20 лет дороги из Второго мира в Третий

“Феодализм, вставленный в современность – это просто неэффективно”

“Чем хуже дорога, тем больше она пускает пыли в глаза”.

Михаил Генин

К моменту получения Казахстаном независимости было три мира: Первый (развитый капиталистический), Второй (лагерь социализма) и Третий (все остальные). Конец социализма заставил Второй мир распределяться между Первым и Третьим. Казахстан оказался среди тех, кто отправился в Третий мир со всеми вытекающими из этого последствиями. Такой расклад дал общественный деятель Петр Своик на круглом столе “Социально-экономическая политика Казахстана”.

“Модернизация одного вопроса в Казахстане невозможна без модернизации в целом”, – подчеркнул Есенжол Алияров, президент Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры. Все примеры “точечной” модернизации по узким направлениям оказались безуспешными.

Мероприятие было посвящено двадцатилетнему юбилею независимости страны, поэтому поощрялась историческая ретроспектива. Петр Своик выступил с докладом “Социальная политика в РК: арифметический, экономический и политический аспекты”. По финансированию образования в проценте от ВВП Казахстан со своими 3,6% не особо сильно отстает от той же Норвегии – 7,7%. Массовость образования в республике значительно превосходит характерные для государств Третьего мира параметры. Однако г-н Своик наблюдаемую картину относит на инерцию советского периода. И совсем скоро наступит момент, когда массовость казахстанского образования постигнет та же участь, которая уже настигла его качество.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует государствам тратить на здравоохранение не менее 5% ВВП. В Казахстане данная цифра составляет 3,4% (в США – 15%). Однако фундаментальный параметр страны Третьего мира для республики заключается в структуре потребления ВВП. В странах Первого мира 65-70% ВВП по потреблению расходятся через заработную плату. Остальное – госбюджет и расходы корпораций. В Казахстане заработная плата составляет менее 16% от ВВП. Все остальное потребляется как-то по другому.

Средняя заработная плата в Казахстане находится в районе $500 в месяц. В США — $3500. “Мы отстаем системно”, – акцентировал Петр Своик. Официальные лица утверждают, будто такое из-за низкой производительности труда. Но даже если ориентироваться на данный показатель, а он в РК в 5 раз ниже, чем в США, то работникам все равно не доплачивают.

В развитых странах ¾ ВВП формируется за счет человеческого ресурса и ¼ за счет природного. В Казахстане наоборот. Динамика роста цен на импорт опережает рост цен на сырье. “Падение цены на нефть наша экономика не переживет, – уверен Петр Своик. – Феодализм, встроенный в современность – это просто неэффективно”. На этом пути республике, среди прочего, предстоит потерять часть современного ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство).

Что касается рецептов преодоления ситуации, то они не новы. “В самом начале – это осознание. Нужны глубокие реформы, начиная с элиты, чрезвычайные усилия. Плавно не получится”, – подчеркнул докладчик. “Чтобы улучшить структуру ВВП надо перерабатывать нефть на своей территории. Что здесь придумывать?” – обратил особое внимание г-н Своик. Аналогичные цепочки должны быть по хлопку, раз уж он производится в стране, мясу и шерсти. “Наша перспектива: экономическая провинция Китая. Не социальная – китайское правительство казахстанским пенсионерам пенсию платить не будет”, – отметил Петр Своик.

Прообраз современной ситуации в мире г-н Своик видит в крушении Римской империи, только теперь это происходит в масштабе всей планеты. “История не закончилась, мы стоим на пороге драматичнейших преобразований. Из этого мир выйдет обновленным, но придется очень многое заплатить”, – подчеркнул он.

Еркин Байдаров, главный эксперт Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры, в докладе “Модернизация как стратегическая цель социальной трансформации РК” сосредоточился на теоретических моментах. Казахстан хоть и декларирует себя в качестве социального государства, но на практике это не совсем так. Сегодня остро востребован “принцип наиболее социально справедливого распределения”. Поскольку неправильное распределение ведет к неправильному развитию.

У докладчика поинтересовались кто и что мешает модернизации. Г-н Байдаров основную противодействующую силу видит в неразвитом политическом сознании граждан. Тему контрмодерна затронул и политолог Бурихан Нурмухамедов. Бизнесмены утверждают, что против них уже существует целый класс – чиновничество. И поэтому борьба требует классового напряжения. “Чиновники до последней возможности защищают в законопроектах те положения, которые бизнес-ассоциации официально признают коррупционными”, – обратил внимание г-н Нурмухамедов.

Кто такие 2,7 млн. самозанятых? Есенжол Алияров считает самозанятых завуалированной формой безработных.

Кулипа Байсултанова, КазУМОиМЯ, в своем выступлении отметила, что 10 мегахолдингов контролируют более 80% ВВП Казахстана. В Германии правительство очень заботится о среднем бизнесе, поэтому обычное явление, когда фирма такого масштаба может быть представлена в 16 странах. “Наиболее активным представителям малого и среднего бизнеса нужно предоставлять доступ к политической сцене”, – настаивает г-жа Байсултанова.

Жандильда Жакупов, президент ОО “Международный правозащитный центр”, попросил не сравнивать 20-летний Казахстан со странами, у которых за спиной 100, 200 и более лет. “Государством что-то делается. Вы не говорите, будто они только спят и едят свои зарплаты”, – заявил он.

Олеся Халабузарь, директор Центра социально-политических исследований, выступила с докладом по протестному потенциалу в стране. “Протестная активность и протестный потенциал очень сильно отличаются в процентном отношении”, – отметила она. То есть готовность к акциям протеста не всегда выливается в участие в них. Больше всего протестного потенциала в крупных городах Казахстана. Также наблюдается прямая корреляция: чем выше образованность и критичность мышления – тем выше протестный потенциал. Среди тезисов г-жи Халабузарь: “Политическая воля власти направлена на замораживание политической ситуации”; “рост протестного потенциала связан с несменяемостью власти”; “часть протестного потенциала можно снять реформами”.

Тимур Козырев, “Кворум.KZ”, коснулся связи протестного потенциала и религиозного экстремизма. По его выкладкам на постсоветском пространстве социальный фактор играет первичную роль, а идея на втором месте. Представители политического ислама ставят конкретные политические цели и верят в них. Во главу угла здесь ставится вопрос целесообразности, что само по себе не гарантирует пацифизма. “У фундаменталистов произошел отказ от политических целей и борьба превратилась в самоцель. Диалог либо затруднен, либо невозможен”, – провел грань различий г-н Козырев. “К социальной справедливости исламская религия более чувствительна, чем другие религиозные течения” – еще один тезис доклада. Популярность салафитов среди молодежи объясняется тем, что они говорят и тут же делают. А подобная активная позиция многим импонирует.

Если в Казахстане не произойдет социальная модернизация современного типа, тогда страну ждут исламская или террористическая модернизация. В своем нынешнем виде страна при любых раскладах все равно не останется.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...