«Мы живем в двухморальном, двуличном обществе. Самое главное — это то, что люди, говоря о политической ситуации, приняли те правила игры, которые им навязали. Думать одно, говорить другое, делать третье. Этому мы научились весьма недурственно»

Сетевой Казахстан. 12 августа 2011г.

AZATTYQ.ORG. Елена ВЕБЕР в материале «Масимов поручил оставить школу №9 в Темиртау на русском языке» сообщает: «Премьер-министр Казахстана Карим Масимов поручил властям Карагандинской области оставить школу-лицей № 9 в Темиртау на русском языке обучения. Суд по делу о переводе этой школы на казахский язык продолжается. Представитель акимата Темиртау заявил, что данное поручение премьер-министра не может влиять на ход суда«.

Казис ТОГУЗБАЕВ в статье «В Актобе судят Алиму Абдирову, правозащитницу и журналистку» пишет: «В Актобе начался суд над руководителем НПО “Ару ана” Алимой Абдировой, которая критиковала положение в Жайсанской школе-интернате. Алима Абдирова является также корреспондентом Радио Азаттык. Истец требует взять ее под арест.

Руководитель неправительственной организации “Ару ана” Алима Абдирова привлекается к уголовной ответственности на основании частного обвинения в клевете со стороны бывшего директора Жайсанской школы-интерната Ирины Домбровской. Речь идет о многомесячном скандале вокруг этого интерната, где воспитываются дети с задержкой психического развития. Руководитель НПО “Ару ана” Алима Абдирова на протяжении нескольких месяцев доказывает, что там имеются факты нарушений прав детей и другие правонарушения. Истец Ирина Домбровская воспринимает такие заявления как клевету«.

Султан-Хан АККУЛЫУЛЫ в публикации «Какова религиозная составляющая событий в Актюбинской области?» пишет: «События в Актюбинской области в июле заставляют задуматься над вопросом: было ли это всплеском активности криминальной группы, или это проявление религиозного экстремизма? Круглый стол радио Азаттык посвящен этой дискуссии.

Почему некоторые последователи отдельно взятой религиозной общины взялись за оружие в Актюбинской области, где в июле погибло не менее пяти сотрудников полиции и тринадцать граждан? Может ли запрет на деятельность некоторых неформальных религиозных организаций решить проблему экстремизма в Казахстане? Что необходимо предпринять властям Казахстана, чтобы не допустить усиление радикального ислама в стране? Эти и другие вопросы стали темой круглого стола радио Азаттык.

В нем принимают участие: Нинель Фокина – президент Казахстанского Хельсинкского комитета; Анатолий Косиченко – религиовед, ведущий научный сотрудник Института философии, доктор философских наук; Аширбек Муминов – заместитель директора Института востоковедения, а также Мурат Телибеков, лидер Союза мусульман Казахстана.

В ходе круглого стола мы также услышим мнение Виталия Пономарева из Москвы, директора Центрально-Азиатской программы общества “Мемориал”.

Попытки радио Азаттык пригласить представителей госорганов Казахстана не увенчались успехом. В частности, на все наши звонки секретарь в приемной Кайрата Лама Шарифа, председателя агентства по делам религий, неизменно отвечала, что он “на совещании”. Хотя сам Лама Шариф обязался принять участие в онлайн-конференции радио Азаттык накануне Оразы – мусульманского поста. Его заместителя Ардака Досжана ни разу не удалось застать на рабочем месте.

Сотрудников аппарата КНБ, по долгу службы так или иначе сталкивающихся с неформальными религиозными организациями также не удалось привлечь к дискуссии. Полковник КНБ в отставке, ответственный секретарь Республиканского общественного объединения “Ветераны органов КНБ Казахстана” Уалитхан Кабишев ранее давший согласие на участие, позже отказался, сославшись на болезнь«.

