Ни с того, ни с сего в депутата не плюнут

Рафаэль Балгин рассказал предысторию плевка. Она оказалась многолетней

“Прошлое не умирает… Оно даже не прошлое”.

NN

“Я бы плюнул!” – ответил журналист Рафаэль Балгин, когда его спросили на пресс-конференции: как бы он поступил 4 июля, уже зная, что ему придется пережить после инцидента к 23 августа. В общем, в своем поступке относительно мажилисмена Танирбергена Бердонгарова он не раскаивается и готов попросить прощения за плевок только в том случае, если депутат извинится за события 2003 года.

По словам Рафаэля Балгина, Танирберген Бердонгаров отрицает события 2003 года и пытается представить ситуацию следствию таким образом, будто 4 июля 2011 года к нему подошел неизвестный человек азиатской внешности и плюнул в лицо ни с того, ни с сего.

В 2003 году г-н Балгин в качестве преподавателя на полставки работал в Международной академии бизнеса (МАБ). Там у него произошел конфликт со студенткой Юлией Логуновой, которая злостно прогуливала занятия и саботировала задания. Однажды на требования преподавателя она публично послала его на слово из трех букв (оно было не “мир”).

Рафаэль Балгин написал докладную по служебной иерархии. Вскоре ему позвонил Танирберген Бердонгаров, который представился парнем Юрии Логуновой, сотрудником акимата города Алматы и предложил встретиться. Разговор произошел в ресторане “Версаль”, где г-н Бердонгаров потребовал забрать рапорт. Среди прочего тот сказал: “У меня есть родственники в системе образования, а тебе скоро защищаться”. В конечном итоге, Рафаэль Балгин отступил, но обиду не простил.

В 2006 году журналист узнал, что Танирберген Бердонгаров является депутатом Мажилиса. На этой почве г-н Балгин отправил письма в парламент, администрацию президента, ДКНБ, генпрокуратуру, “Юридическую газету”, где описал моральный облик народного избранника. В ответ пришли отписки, но, насколько известно Рафаэлю Балгину, спикер Мажилиса Орал Мухамеджанов брал с г-на Бердонгарова объяснительную по этому поводу.

Вскоре после писем неожиданно объявилась экс-супруга журналиста Евгения Горбатенко. Она и г-н Балгин состояли в браке в 1992-1993 годах и у них родилась дочь. Где-то десять лет до 2006 года бывшие супруги не встречались. Г-жа Горбатенко подала иск в суд через адвоката Нурияхметову о лишении Рафаэля Балгина родительских прав.

Здесь нужно еще одно отступление. В 1991 году г-н Балгин проходил срочную службу в бригаде морской пехоты, расквартированной в Севастополе. После августовского путча была вероятность того, что морских пехотинцев бросят на подавление волнения грузин в Поти или против крымских татар в Джанкое. “Я не хотел попасть на чужую войну и участвовать в межнациональных трениях”, – объяснил спикер пресс-конференции свою позицию. Комиссоваться он мог только по трем основаниям: язва желудка, шизофрения или наркомания. Для язвы желудка нужно было глотать бритву или карбид, но членовредительство Рафаэлю Балгину претило. Шизофрения – это диагноз на всю оставшуюся жизнь и фактически гражданская смерть. Поэтому, по совету знакомых санитаров, г-н Балгин оговорил себя и выдал за наркомана. Диагноз по тем временам был новый и с ним особо не разбирались – морского пехотинца комиссовали из армии с записью в военном билете “годен к нестроевой службе в военное время”.

На суде по лишению родительских прав всплыла история с наркоманией (в неблагоприятном для Рафаэля Балгина свете). Чтобы это произошло, нужно как минимум нарушить военную и врачебную тайну, так как были представлены документы из Института имение Пирогова в Севастополе и из военкомата в Алматы. Г-н Балгин видит в этом ресурс Танирбергена Бердонгарова, поскольку его бывшей жене такие вещи просто не под силу. “Ориентация на мою полную деморализацию”, – так он объясняет смысл возникшего судебного разбирательства. В итоге биологический отец был лишен родительских прав (редкий случай в судебной практике). Однако Рафаэль Балгин поддерживает хорошие отношение со своей первой дочерью, познакомил ее с ребенком от второго брака.

В конце концов наступило 4 июля 2011 года, когда г-н Балгин встретил г-на Бердонгарова на улице Алматы и плюнул в лицо. Тот выдернул руку, пнул журналиста и убежал. Дальше последовало заявление в ДКНБ от мажилисмена. Те переправили его в ДВД Алматы. С 7-го по 20-ое июля дело находилось у дознавателя Даулета Байболова, а потом его передали в суд.

Адвокат Сериккали Мусин на пресс-конференции заметил, что действия Рафаэля Балгина в отношении Танирбергена Бердонгарова не считаются оскорблением депутата при исполнении обязанностей. Однако 28 июля прокуратура Медеуского района переквалифицирует дело по статье 319, часть 2 УК РК (оскорбление чести и достоинства депутата при исполнении обязанностей). В деле появляется командировочное удостоверение мажилисмена. Однако г-н Мусин особо отметил, что командировочный бланк не является стандартным (выполнен на бланке депутатского запроса) и на его основании нельзя утверждать, будто г-н Бердонгаров находился в Алматы не в отпуске, а в командировке.

Тем временем г-н Балгин получил от следователя предложение пройти судебно-психиатрическую экспертизу. Такие экспертизы вообще-то проводятся в случае тяжелых преступлений (статья 319. часть 2 – это правонарушение средней тяжести) и тогда, когда у следствия возникают сомнения во вменяемости обвиняемого. На вопрос о том, может ли административный ресурс повлиять на результаты судебно-психиатрической экспертизы, Сериккали Мусин ответил: “В нашей коррумпированной стране исключать воздействие на судмедэкспертов нельзя”. Сам Рафаэль Балгин тем временем посетил наркологический и психоневрологический диспансеры, которые выдали ему справки, что человек здоров и никогда на учете не состоял.

В завершение пресс-конференции Рафаэль Балгин через СМИ предложил Танирбергену Бердонгарову встретиться на боксерском ринге и кто победит в поединке, тот пусть считается выигравшим спор.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена