоприятной среды для привлечения инвестиций в рамках экономики республики и Таможенного союза, регулировании внешней торговли продовольствием с целью зашиты отечественных производителей от растущего объема импорта. Учитывая общую сумму финансирования программы ФИИР в размере 1,3 триллиона тенге, движителем для животноводческой отрасли должна стать вписанная в нее усилиями самих производственников система субсидирования. Но где гарантия, что министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков услышит животноводов? А если услышит, да убедит правительство в их правоте, кто и насколько профессионально будет реализовывать новые наметки? На каком уровне – с привлечением финансовой полиции или без нее – окажется контроль за использованием госсредств? Из множества вопросов, которые рождает практика и теория сельского хозяйства, власти предстоит выделить основной и решить, наконец, проблемы мясного животноводства. Иначе в кулинарной книге Казахстана “мясных” страниц попросту не будет. А амбиции останутся амбициями.