«Климат в регионе становится субтропическим, а это означает, что южную столицу и прилегающую к ней область ждут мощные ливневые дожди, штормовые ветры и, как следствие, различные природные катастрофы»

Сетевой Казахстан. 15 августа 2011г.

KAZPRAVDA.KZ. В публикации «Совершенствуя “конструкцию” ОДКБ. Вчера в Астане с участием Нурсултана Назарбаева состоялась неформальная встреча глав государств – членов ОДКБ» говорится: «На астанинскую встречу приехали президенты: России – Дмитрий Медведев, Беларуси – Александр Лукашенко, Кыргызстана – Роза Отунбаева, Армении – Серж Саргсян и Таджикистана – Эмомали Рахмон. Лидеры, как и положено по сложившемуся “безгалстучному” протоколу, прибыли на встречу без этого предмета гардероба, и лишь Д. Медведев по неизвест­ной причине появился в холле отеля Rixos, где проводилось мероприятие и где встречал коллег Нурсултан Назарбаев, в туго завязанном галстуке. Однако эту “оплошность” Дмитрий Анатольевич быстро исправил после шутливого замечания Нурсултана Назарбаева, немедленно избавившись от галстука«.

AZATTYQ.ORG. Султан-Хан АККУЛЫУЛЫ в публикации «Разжигала ли Наталья Соколова социальную рознь, которая есть и без неё?» пишет: «Дело активиста бастующих нефтяников Натальи Соколовой – первый широко известный в Казахстане случай, когда применена статья “Разжигание социальной розни”. Как будут развиваться события в Мангистауской области? Об этом рассуждают участники круглого стола радио Азаттык.

Юрист профсоюза “Каражанбасмунай” Наталья Соколова осуждена на шесть лет тюрьмы по обвинению в разжигании социальной розни и проведении незаконных митингов. Ее сторонники утверждают, что суд не был справедливым, а оппозиционная пресса пишет, что “уголовное преследование Соколовой имеет заказной характер и направлено на то, чтобы запугать чересчур активных профсоюзных лидеров и лидеров стачкома”.

Международная правозащитная организация “Хьюман Райтс Вотч” осудила приговор Наталье Соколовой. Она заявила, что власти Казахстана не должны злоупотреблять уголовным законом “для подавления профсоюзной деятельности”. Другая международная правозащитная организация, “Фридом Хаус”, также резко выступила с критикой суда над Натальей Соколовой и потребовала освободить ее из тюрьмы. По мнению правозащитников, Наталья Соколова понесла уголовное наказание за поддержку нефтяников, бастующих уже с мая. Забастовка длится уже три месяца.

На своем очередном круглом столе радио Азаттык обсудит приговор активисту бастующих нефтяников Наталье Соколовой. В нем принимают участие: Галым Агелеуов – представитель Казахстанского бюро по правам человека; Михаил Дорофеев – директор департамента по связям с общественностью компании “Разведка Добыча “КазМунайГаз”; Болат Атабаев – театральный режиссер, общественный деятель, а также Асланбек Айдарбаев и Рамазан Байсаров – рабочие компании “АргымакТрансСервис” на месторождении Каражанбас, уволенные за участие в забастовках. Асланбек Айдарбаев также является исполняющим обязанности председателя независимых профсоюзов«.

TIME.KZ. Сергей ПЕРХАЛЬСКИЙ в материале «Чёрным — по беглому» сообщает: «Религиозный экстремизм рассматривается в качестве основной версии недавнего бунта в колонии АК 159/21 в городе Балхаше Карагандинской области, сообщили вчера корреспонденту “Времени” местные прокуроры.

