“Конфессиональная тетива-2”. Причесать под кованую гребенку!

В аду, согласно Данте, в пустынном доле стоны еретиков, пораженных нестерпимым жаром, глушит стенанье яростных эриний. В исламском джаханнаме атеистов пытают страшным холодом или жгут огнем; они, питаясь плодами адского древа заккум, пьют гнойную воду или кипяток, “рассекающий внутренности”.

Зерна людского непослушания заронили еще Адам и Ева, вынудив Бога сыграть роль инквизитора. И с тех пор он уже не щадил род человеческий: устроил потоп, сжег погрязшее во грехе население Содома и Гоморры, уничтожил возроптавших против Моисея, покарал жителей Вефсамиса, посмевших “заглянуть в ковчег Господа”, позволил католикам и протестантам не мереным числом истреблять друг друга в Лангедоке, в Варфоломеевскую ночь, во времена 30-летней войны…

Ослушники должны быть наказаны.

Еретическими происками запятнали себя фараон Эхнатон и Александр Македонский, Генрих I Птицелов и Генрих VIII, Петр I и Фридрих Прусский. Единожды отлучали от церкви императора Священной Римской империи Генриха IV, Фридриха II Германского – дважды, Генриха IV Бурбона – трижды. И нет им числа, кто отказывался от отеческой веры или вовсе пренебрегал ею. Уже в наше время самый тяжкий грех для мусульманина – переход в другую веру – в христианство – совершили имамы из Казахстана и Узбекистана, Татарстана и Афганистана, Египта и Судана…

Камень преткновения в исламе – кто должен считаться наследником Мухаммеда, поскольку он не успел перед смертью назначить преемника. Сунниты настаивали: приемника Мухаммеда должна избирать община, шииты ратовали за то, что они должен состоять в кровном родстве с Мухаммедом. Дело дошло до мечей. Основатель радикальной секты мушаша из мусульман-шиитов, Мухаммад ибн Фалах создал экстремистское государство, в идеологической основе которого были заложены взгляды, сильно расходившиеся с традиционной верой. Были и другие “протестанты”, но верх в споре, в общей массе, одержали сунниты. В настоящее время они составляют 80 процентов всех мусульман.

Имена исламистских еретиков, мулхидами, известны – это великий Улугбек, Бабек, Мансур Халладж, Эйн-уль-Куззат, Фазуллах Наими, Имадеддин Нисими. Еретиков сотни, не отказавшихся от своих убеждений. Их вешали, обливали нефтью и сжигали, с живых снимали кожу… А знаменитый Хеджер эль-Эсвад – Черный камень Каабы, превратившийся в угольный от грехов людских, от этих ужасов не становился белее. Когда придет день Страшного суда, он назовет их в числе величайших просветителей и поборников разума.

А пока отверженных ждали исламские зинданы и христианские застенки, в смерти породнившие всех отклонившихся от официальной церковной доктрины в области догматики и культа. Апостол Петр предупредил, что Бог будет беспощаден к еретикам, и уподобил ересиархов псам, возвратившимся к своей блевотине, и свиньям, валяющимся в грязи.

Инквизиция и ересь – неразрывные путы. Не так давно папа Иоанн Павел II порвал их – испросил прощения за допущенные церковью злодеяния. Слишком долго она хранила свои тайны. Лишь 150 лет назад вышла книга о процессе над Галилеем; спустя 340 лет после казни мир узнал подробности инквизиционного процесса над еретиком Джордано Бруно!

Еще сегодня в государственном испанском архиве в Симанкасе хранится около 400 тысяч неизданных дел священного трибунала. А сколько их пущено апеннинскими лавочниками на… обертки! Когда Наполеон потребовал выслать из Рима в Париж дела священного трибунала, значительная их часть попала в… магазинчиках торговцев сельдями и мясом или на бумажную фабрику.

