Из выступления представителя АО “Каражанбасмунай”, ТОО “Тулпармунайсервис”, ТОО “Аргымактранссервис” в судебных прениях по обвинению Натальи Соколовой в разжигании социальной розни. Часть I

Уважаемый суд!

Уважаемые участники процесса!

Закончилось главное судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Соколовой Натальи Геннадьевны, преданной суду за совершение преступлений, предусмотренных ч.3 ст.164, ч.2 ст.334 УК РК.

Считаю, что вина подсудимой Соколовой Н.Г. полностью доказана в рамках надлежащей правовой процедуры, регламентированной нормами уголовно-процессуального законодательства, в итоговом судебном решении — приговоре будут даны ответы на все вопросы, перечисленные в ст.371 УПК РК. На мой взгляд, в ходе судебного следствия были выполнены требования ст. 19 УПК РК о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, так как в деле представлена достаточная совокупность достоверных доказательств, на основе которых установлено, что действия Соколовой Н.Г. содержат все признаки составов преступлений, вменяемых ей органом уголовного преследования.

…Согласно диспозиции статьи 164 УК РК, к уголовной ответственности привлекается виновное лицо, которое совершило умышленные действия, направленные на возбуждение социальной вражды или розни, если эти действия совершены публично или с использованием средств массовой информации, повлекшие тяжкие последствия. В своем выступлении я обращаю внимание суда и участников процесса на те обстоятельства, которые имеют существенное значение для законного и обоснованного приговора.

По смыслу статьи 164 УК РК под возбуждением социальной вражды или розни понимается попытка создать конфликты между гражданами. Возбуждающей является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной группы людей или отдельных лиц, как членов этой группы, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных национальностей.

В действиях Соколовой Н.Г. имеются признаки состава данного преступления, что подтверждается доказательствами, исследованными в ходе судебного следствия:

Так согласно Заключения экспертов № 5329 от 03.06.2011 года ( том 1 л.д.39-46) установлено: 1) В высказываниях Соколовой Н.Г. содержится побуждение продолжать забастовку (эксперт Мухатаева Г.И.) 2) присутствие в исследуемом материале негативной, критической информации в силу разнородности аудитории – может привести к тому, что анализируемый материал приобретает не только функциональный элемент- информированность о недовольстве работников АО “КБМ” системой оплаты труда, но также дисфункциональный эффект – приводящий к возникновению негативного, критического отношения к деятельности главы ОО “Профсоюз работников Каражанбас” Е. Косарханова, Прокуратуры, акимата и ДВД Мангистауской области, руководителей компании; 3) В материалх допускаются высказывания, противопоставляющие интересы руководства АО “КБМ”, правоохранительных органов, местной исполнительной власти и работников предприятия; 4) В составе представленных материалов содержится оскорбительная характеристика представителей социальной группы работодателей посредством употребления конструкции “налетчики-работодатели”.

Все эти действия были совершены подсудимой Соколовой Н.Г. умышленно, так как ей достоверно было известно, что требования, заявленные под ее воздействием работниками о применении повышающих коэффициентов 1.8 и территориального 1,7 являются необоснованными.

Остановлюсь на следующем примере: согласно заключения экспертов № 5329 от 03.06.2011 года (том 1) Соколова Н.Г. на, незаконном на наш взгляд, собрании от 18.04.2011 года, формируя негативное критическое отношение к представителям государственной власти, публично высказывала такие фразы: Она (Министр Абдыкаликова) нам дает ответ, который нам дал Нурымбетов. Это два взаимоисключающих ответа. И, самое главное – незаконно. Почему? Потому, что она говорит, что в 204 статье речь не идет о доплатах… У нас на руках два разных ответа от Абдыкаликовой. Мы правомерно требовали разбирательства против чиновников из Министерства труда, которые нам дают взаимоисключающие, неединообразные ответы. Как хотят они – так пусть и разбираются с ней. В этом будет и злоупотребление, халатностью это не назовешь, когда один человек два разных ответа…”.

Для понимания того насколько неверно, искажающее интерпретирует Соколова Н.Г. ответы представителей государственных органов, своими высказываниями добиваясь негативного отношения работников к этим представителям обратимся к документам.

Так в материалах уголовного дела имеется обращение Соколовой Н.Г. в адрес государственных органов. На стр.21-22 этого обращения она приводит вопрос и ответ на него от 19.10.2010 года с интернет-сайта правительства: Вопрос: “Можем ли мы с учетом текущего финансового состояния устанавливать иные формы доплат, отличающихся от установленных в статье 204 ТК РК, т.е. основанных, предположим не на минимальных стандартах оплаты труда, а, к примеру, в процентном выражении? Будут ли доплаты за вредные (особо вредные) и т.п. условия труда, установленные в размере от 1 до 5 % от месячной тарифной ставки/должностного оклада работника, занятого в подобных условиях труда, соответствовать положениям ст.204 ТК РК и отраслевого соглашения?”