Напомним, в конце июля 16 заключенных совершили вооруженное нападение на охрану колонии, пытаясь совершить побег. Однако уйти за периметр сидельцам не удалось…

Кроме того, достоянием медийщиков стали материалы следственной проверки, в которой подробно описаны все заключенные-беглецы. Есть там и показания других сидельцев. Все они как один подтвердили следователям: те, кто бежал, были сторонниками радикального ислама и активно пытались перетянуть под свои знамена других…

Между тем изучение “слитого” документа уже породило немало вопросов. Судя по характеристикам заключенных, приведенным в нем, среди пытавшихся бежать были и те, кто, отбыв отмеренный судом срок, должен был получить свободу в ближайшие месяцы. Несколько бунтарей не имели ни одного нарекания со стороны руководства колонии (только поощрения) и могли еще полгода назад освободиться по УДО или перевестись в колонию-поселение. Но вместо этого организовали вооруженный побег, после провала которого устроили самоподрыв. Зачем? Об этом остается только догадываться«.

Айдос САРЫМ, политолог, вице-президент ОФ “Абай-информ”, в статье «Обнуление реформ» отмечает: «Наши чиновники предпочитают торить свой путь, называя опыт Грузии (где были проведены масштабные реформы всей судебно-правоохранительной системы) малоприемлемым. Тот же Каирбек Сулейменов по этому поводу сказал следующее: “…У них многое получилось путем повышения зарплаты и полной кадровой замены. Ничего нового. У нас это не получится, не те масштабы”. Понятно, что Грузия и Казахстан — страны с разными потенциалами. Но у Грузии, у которой, похоже, ничего нет, кроме политической воли власти и общества, реформы получаются, а у нас — с газом, нефтью, металлами — нет. Некогда самая коррумпированная республика Союза за небольшой срок переборола коррупцию и менталитет силовиков, а мы снова и снова выстраиваем советские институции! Осталось только переименовать финпол в отдел по борьбе с хищениями капиталистической собственности и подчинить его МВД — и весь “джентльменский” набор недавнего прошлого — на месте!

Несмотря на то, что наши вчерашние и сегодняшние генералы твердят о растущей боеспособности армии и силовых структур, несмотря на заверения о том, что у нас — благополучие и стабильность, ситуация становится тревожной. Генералы сколько угодно могут твердить, что “в Казахстане практически ликвидирована почва для уголовной организованной преступности”, но жизнь-то свидетельствует об обратном. Появляются новые угрозы и риски, к которым все мы не готовы — особенно те, кто по долгу службы должен с ними бороться. А после событий в Алматы и Актобе, где произошли реальные боевые столкновения силовиков и экстремистов, в нашу боеготовность верится с трудом. Если три экстремиста в южной столице за один день чуть не перебили половину спецназа, то о чем тут говорить?! Остается лишь молить Аллаха, чтобы нашу страну — как в сказках и “Казправде” — чудесным образом миновали более серьезные испытания. А если не минуют?«.

Анастасия ПРИЛЕПСКАЯ в заметке «Будет воля — будет и свобода» пишет: «Дальнейшее развитие казахстанской журналистики возможно только при либерализации профильного законодательства и госполитики в сфере СМИ, считает президент фонда защиты свободы слова “Адил соз” Тамара КАЛЕЕВА. Об этом она заявила на “круглом столе”, прошедшем в четверг в Астане.

Однако власть, по ее мнению, “упорно не замечает недостатков в этой сфере, репрессивных норм законодательства, когда любого журналиста при попытке бороться за права людей могут посадить, издание — разорить и закрыть”.

LITER.KZ. Дина КУЛЬЖАНОВА беседует с политологом Тимуром КОЗЫРЕВЫМ — «Конституционный тезис “Мы – казахстанцы!” в целом у нас реализован«.

«- Безусловно, проблемы есть, в том числе религиозный экстремизм, особенно тревожит ситуация в некоторых регионах. И все же в целом все не так страшно. Я думаю, что стоит обратить внимание еще и на другую опасную тенденцию. Так, в некоторых СМИ обстановка нагнетается – боюсь, что сознательно, причем идет “вещание” по двум направлениям. С одной стороны, светскому обществу внушается, что со всех сторон наседает религиозный экстремизм, “бородачи” рвутся к власти и уже пора в лучшем случае “закручивать гайки”, а в худшем – бежать из страны. С другой стороны, идет серия публикаций о “систематических притеснениях верующих” в Казахстане. Получаются две крайности, и как результат – нагнетание обстановки. Фактически общество подталкивают к внутренней конфронтации. Вот на это надо обратить особое внимание.