CARAVAN.KZ. Жанар КАНАФИНА в материале «Вторая волна кризиса: уже пора бояться?» отмечает: «По мнению нашего эксперта – директора Центра макроэкономических исследований Олжаса ХУДАЙБЕРГЕНОВА – вот-вот должна наступить вторая волна кризиса, если ее опять не отложат на год…

«- Да, кризис 2007–2009 годов стал началом “сдутия” мирового пузыря. Правительства всех стран приняли масштабные меры по стабилизации ситуации. Но ежегодный 1–2-процентный рост мировой экономики за последние 2 года был достигнут ценой вливаний сумм в размере 10–15 процентов от ВВП ежегодно. Без этих вливаний мировая экономика падала бы, как и мировая торговля в 2008–2009 году, на 11–12 процентов. Да, крупного падения не допустили. Но какой ценой? Государства взяли на себя все риски, а причины этих рисков остались. Поэтому кризис будет продолжаться, причем в еще большем масштабе, ибо нет больше возможности отдалять его, максимум разве что еще на год. Но такая политика является безумной.

– Почему?

– Зачем сдерживать то, что все равно случится? Государства должны просто смягчать падение, а не останавливать или оттягивать его. Поэтому сейчас должна начаться вторая волна кризиса. Но если страны все-таки используют остатки своих бюджетных средств и оттянут кризис еще на год, тогда потом кризис все равно продолжится, но правительства будут полностью безоружны.

— Как вторая волна кризиса может повлиять на банковский сектор Казахстана?

– Есть прямой и косвенный эффект. Прямой – это окончательное закрытие внешних рынков капитала, которые сейчас вроде более или менее открываются. Косвенный эффект – через падение цен на нефть и ухудшение общей экономической ситуации. Сейчас доля “плохих” активов в ссудном портфеле банков составляет около 30 процентов и держится уже 2 года на этом уровне. Но при первой волне кризиса показатели были лучше, поэтому вторая волна может еще больше ухудшить ситуацию.

Но надо помнить, что сейчас правительства развитых стран и всемирные финансовые институты активно успокаивают рынки, а также дополнительно вливают ликвидность, скупая облигации проблемных стран. Есть вероятность, что панику быстро отобьют, но все равно это лишь очередное оттягивание кризиса, и чем дальше, тем больше будет масштаб падения».

В публикации «Хочу в гарем!» говорится: «Споры о многоженстве в Казахстане приняли неожиданный поворот. О своем желании стать вторыми, третьими и даже четвертыми женами заговорили сами женщины!..

Директор агентства Асель САКЕНОВА (она, к слову, не является сторонницей полигамных браков, когда дело касается ее самой) решилась на подобный брачный креатив из-за своих клиенток, которые к 30 и более годам все еще не испытали семейного счастья.

– Среди моих клиенток много состоявшихся женщин. У них есть деньги, дом, но нет мужа и детей. А шансы выйти замуж – почти нулевые, так как их сверстники или мужчины постарше уже давно обзавелись семьями, детьми, свободных просто нет! И эти женщины задумываются о том, чтобы стать по исламским канонам… вторыми женами. Речь, конечно же, не идет о статусе любовницы, ведь по Корану мужчина, берущий вторую, третью, четвертую жену, должен обязательно испрашивать разрешения первой. И только при условии соблюдения полного их равенства такой брак зарегистрируют в мечети.

– Неужели наши казахстанские женщины – имеются в виду первые жены – согласятся делить с кем-то своего мужа?

– Жизненных ситуаций, когда женщина вынуждена пойти на такое, – великое множество, это и ее болезнь, и то, что она не может больше иметь детей… Полигамный брак позволяет ей избежать развода, сохранить семью. Почему никого не коробит тот факт, что мужчины заводят любовниц? А услышав о полигамной семье, все начинают голосить…«.

LITER.KZ. Жанат СИСЕКЕНОВА в заметке «Борись до последнего» сообщает: «Обладательница аттестата особого образца, выпускница казахской средней школы № 3 города Алга Актюбинской области Айгерим Аскарова полностью разрушила стереотип “один в поле не воин”.