Ответ: “Уважаемый Василий! В соответствии со ст.204 ТК РК (далее -Кодекс) оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными (особо вредными), опасными условиями труда, устанавливаются в повышенном размере по сравнению с оплатой труда работников, занятых на работах с нормальными условиями труда, путем установления повышенных должностных окладов (ставок) или доплат, но не ниже установленных законодательством Республики Казахстан, отраслевыми соглашениями или коллективными договорами, основанных на минимальных стандартах оплаты труда. В соответствии с требованиями данной статьи повышенный размер оплаты труда может устанавливаться двумя методами: путем

-установления повышенных величин тарифных ставок (должностных окладов) работникам, занятым на таких работах;

-путем установления доплат к заработной плате. В обоих случаях в статье делается оговорка, что повышенный размер оплаты не может быть ниже установленных законодательством, отраслевыми соглашениями или коллективными договорами, основанных на минимальных стандартах оплаты труда”. Из этого ответа явно следует повышенный размер оплаты труда не может быть ниже оплат, установленных законодательством, отраслевыми соглашениями, коллективными договорами.

В деле имеется ответ с подписью Вице-министра труда и социальной защиты населения РК Нурымбетова от ноября 2010 года на обращение ОО “Профсоюз работников Каражанбас”. В этом письме, касательно порядка применения ст.204 дается аналогичный ответ, что и в ответе на обращение “Василия”, а именно: В соответствии со ст.204 ТК РК на работодателя возлагается обязанность выплачивать работникам рассматриваемой категории (занятых на тяжелых работах, работах с вредными (особо вредными), опасными условиями труда) вознаграждение за труд в повышенном размере путем установления повышенных должностных окладов (ставок) или доплат. … Согласно указанной норме повышенный размер оплаты труда работников, занятых на тяжелых (вредных) работах, не может быть ниже установленных законодательством РК, отраслевыми соглашениями или коллективными договорами, основанных на МСОТ. В этой связи считаем, что содержащаяся в ч.1 ст.204 ТК РК ссылка на МСОТ указывает не на размер доплаты, а на нижний предел повышенного размера оплаты труда”.

Анализ двух вышеприведенных ответов показывает, что никаких противоречий, никаких взаимоисключений не имеется. Соколова Н.Г. как юрист это прекрасно понимает, следовательно, выступая перед работниками, пользуясь их юридической неподкованностью, а также их доверчивостью к словам юриста, она умышленно искажает суть ответов представителей государственных органов с целью возбуждения в них негативного отношения к представителям государственной власти, что является признаком разжигания социальной розни и вражды, и подтверждено заключением экспертов.

Таким образом, все доводы Соколовой Н.Г в свою защиту опровергаются, а доказанность ее вины во вмененных ей преступлениях подтверждается следующими, вступившими в законную силу решениями:

  1. Специализированного межрайонного экономического суда Мангистауской области от 25 мая 2011года по иску ОО “Профсоюз работников Каражанбас” к АО “Каражанбасмунай” по которому в полном обьеме отказано в удовлетворении требования о признании незаконным отказа АО “КБМ” от внедрения в систему оплаты труда повышающего отраслевого коэффициента в размере 1,8, территориального коэффициента в размере 1,7 ко всем текущим тарифным ставкам и должностным окладам со дня подписания отраслевого соглашения для нефтегазовой отрасли, компенсационных выплат в виде доплат за работу во вредных, опасных, тяжелых условиях труда, основанных на двух минимальных стандартах оплаты труда (МСОТ) для административного персонала и трех МСОТ для производственного персонала.
  2. Суда №2 г.Актау Мангистауской области по заявлению Соколовой Н.Г. к ГУ “Департамент по контролю и социальной защите по Мангистауской области” о признании незаконными действий и бездействий должностных лиц и отменене незаконного решения, которым в удовлетворении заявления Соколовой Н.Г. отказано.
  3. Решением Тупкарагайского районного суда МАнгистауской области от 20.05.2011года которым забастовка работников АО “Каражанбасмунай”,ТОО “ТулпарМунайСервис”,ТОО “АргымакТрансСервис.” начатое с 17 мая 2011года признано незаконной. Решение суда обращено к немедленному исполнению.

Новости партнеров

Загрузка...