— Председатель Агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф заявил о том, что хиджаб не является элементом казахских традиций. Вы согласны с такой точкой зрения?

– Прежде всего, мне кажется, что сама постановка вопроса (было это или не было частью казахской традиции) – изначально не вполне корректна. Прежде всего потому, что далеко не все казахстанские мусульмане – казахи. И очевидно, что раскалывать умму по этническому признаку – крайне нежелательно. Государственная политика должна быть единообразной по отношению к представителям всех этносов. А на вопрос о том, является ли хиджаб частью исламской религии – ответ, конечно, утвердительный.

Что касается казахской традиции, то здесь тоже не все так однозначно, поскольку хиджаб – это не конкретная “униформа” для мусульманок, а лишь требование закрывать все части тела, кроме лица и кистей рук. А в какой форме одежды это требование достигается – не так уж важно. И мы знаем, что в казахской традиции были фасоны одежды, соответствующие этим требованиям. Можно посмотреть на картины Абильхана Кастеева, советского художника, который творил в жанре соцреализма. Он не был певцом шариата, но лишь делал правдивые зарисовки старого казахского быта.

Как известно, Духовное управление мусульман Казахстана недавно объявило конкурс на создание фасонов мусульманской одежды для женщин, соответствующих как казахским национальным традициям, так и канонам ислама.

Что радует, так это последнее заявление правительства по поводу того, что законодательных ограничений на ношение хиджаба в Казахстане быть не должно и не будет. Это здравая, конструктивная позиция. В данном вопросе Казахстан очередной раз оказался на высоте по сравнению с рядом других стран СНГ».

Алексей ХРАМКОВ в статье «В преддверии учебного года цены на сопутствующие товары пошли вверх» отмечает: «Не за горами первое сентября – радостное и одновременно пугающее событие. Дети выросли, потребности выросли, а за ними вслед и цены пошли.

Канцелярские товары уже подорожали почти на четверть от уровня начала лета. Это притом что закупаться большинство родителей еще и не начинали. Обычно ажиотаж наступает в последнюю неделю августа. И тут уж действительно страшно подумать, какие будут наценки. Метафорический прайс, сколько стоит школьник, предлагаем вашему вниманию.

Начнем со школьной формы. К счастью, уже несколько лет прошло, как ввели единую. Это, надо сказать, спасает не только родителей, но и непосредственно процесс обучения. По данным Министерства образования, за последние три года (со дня введения единой формы) улучшение знаний учеников произошло более чем на треть. Впрочем, этой статистике могло поспособствовать и введение ЕНТ. Но оставим дискуссии гуманитарного характера в пользу финансовых.

Стоимость комплекта формы для учащихся 1–7 классов на школьных ярмарках колеблется от 8500 до 11000 тенге. Оговоримся, нам стало известно из достоверных источников, что эти ярмарки в первую очередь призваны поддержать отечественных производителей, нежели пойти навстречу потребителям. Ведь нужно же нашим швейных дел мастерам сбывать свой товар в период наибольшего спроса. Потому, видимо, и цены кусаются. Между тем на рынке, базаре, если выразиться точнее, аналогичный товар не худшего качества, но производства “кустарников” либо китайско-киргизский, стоит от 3500 до 5000 тенге».

MEGAPOLIS.KZ. Булат МУСТАФИН беседует с политологом Ерланом КАРИНЫМ — “Источники проблем не находятся где-то в горах Кавказа или за Памиром…”.