Недобрав всего один балл при сдаче ЕНТ из-за ошибки в тестовых заданиях, Айгерим решила бороться. Она проигрывала все сражения с Республиканским центром тестирования, составителями тестовых заданий и в целом с системой вступительных экзаменов за право учиться по гранту и за звание “Алтын белгі”, но в итоге выиграла войну. Ни разу не усомнившись в знаниях, полученных ею за школьной партой, она смогла убедить взрослых в своей правоте…

По результатам Единого национального тестирования ее ответ по предмету “история Казахстана” признали ошибочным. Цена вопроса – всего один балл, лишивший ее особого статуса. На вопрос – что послужило поводом Мангистауского восстания 1870 года – она выбрала из предложенных вариантов ответов пункт “С” – “повышение налогов”.

– В первый день сдачи ЕНТ правильным ответом на него республиканский центр тестирования указал “притеснение кокандцев”. Но этот ответ неверный. Моя дочь настаивает на том, что в то время кокандцев не было. После апелляции на второй день Астана в 16.35 дает верным вариант “Д”: “объявление земли государственной собственностью”. В итоге верны оба варианта, ведь речь идет о последствиях земельной реформы. Получается, что в предложенных вариантах ответов два варианта верные. Нужно было, по идее, оставить один из них. И получается, что те, кто в первый день по всему Казахстану выделил не тот вариант из двух правильных, как и моя дочь, потеряли по баллу. Получается, что в один день один вариант ответа верный, на другой день – уже другой ответ правильный, – делилась мать выпускницы Каламкас Кашкинбаева, кстати, сама учитель…

Справедливость восторжествовала после того, как отличница из сельской глубинки обратилась к премьер-министру страны.

– 22 июля мне сообщили, что я права и мне доначислен еще один балл, – сообщила Айгерим».

CAMONITOR.COM. Гульнара АБИКЕЕВА сообщает — «Ермеку Турсунову — 50«.

«Редко встречаешь людей, которые ради своего призвания готовы отказаться от должности, денег, карьеры в привычном смысле этого слова — одним словом, все бросить и начать новую жизнь. Мне кажется, я вообще лично знаю только одного такого человека — это сценарист, писатель, режиссер Ермек Турсунов. На днях ему исполнилось 50 лет, и оказалось, что десять лет назад, когда его друзья праздновали сороковник, никто не ожидал такого поворота его судьбы. Менять жизнь и добиваться успеха могут только люди по-настоящему сильные … и наделенные талантом».

Кенже ТАТИЛЯ беседует с публицистом Нурланом ЕРИМБЕТОВЫМ — «Давайте доверять друг другу«.

«Заканчивается пора отпусков и традиционного политического затишья. Какой будет политическая осень? Оправдаются ли наши ожидания? В какой обстановке мы встретим 20-летие независимости? Об этом и о многом другом размышляет известный эксперт и публицист Нурлан Еримбетов…

— Я считаю, что сегодня, к сожалению, общество стало несколько циничным. Причем таким же циничным, каковой была политика. И если этот цинизм, это двуличие было прежде уделом политиков, уделом тех, кто превратил это в свою профессию, то сегодня мои соплеменники, друзья, соседи — почти все поголовно стали циничными. Как итог, мы живем в двухморальном, двуличном обществе. Самое главное — это то, что люди, говоря о политической ситуации, приняли те правила игры, которые им навязали. Думать одно, говорить другое, делать третье. В разных местах излагать разные, зачастую диаметрально противоположные мысли. Этому мы научились весьма недурственно».

Алмагуль ОЛЖАС в публикации «Почему Гульшара Абдыкаликова ни коня на скаку остановить не может, ни в горящую избу войти?» замечает: «Спортсменка, комсомолка и почти красавица…» Это определение вполне подходит к нынешнему министру труда и социальной защиты населения Гульшаре Абдыкаликовой — женщине совсем не c министерской внешностью. Хрупкая, милая и обаятельная министр в костюмах от личного «кутюрье» и c минимумом украшений больше смахивает на светскую львицу или главу солидного благотворительного фонда, но никак не на топ-менеджера государственного звена. Но, может, это как раз тот случай, когда сила в слабости? Ведь, если учесть, что Гульшара Абдыкаликова больше двух десятков лет состоит в «этом бизнесе», ее назначение на министерский пост было шагом если не предсказуемым, то вполне логичным и обоснованным. Но сомнения все-таки есть: на ту ли «лошадку» была сделана ставка? За те два с половиной года, что госпожа Абдыкаликова возглавляет министерство, система соцзащиты и соцобеспечения так и не повернулась лицом к народу, если не считать повышения пенсий и зарплат бюджетникам. Но всем понятно, что в данном случае Гульшара Абдыкаликова играла лишь роль статиста».

