Может ли наступить кризис воровского сознания?

Планета Гондурас

“Больной сумасшедший и здоровый сумасшедший”.

NN

Счет богатств людей, подвизающихся на ниве природных ресурсов, государственного бюджета и монопольного положения на рынке давно идет на миллиарды долларов. Возможности освоить все эти ресурсы с помощью личного потребления оставлены далеко позади и внизу. Глобальный кризис показывает, что нет таких активов, которые гарантировали бы сохранение огромных капиталов наверняка. В этой связи возникает вопрос: может быть они сократят свою гипертрофированную норму прибыли до вменяемых пределов. Ведь население Казахстана исчисляется миллионами и дополнительные миллиарды на благо этих людей не станут лишними.

Новости из мира роскоши показывают, что самый дорогой приобретенный особняк в Лондоне стоит $189 млн. Приличных размеров остров в Карибском бассейне можно купить гораздо дешевле. Сверхнавороченный эксклюзивный автомобиль идет в коридоре $2-3 млн. На флот из яхт, как продемонстрировал российский олигарх Роман Абрамович, можно потратить около миллиарда долларов, однако часть миллиардеров на море укачивает – особенности организма. Даже те самолеты, которые покупают для президентов нефтедобывающих государств, за “стольник” миллионов “баксов” не переваливают.

По скромным прикидкам, когда состояние человека зашкаливает за пару миллиардов, ему уже нельзя найти что-нибудь этакое, что можно положить в сундук или потрогать. Исключение составляет разве что коллекционирование произведений искусства, но топовые шедевры законами большинства государств запрещено вывозить за пределы стран-обладательниц как национальное достояние.

Пример с недвижимостью в ОАЭ показал, что в период кризиса такие вещи дешевеют. К тому же за особняками, виллами и поместьями надо ухаживать и просто жить в них, иначе все это быстро ветшает. Деривативы, на которые приходится львиная доля финансовых спекуляций, оказались глобальным лохотроном. Под порочностью “дефектала” Нурсултан Назарбаев лично подписался в известной статье. Чем станет золото в условиях обещанного специалистами небывалого в истории земли кризиса – не понятно.

В связи с выше изложенным возникает вопрос: могут ли казахстанские владельцы заводов, газет, пароходов как-то поуменьшить свои аппетиты в пользу остальных членов общества. Тем более что известные факты свидетельствуют: у хозяев всего этого добра элементарно не хватает контролирующего ресурса, чтобы бдительно следить за своим имуществом. Подчиненные уже у них подворовывают миллионами, чем доказывают на практике теоретические положения “теории просачивания”. Чем больше размер пирога, тем больше крошек падает вниз.

Однако полученные в Казахстане методом обкрадывания основной массы населения миллиарды главным образом уходят за пределы страны и реально работают на благосостояние других государств. Мы сейчас не берем видимую часть айсберга в виде денег Фонда национального благосостояния “СамрукКазына”, на которые покупаются долговые обязательства правительства США с невозможностью их физического возвращения (разве что через механизм гиперинфляции).

Рядом со всем этим гипертрофированным изобилием некоторых “процветает” неустроенность многих. Разбитые дороги, малодоступные по цене лекарства, сборы детей в школу, равносильные по затратам семейного бюджета запуску государством передового космического аппарата, проживание в условиях переуплотнения, относительный пищевой голод (когда приходится есть макароны, а организму нужно мясо).

В том, что население разбирается в сути происходящих в стране процессов, довелось в очередной раз убедиться в ходе планового ремонта электрооборудования в стандартном квадрате домов. В 10 часов августовского дня в Алматы жителям отключили свет и часами не подключали. Люди стали интересоваться у рабочих что происходит. Те в ответ: “Плановая замена, в 19 часов подключим. Вас должно было предупредить КСК”. КСК, разумеется, не предупредило, дело уже к 20 часам. У рабочих мать-перемать потому что ничего не получается. У жильцов мать-перемать потому что разморозились холодильники со всем содержимым, а когда такие работники смогут завершить работу – непонятно. И женщина лет пятидесяти заметила: “Конечно, тендер выиграли, акимату откат заплатили, теперь никому ничего не надо. Так можно и неделю работать”. Электрик из аварийной службы попытался заступиться за горе-рабочих: “Это же делается для того, чтобы зимой не перегорело”“Зимой я могу мясо на балкон вынести, пока электричество починят”. Получилась целостная оценка и государственных процедур, и качества трудовых ресурсов, и управленческого менеджмента. Олигархи таких людей и за людей-то наверное не считают, но те от этого глупее не становятся и картину происходящего воспринимают целостно и внятно.

Тот факт, что люди мало ходят на митинги оппозиции, не означает, что их все вокруг устраивает. Жизнь меняется и формы протеста тоже. Тем более в Казахстане, где цена протеста очень высокая. В таких условиях население выходит на улицу тогда, когда затрагивается непосредственное жизненное пространство. Характерный пример – история с запретом праворульных автомобилей. Полиция в отношении протестующих действовала жестко, но те все равно продолжали давить и власти в конце концов пришлось пойти на компромисс.

В настоящее время количество участков, где олигархическо-монополистические сверхприбыли задевают пространство выживания рядовых граждан, быстро растет. Поэтому детонатором взрыва может послужить что угодно. Взять хотя бы забастовку нефтяников в Мангистау, которую не могут подавить уже много месяцев. В какой-то момент накопленный негативный потенциал собрался и выплеснулся кумулятивным эффектом против работодателя. Затем как круги по воде пошли политические требования. Последние убийства профсоюзного активиста и дочери другого активиста можно воспринимать как посыл, что олигархи деньгами делиться не собираются. Но возникает вопрос из области теории: а могут собраться и поделиться просто из здравого смысла и инстинкта самосохранения?

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...