«- В отпуск поехал в родные края – в аул Жаркамыс Байганинского района Актюбинской области, откуда родом мой отец. Дорога как раз проходит через Темирский район, Кенкияк и Шубарши, а дальше уже по степи. Можно было добраться по другому пути, но я специально выбрал этот маршрут: побывать в этих местах, понять ситуацию, поговорить с людьми. Хотя, сразу скажу, что ехать по степи или по основной дороге – особой разницы нет, дороги, мягко говоря, плохие. По накатанной степной дороге даже легче, чем по изрытой, как после бомбёжки, асфальтированной трассе. Кстати, вот уже налицо одна из ключевых тем и проблем не только данного региона, но и в целом Казахстана – отсутствие не то чтобы нормальных дорог, а вообще дорог между областными и районными центрами, между районами и селами. Казалось бы, что хороших дорог и раньше-то не было, а если и были – они никогда не были лучшего качества. Но посмотрим шире: дороги – важное средство коммуникации, которые обеспечивают не только торговлю, перевозку грузов, а в первую очередь присутствие власти на местах, не говоря уже о многих других вещах. Там, где есть нормальные средства коммуникации: связь, дороги – там власть присутствует и исполняет свои обязанности. Во всяком случае для этого у неё есть возможности. Поэтому примечательно было мнение одного моего собеседника: “Знаешь, Ерлан, такое ощущение, что власть вообще не присутствует здесь”. Это не означает, что органы власти вообще бездействовали, но в совокупности всех этих моментов у людей складывалось ощущение, как будто все пущено на самотёк, и в том числе ситуация в религиозной сфере. Эти слова “красной линией” проходили затем в той или иной форме в разговоре практически с каждым из местных жителей, с кем я беседовал».

Сауле КУСАИНОВА в материале «Спокойно, Козлодоев, сядем усе!» пишет: «Похоже, Акмолинской области нравится быть в центре скандалов. Недавно был арестован аким Ерейментауского района Марат Мынжанов. В отношении него проводится следствие. В зале суда арестован бывший начальник областного управления здравоохранения Виктор Маджуга. Даже для прокуроров решение судьи о четырёх годах лишения свободы стало шоком – они просили три года. А теперь у всех на устах приговор акиму Есильского района Сергею Ерину. Он находился под арестом с ноября прошлого года.

Так на чём погорел сорокапятилетний аким Ерин? Сергей Анатольевич был назначен на эту должность тогдашним главой Акмолинской области Мажитом Есенбаевым в 2007 году. Как выяснилось во время следствия, он организовал сбор денег с глав сельхозформирований, индивидуальных предпринимателей, руководителей различных учреждений и организаций. Для этого аким использовал Есильский районный филиал НДП “Нур Отан”. Если кто-то отказывался вносить деньги в партийную кассу, ставшую для него кормушкой, Ерин угрожал воспрепятствованием предпринимательской деятельности. Пособниками его стали первый партийный зам Кабдош Турсунов и кассир филиала Ирина Яковина».

В публикации «Газиз ТЕЛЕБАЕВ: “Я бы не хотел, чтобы поправки в Закон “О языках” вызвали новую волну эмиграции”» говорится: «Поправки в законодательство о языковой политике, просочившиеся в Интернет и наделавшие много шуму (“Минкультуры готовит языковой переворот?”, “Мегаполис”, от 8 августа 2011 г.), на прошлой неделе стали темой экстренной пресс-конференции Минкультуры. Однако ответственный секретарь Минкульта Жанна Курмангалиева и не думала извиняться за промахи своего ведомства. Вместо этого она виртуозно раздавала щелчки и журналистам, вздумавшим поднять полемику вокруг столь деликатной темы, и комментаторам, неумеренно обсуждавшим задевший за живое документ. Досталось даже модераторам сайтов, которых чиновница предложила выгнать вон из приличного общества. Тем не менее разработчики законопроекта уже отказались от многих возмутивших людей норм. После мероприятия мы побеседовали с руководителем рабочей группы, создавшей этот законопроект, вице-министром культуры Газизом ТЕЛЕБАЕВЫМ…

— Газиз Турысбекович, больше всего людей встревожило требование, согласно которому заявления и жалобы в госорганы будут подаваться только на государственном языке.