EXPRESS-K.KZ. Сагит ОСПАНОВ в статье «Что связывает падение акций в Нью-Йорке и рост цен на гречку в Аркалыке?» отмечает: «Каков прогноз развития экономических событий в нашей стране? Здесь тоже два сценария. В ближайшей перспективе, по крайней мере до конца года, драматизировать ситуацию не стоит. Вероятность девальвации тенге очень низка. В бюджете цена на нефть была заложена из расчета 60 долларов за баррель, хотя большую часть года она держалась на уровне выше 100 долларов. Так что изрядный «жирок» в казне накоплен, что позволит сдюжить даже резкий обвал стоимости «черного золота». Наконец, у нас есть Национальный фонд, который уже превысил 38 миллиардов долларов. Рост экономики также продолжится, хотя бы просто по инерции. Правда, может произойти, как это было во время прошлого кризиса, всплеск цен на потребительские товары, особенно продовольствие. Но это будет вызвано не объективными экономическими основаниями, а действиями спекулянтов.

Поэтому недопущение такой проблемы зависит от способности правительства быстро и жестко принять административные меры. В долгосрочной же перспективе ситуация сложнее. Для того чтобы справиться с ней, уже мало иметь «подушку безопасности» в виде накопленных доходов от продажи сырья. Нужно, чтобы экономика была готова пройти черную полосу без болезненных социальных последствий в виде сокращения рабочих мест и вынужденных отпусков. Сейчас сильной стороной является наличие программы форсированного индустриально-инновационного развития. И дело не в том, что она преобразует экономику из сырьевой в технологичную – это случится весьма и весьма не скоро. Дело в том, что на стадии строительства и реконструкции объектов в рамках первой пятилетки инвестиции идут независимо даже от успешности этих объектов. А пока они идут, экономическая активность гарантирована.

Слабым же звеном остается финансовая система Казахстана. Уровень невозвратных кредитов (их общая доля – 33 процента), а главное – хроническая неспособность обеспечивать доступное кредитование производства являются главными проблемами, которые предстоит решить для оздоровления экономики».

Эрик АУБАКИРОВ в заметке «Их знали только в лицо» замечает: «Что характерно: главная тема казахстанских СМИ – это не вторая волна мирового кризиса, а хиджаб. Причем, что самое интересное, больше всего эта тема волнует гордых потомков номадов. Несколько чудаков вообще объявили голодовку с требованием, чтобы женщинам Казахстана разрешили носить хиджаб…

На Западе под хиджабом понимают исламский женский головной платок. Но ведь такие платки, полностью прикрывающие волосы, были во всех ведущих религиях мира – в исламе, в христианстве и в иудаизме. Раньше женщина должна была ходить в платке, простоволосыми могли быть только проститутки. А для замужней женщины показаться на людях без головного убора вообще было величайшим позором. Взгляните на портрет русской красавицы допетровских реформ – если это не хиджаб, то что же тогда? Хиджаб, согласно исламским канонам, – это не просто платок, прикрывающий голову. Это лишь один из элементов комплекса одежды для правоверных мусульманок. Другим значением хиджаба является благопристойное поведение при необходимости общения с мужчинами…

Но для кочевых народов, в том числе и для казахов, такое положение было неприемлемым. Сам образ жизни заставлял давать номадкам больше свободы…

Незамужние девушки тоже носили такию и борик. Шили их из ярких тканей и обязательно украшали вышивкой или различными нашивками из бус, кораллов, бисера, серебра. На макушку пришивали уки – султанчик из перьев филина, служивших не столько украшением, сколько оберегом. Девичья шапка борик отличалась от мужской тем, что меховой околыш был всегда снаружи.