Ересь многолика – пелагианская, манихейская, альбигойская, пантеизм, хилиазм…

Римскую империю, раздираемую противоречиями и ордами варваров, вобравшую в себя чуждые многочисленные народы и культуры, невозможно было причесать под одну костяную гребенку. Нужна была железная. И богослов Августин, “доктор церкви”, принялся ее ковать, обосновав необходимость применения к эпикурейцам физической расправы. Инквизиторский же трибунал учредил папа Иннокентий III в 1198 году. И хотя он был умеренным палачом, запрещал употреблять по отношению к нечестивцам испытание водой и раскаленным железом, дело было сделано. Уже по прошествии полувека в специальной булле “Ad extirpanda” инквизиционному процессу придали окончательную форму – лучше сжечь еретика, чем дать ему возможность “костенеть в заблуждениях”.

Апофеоз цинизма! Наказание ереси, говорил Августин, – не зло, а “акт любви”. Необходимо “принудить силой, не нанося членовредительства и не ставя под угрозу жизнь, добиваться от еретиков выдачи их соучастников и признания в совершенных ими преступлениях”. С “гарантией справедливости”. А таковой считалась пытка.

Полвека назад стало известно, что Мичиганский университет, связанный с ЦРУ, купил в ФРГ библиотеку в 1400 томов с описанием средневековых пыток, по сообщению агентства Рейтер, востребованных в качестве “ценного пособия для американских специалистов, работающих в области полицейской службы”. Зачем, спрашивается?

“Дайте мне две строчки любого автора, и я докажу, что он еретик, и сожгу его”, — похвалялся один из средневековых поборников чистоты веры. Особым жестокосердным талантом из числа подобных “стирильщиков” выделялся глава испанской инквизиции Томас де Торквемада. Благословив истязания со смертельным финалом, он создал инструкцию из 28 статей, подробнейшим образом рекомендующих методы искоренения атеизма, святотатства, ереси и прочих пороков.

За восемнадцать лет служения святому престолу свыше 100 тысяч человек он сжег живьем, сжег символически или подверг аутодафе; осудил на ношение позорного платья “санбенито”, конфискацию имущества, пожизненное тюремное заключение и прочие кары. Помощников в тяжких заботах было без счета. Это так называемые фамилиарес – “родственники”. Заложить соседа – явление обычное и выгодное. В XIII веке за “изобличенного атеиста церковь платила фискалу две марки серебром в год в течение двух лет. “Семью” ябедников составляли уголовники и крестьяне, известные писатели и государственные деятели. На Томаса трудилось свыше 15 тысяч “родственников”!

Самым гнусным делом инквизиции стало судилище тамплиеров. Перебравшись во Францию, они выполняли роль банкиров, поместив на хранение в Тампле-Храме казну французского короля Филиппа Красивого. Орден владел девятью тысячами замков и островом Кипр. Его богатству завидовали светские правители и церковные иерархи. Но еще больше боялись, полагая, что гроссмейстеры храмовников стремятся к мировому господству. Их час пробил, когда Филиппу понадобились деньги, и они указал инквизитору Имберту и министру Ногарэ собрать компромат. Так появились “сведения”, будто тамплиеры при посвящении неофита устраивали “противоестественные непристойности”, на заседаниях капитула совершали антихристианские обряды, установленные тайным агентом “вавилонского султана”… И масса других еретических заблуждений.

13 сентября 1307 года король отдал приказ об аресте всех тамплиеров, проживающих во Франции. Через день Имберту ознакомил магистров Парижского университета и членов соборного капитула с инкриминируемыми ордену обвинениями, а затем сообщил парижанам о “чудовищном” заговоре против церкви и веры. О решительности и предупредительности короля запели поставленные “под ружье” трубадуры, Франсуа де Рю накропал санкционированный “разоблачительный” роман…

На костер взошли сотни человек. За казнью гроссмейстера Жака де Молэ и магистра Нормандии Жофруа де Шарнэ король наблюдал из окна замка. Он всерьез надеялся обогатиться за счет ордена, но его подлое сердце грели и 12 миллионов ливров, вырванные щипцами у тамплиеров. Грели восемь месяцев, пока он не погиб на охоте. Исполнив… проклятие де Молэ.

Любопытно, что спустя почти пять веков Людовик XVI перед отправкой на гильотину сидел в Тампле. Таким образом, он расплатился и за свои ошибки, и за коварство Филиппа. А вскоре настало примирение инквизиции и еретиков – Наполеон развел извечных спутников, восстановив орден тамплиеров, а организацию их палачей запретив на вечные времена.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...