– На сегодняшний день эта норма исключена из законопроекта. Теперь в нём написано, что обращения в госорганы могут подаваться на государственном языке и иных языках. И то же самое – ответы на обращения. Ответ даётся на государственном языке или на языке обращения…

– В законопроекте говорится, что знание казахского языка станет обязательным для госслужащих, полицейских, военных, судоисполнителей, врачей и учителей. А не станет ли это требование одним из инструментов отсева неугодных кандидатур?

– Если бояться того, что это условие при приёме на госслужбу может стать поводом для коррупции, то никаких требований предъявлять вообще нельзя. А это требование, на мой взгляд, обязательное. Ваши казахо-язычные коллеги, к примеру, ставят вопрос следующим образом: власть должна начинать прежде всего с себя, вот власть, то есть госорганы, и старается начать с себя. Поэтому, согласно этому законопроекту, владеть казахским языком должны будут прежде всего госслужащие и работники бюджетной сферы. Ну вот сейчас, когда человек приходит на госслужбу, он ведь сдаёт экзамены по всем законам, касающимся его профессиональной сферы. К тому же никто не требует от чиновника читать наизусть классиков, он должен знать какой-то определённый минимум, устанавливаемый в зависимости от его должности. К примеру, должность эксперта предполагает элементарные языковые компетенции. Чем выше статус чиновника, тем выше требования. Если человек идёт на руководящую должность в госорган, он должен знать государственный язык на достаточно хорошем уровне.

– Действующих министров и премьер-министра в том числе вы будете тестировать?

– Действующих – вряд ли. Только, когда подойдёт срок аттестации, которая проводится раз в три года. Относительно срока введения этих требований: в черновом варианте, попавшем в Интернет, указано, что тестировать госслужащих на знание государственного языка будут с 2013 года. И все зацепились за эту дату. Это не так. В госпрограмме развития языков, подписанном недавно главой государства, указано, что эти требования будут вводиться на втором этапе реализации программы, то есть с 2014-го по 2016 год. Точные сроки пока не определены«.

CENTRASIA.RU. Марат НУРПЕИС в статье «Нацпаты стремятся развалить Казахстан?» замечает: «Проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной языковой политики», подготовленный в недрах Министерства культуры РК и быстро ставший достоянием гласности, наделал немало шума и вызвал многочисленные обсуждения. И было от чего. Законопроект предполагал перевод с 1 января 2013 года делопроизводства всех государственных органов на казахский язык, а заодно и названий, вывесок, ценников и прочей общественно значимой информации. Авторов этого законопроекта нимало не смутил тот факт, что их законопроект вошел в противоречие со статьей 7 Конституции РК, которая устанавливает официальное употребление русского языка, наравне с государственным, казахским языком. Очевидно, в Минкульте РК нашлись люди, которые считают себя умнее всего казахстанского народа, раз они предложили «подправить» Конституцию…

Короче, национал-патриоты просто хотят осуществить ползучий переворот и захватить власть, используя государственный язык в качестве инструмента. Ведь решение вопроса о кадрах, о наделении полномочиями — это и есть суть и существо власти«.

EXPRESS-K.KZ. Карина МИКОЯН в заметке «Климат ставит МАТ» сообщает: «Неутешительный метеопрогноз для Алматы и Алматинской области составили казахстанские ученые. По их мнению, климат в этом регионе становится субтропическим, а это означает, что южную столицу и прилегающую к ней область ждут мощные ливневые дожди, штормовые ветры и, как следствие, различные природные катастрофы».

Светлана АБДРАШИТОВА сообщает — «Инфляция бьет прогнозы«.