Очень оригинальным был свадебный головной убор невесты – саукеле в форме усеченного конуса…

С рождением первого ребенка женщина надевала головной убор замужней женщины, который уже не снимала до старости. Он состоял из двух частей: нижней (кимешек), надеваемой на голову, и верхней в виде тюрбана. Обе части убора выполнялись обязательно из белой ткани. Вот этот головной убор и не дает покоя нынешним поклонникам хиджабов. Они уверяют, что этот самый платок-кимешек и есть аналог хиджаба. Не спорю, что-то общее в этих платках есть. Но остальная одежда никак не соответствует арабским канонам…

Так что не носили казашки ни хиджабов, ни паранджи, ни никаба. Их независимости и свободе завидовали все закрепощенные женщины Востока«.

DKNEWS.KZ. Елена ТУМАШОВА в материале «Явление на рубеже веков» сообщает: «“Уровень коррупции в Казахстане достиг критических показателей. Несмотря на объявленную главой государства войну против этого явления и меры, предпринимаемые государством в рамках антикоррупционной борьбы, ситуация не улучшается, а, напротив, продолжает стабильно ухудшаться. Ни для кого не секрет, что коррупция процветает практически во всех областях жизни — от экономики до социальной сферы, от быта до власти. В Казахстане она разрослась до таких масштабов, что стала представлять собой серьезную угрозу национальной безопасности”.

Этими словами Бахыт Туменова, президент ОФ “Амансаулык”, открыла прошедший в Алматы круглый стол, посвященный коррупции. В этом мероприятии приняли участие 72 НПО, 8 международных организаций, 8 представителей государственных структур».

NP.KZ. Юлиана ЖИХОРЬ в статье «Квитанции — богачам!» пишет: «О том, что уровень цен на коммунальные услуги в Казахстане не соответствует “мировым стандартам”, у нас очень любят говорить разного уровня чиновники, постоянно предупреждая население, что-де для “рентабельности отрасли” следует повысить цены на порядок. Население, как, собственно, плательщик этих коммунальных услуг, с властями готово согласиться на рост цен. Но только при условии адекватного роста заработных плат и пенсий. Потому как кроме проживания в квартирах народу еще и кушать хочется…

По подсчетам лидера Коммунистической народной партии Казахстана Владислава Косарева, за последние 5 лет вода подорожала на 49 процентов, общие расходы — на 51 процент, вывоз мусора — на 94 процента, электричество — на 38 процентов, газ сжиженный — на 59 процентов, природный газ — на 68 процентов, пассажирский транспорт — на 60 процентов, а содержание дачных участков практически возросло вдвое. Эти данные коммунист озвучил в Астане во время работы круглого стола “Власть, пора платить по счетам народа”.

TENGRINEWS.KZ. Александр ЖУРАВЛЕВ в публикации «Так и вертится на языке…» замечает: «Я хочу за казахский язык вступиться! Другими словами, написать о казахском — на русском. Государственным не владею. На слух кое-что (заменить на немного) понимаю, ну, то есть, уловить мысль получается, но изъясняться не могу. Однако вступиться хочу все равно! Просто представил — а если бы я был казахом, как бы я себя вел? Неужели не озадачивался бы статусом родной речи?..

Да никто из здравомыслящих и не связывает развитие казахского языка через обязательное ущемление русского. Если уровень «великого и могучего» снизить, а государственного не успеть подтянуть, ничего хорошего это не несет ни русскоговорящим, ни казахскоязычным. Примеров, когда ни по-русски «ни бе ни ме», ни по-казахски «ни бельмеймын» — хватает и без того. С такими экспериментами можно целое поколение безграмотным оставить!