«Первая половина нынешнего года отмечена в Казахстане ускоренным ростом потребительских цен. В такой ситуации выход на целевое значение инфляции аналитики Национального банка считают проблематичным. Эксперты опасаются, что ее уровень может превзойти официальный прогноз».

DIALOG.KZ. Артур САНЕЕВ в статье «Грантовые войны национальной интеллигенции» замечает: «Очередной приступ жалости к национальной интеллигенции, которая “наезжала” на руководителей Комитета информации и архивов Министерства информации и связи за “мало денег” почему-то сменился раздражением. Наверное потому, что от любой деятельности каждой социальной группы должна быть какая-то польза, а наша творческая интеллигенция, особенно вечно требующая государственного финансирования, ее однозначно не приносит.

Большинство казахстанцев не сможет навскидку назвать какое-либо художественное произведение (кроме кино), созданное представителями национальной творческой интеллигенции за последние двадцать лет. А вот пример как они просят у государства деньги – запросто. Суть последнего конфликта писателей и издателей с министерством информации и связи в том, что чиновники выделили гранты не тем издательствам«.

IA-CENTR.RU. Андрей КАРПОВ в статье «Казахстан-2011: перегруппировка в экономическом блоке — что дальше?» пишет: «На фоне громкого скандала вокруг интервью Ермухамета Ертысбаева и набившей оскомину темы преемника, структурные изменения в экономическом блоке правительства и “Самрук-Казына” прошли почти незамеченными в местной экспертной среде.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев своим указом расширил функции и полномочия Министерства экономического развития и торговли Казахстана, которому переданы часть функций и полномочий Министерства финансов, Минсельхоза, Агентства РК по регулированию естественных монополий, а также агентства по защиты конкуренции.

Одновременно, ряд дочерних организаций Фонда национального благосостояния “Самрук-Казына” переданы указом президента в доверительное управление Министерству экономического развития. Речь, в частности, идет об акциях АО “Фонда развития предпринимательства “Даму” и “Фонда стрессовых активов”…

Любимый прием Нурсултана Абишевича — возвышая политика из ближнего круга, создавать ему надежные противовесы из числа недоброжелателей возвысившегося. Теперь подобные схемы перенимает и ближний круг, с поправкой на новые веяния — от схем персональных к институциональным противовесам«.

GULJAN.ORG. Аян ШАРИПБАЕВ в публикации “К чему стадам дары свободы?” пишет: «Тамара Калеева про тех, кто СМИ делает, кто СМИ смотрит, и тех, кто их контролирует

Появился повод поговорить о состоянии казахстанской журналистики. В Астане прошла международная конференция по актуальным проблемам медиа- законодательства. Выступили правозащитники и эксперты из разных стран мира. Свою оценку событию и не только специально для “j” высказала президент фонда защиты свободы слова “Адил соз” Тамара Калеева. В чем проявилось “дежавю Калеевой”, какие аргументы появились у властей, чтобы не улучшать закон “О СМИ”, и кого Пушкин обозвал баранами?..

— Мне часто приходит на ум, когда смотришь на нашу ситуацию, классическое стихотворение Пушкина: “… Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь…”. Вот она идея нашей власти. Мол, вы там паситесь, а все остальное не должно вас будить, не надо вам ни позицию гражданскую, не надо вам ни информации, которая вас смущает, вы должны жить, как вот это кудрявое стадо, и знать, что есть надежный пастух и всегда в изобилии будет травка. Неуважение к обществу вызывает желание изолировать общество от информации ненужной власти. А изолировать общество от информации как можно? Придушив источники информации«.

Издание сообщает — «Дело “Алиев против Сурганова” переезжает в Алматы«.

«Противостояние подозреваемого в серии изнасилований финполицейского Санджара Алиева и журналиста Валерия Сурганова плавно перемещается из Астаны в Алматы. Позавчера Сарыаркинский районный суд № 2 Астаны в лице судьи В.В.Семеновой удовлетворил ходатайство обвиняемого в клеветническом деянии журналиста медиасайта guljan.org и его адвоката Турсунтая Амралинова о переносе дела по подсудности (по месту совершения якобы преступления) в Медеуский район южной столицы».