Ни разу не слыхивал, например, чтобы Министерство культуры гордилось казахами, которые владеют русским языком лучше самих русских. А это разве не частный случай на тему конкурентоспособной нации? У чиновников наших куда лучше получается пугать русскоговорящих скорым переходом делопроизводства на казахский язык. Какой год кряду. Это проще, чем растолковать престижность и перспективы владения госязыком, когда казахский нужно изучать не вместо русского, а вместе с ним. Ну, разве не тема?«

NOVGAZ.COM. Амантай ДАНДЫГУЛОВ, главный редактор «Новой» — Казахстан» в статье «Государь и парламент: жизнеутверждающие объятия Лаокоона. Экскурс в историю взаимоотношений парламентариев и правителей» отмечает: «Безвольный, анемичный, а порой и ярмарочно-скомороший парламент, играющий, но очень серьезно, в соглашательскую политику, выполняя роль фигового листа на срамном месте исполнительной власти и государства в целом, в других краях – наделенный императивным мандатом народного доверия, а у нас – присвоивший его с вельможно-списочного позволения Акорды, – представляет для своих кукловодов не меньшую опасность, чем те парламенты, которые во имя демократических ценностей входят в жесткий клинч с государями и противостоят им в публичной борьбе.

Аморфность парламента в кризисный период, равно как и нежелание и неумение выдающихся сынов Отечества отыскать компромисс для двух ветвей власти, стоят стране будущего, а ее верховному правителю – жизни: но это из истории прошлого. И переход долгожданного джокера из рук правителя в парламентскую длань вовсе не гарантирует улучшения жизни или хотя бы безопасного существования подданных.

Мы перелистали ветхие, рассыпающиеся, как древние пергаменты в руках, страницы истории – британской, французской, российской, чтобы найти подтверждение следующей гипотезе. Только паритетный союз депутатского корпуса и верховного правителя, лишь парламентско-президентский альянс двух равноценных спарринг-партнеров в управлении страной – жизнеспособная альтернатива “парламенту-медузе” и “парламенту-бузотеру”«.

GULJAN.ORG. Дилярам АРКИН беседует с экс-верховным муфтием Казахстана Ратбек-кажи НЫСАНБАЙЕМ — «Имамам можно заниматься оргиями, но не в мечети!«.

«- Что представляет собой секта ваххабитов?

— Это религиозно-политическая секта в суннитском исламе. Секта ваххабитов возникла в середине XVIII в. на основе учения Мухаммада ал-Ваххаба, призывавшего к очищению ислама от так называемых новшеств, воспринятых в средние века из суфизма: культа исламских святых, культа пророка Мухаммеда, почитания шейхов и др. Ал-Ваххаб развил до крайнего предела принципы наиболее жесткого мазхаба — ханбалитского, предписывающего, в частности, ношение женщинами паранджи и запрещающего им посещение мечети и получение образования. Помимо призывов к строгому соблюдению всех норм шариата, ваххабиты выступают против любых развлечений и роскоши. Главной отличительной чертой ваххабитов можно назвать их агрессивный радикализм, даже не столько по отношению к немусульманам, сколько по отношению к традиционным мусульманам. Ваххабиты настаивают на том, что истинный мусульманин должен постоянно вести джихад (войну за веру) с “неверными” и с теми мусульманами, которые не разделяют воззрений ваххабитов. Таковых ваххабиты называют “многобожниками”, мерзкими в очах Аллаха более язычников. Традиционным мусульманам оставляется две альтернативы: стать ваххабитами либо быть убитыми».

BETTER.KZ. Тимур ИСАХАНОВ в публикации «Аблязову необходима забастовка. Если она закончится – то ему нужна ее брутальная “оконцовка”, на “крайняк” ее неоднозначные последствия…» пишет: «Невзирая на довольно откровенное неприятие Сергеем Дувановым забастовочных процессов в Мангистау, прочая часть проаблязовской оппозиции не считает, что раз люди бастуют за свои шкурные интересы, а не за политику, то им и помогать не надо. Напротив, на запад Казахстана зачастили алматинские политики, из которых наиболее активными агитаторами за продолжение забастовки выступают Жанболат Мамай и Болат Атабаев. Они взяли на себя нелегкую задачу – обратить шкурные интересы бастующих сотрудников “ОзеньМунайГаза” и “КаражанбасМуная” в политические требования«.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...