CONTUR.KZ. Андрей ЛОГИНОВ подводит — «Итоги столичной недели: Бастыки-угнетатели и ливийский ответ Кэмерону«.

«На прошлой неделе своим виденьем будущего казахстанского госслужащего со страной поделился новый глава Агентства по делам госслужбы Алихан Байменов. Экс-оппозиционер начал примерно с того же, с чего начинают все реформаторы в Казахстане, пообещав изъять из лексикона зловредное слово “бастык” и тем самым повысив качество госуслуг и отношения “начальник – подчиненный” до невиданной высоты. Помнится, все реформы в здравоохранении и образовании до сих пор также начинались с лексических преобразований, правда, обещанных перемен после появления магистров и бакалавров казахстанцы ждут по сей день. Меж тем, в далекой Ливии, в которую порывался отправиться на итальянском самолете один казахстанский дипломат, власти назвали бастыком (в отрицательном смысле) премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, разогнавшего демонстрантов в пригороде Лондона».

BETTER.KZ. Сергей АБАКШИН в статье «Конец силы западного Слова» отмечает: «Жесткий стеб официальных лиц Ирана и Ливии над Великобританией во время последних массовых беспорядков (когда Лондон призывали выслушать противоположную сторону, избегать насилия, сесть за стол переговоров, допустить расследование со стороны независимой комиссии) не стоит относить к категории международных курьезов. На самом деле все это стало занавесом эпохи двойных стандартов. Фактически Запад больше не может манипулировать словами и оценками, а когда-то в этом была его великая сила…

Как и ожидалось, правозащитники и борцы за свободу слова по поводу британских беспорядков не делают никаких заявлений — они просто дружно молчат. По этому поводу понравилась статья в “Мегаполисе” — “А где товарищ Стинг?”. И первый же пост под ней просто убийствинен: “Стинг со своими близкими товарищами: Элтоном Джоном, Сашей Бароном Коэном и др. педерастами поет в финальных титрах фильма “Бруно” (последнем произведении экс-Бората) о том, что гомосек Бруно “голубь мира”. И буквальная цитата из песни: “У меня есть мечта: в каждой деревне и в каждом городе – салон по отбеливанию ануса”. И этот человек учит Казахстан морали?!”. В общем, никто не призывает обеспечить лондонским и бирмингемским “повстанцам” доступ к интернету, не осуждает репрессивные действия британских властей и полиции, а также не обсуждают моральный облик премьера Кэмерона, который бахвалится числом арестов мирных граждан, вышедших на мирную манифестацию с требованием прекратить полицейский произвол… То, что в случае Ливии и Сирии считают противостоянием “сатрапов тирана” и “сбросившего кандалы народа”, в Британии именуют борьбой с “отвратительным преступлением” и демонстрацией “силы закона”«.

SPIK.KZ. Анатолий НИКОЛАЙЧУК в публикации «Забастовка окончилась тюрьмой» пишет: «Период переговоров и поиска компромиссов с бастующими нефтяниками в Жанаозене закончился. Поскольку забастовка идет уже три месяца, никакого конца-края ей не видно, и за все это время компромисса найти так и не удалось, руководство нефтедобывающих компаний перешло к решительным мерам. 25 июля 2011 года истек мораторий на увольнение бастующих работников. Генеральный директор АО «РД КМГ» Аскар Балжанов заявил о том, что бастующие работники будут уволены.

Руководство компании можно понять, поскольку компания из-за забастовки теряет добычу. К началу августа было потеряно 3% от добычи первого полугодия или 366 тысяч тонн нефти, а всего к концу года добыча окажется на 6% ниже запланированного уровня. Это 800 тысяч тонн нефти«.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена