Канагат Такеева: “Да, вы боретесь за политику, но не убивайте детей!”

“Чиновники стали хуже гестапо”

“Отчаяние – это когда надежда кончает жизнь самоубийством”.

Яна Джангирова

“Может быть еще хуже положение женщин в нашей стране? Не может быть хуже!” – заявила Канагат Такеева, президент Общественного комитета по защите потребителей, на пресс-конференции в Алматы. Женщины-матери, чьи права попраны сотрудниками правоохранительной и судебной систем, местных органов власти, обратились к президенту с просьбой о помощи: “Помогите нам защитить своих детей, свои семьи и выжить в бесправном хаосе коррумпированной власти, уничтожающей своих граждан!”

“У нас 150 общественных комиссий, комитетов, которые “защищают” права женщин и детей. Вы чувствуете их поддержку? Я – нет! – акцентировала Канагат Такеева. – Я не понимаю, почему президент не реагирует на дела, которые вопят о беззаконии. Воруют детей, чтобы женщина забрала заявление”.

К г-же Такеевой женщины приходят с проблемами экономического характера, но по сути эти вопросы выходят на политический уровень. Она с этими делами пыталась обращаться в профильные комиссии, но там говорят “мы можем помочь только от насилия в быту”. “А от насилия власти кто поможет? Безработица – 70%. Не уничтожайте сильных и принципиальных женщин страны, не превращайте нас в стадо баранов!” – особо выделила спикер пресс-конференции.

“Меня обманули мошенники – лишили имущества. Восемь человек семьи остались без дома. Дочь мошенницы оказалась сотрудницей Алмалинского РУВД”, – рассказала свою историю Ольга Уразбекова, журналист. Двенадцать лет женщина не может добиться в судах и надзорных органах справедливости. “То, что отвечают – просто вранье чистой воды”, – подчеркнула г-жа Уразбекова. “Попробуй банку вовремя не заплати, а у женщины запросто отобрать можно”, – констатировала она.

“Почему президент говорит, что Мусабек Алимбеков, Кайрат Мами – это хорошие люди? Они плохие люди, мы об этом знаем, – возмутилась Ольга Уразбекова. – В СССР после войны 90% преступлений раскрывалось – сейчас ничего не раскрывается. Государство почему не защищает нас от преступников? Почему преступники находятся на государственных должностях?” “Чиновники стали хуже гестапо”, – поддержала соратницу Канагат Такеева.

Гульсара Лебекова, безработная, рассказала о своей трагедии в Шымкенте. Она хотела продать дом, чтобы оплатить дорогостоящую операцию своей дочери, терявшей зрение. С помощью поддельных документов домом завладел Сатпай Жумабаев, заместитель начальника шымкентского ДВД. Дочь Камилла ослепла без операции. После того, как г-жа Лебекова подала иск в суд, ее слепого ребенка похитили полицейские и 17 дней жестоко избивали, заставляя мать забрать заявление.

Потом прокуратура прислала письмо, что непосредственный исполнитель преступления – Галым Кадыржан – “вне досягаемости”. “Хочу провести акцию протеста против действий генеральной прокуратуры, – сообщила Гульсара Лебекова. – Б. Абдулов, Ш. Агабеков, К. Жумагулов покрывают преступников в погонах и сами не наказаны”. Из-за преследования сотрудников правоохранительных структур женщина была вынуждена оставить работу и сбежать из родного города. У г-жи Лебековой четыре года “стажа” безуспешной борьбы за возврат имущества и наказание виновных.

Вера Пикалова три года не может добиться от ЗАГСа аннулирования незаконного расторжения брака. Муж умер и совместно нажитая квартира теперь как бы ей не принадлежит. Женщина обращалась в партию “Нур Отан” и партийные юристы, а также Махамбет Бейдали, первый заместитель председателя Алматинского филиала партии власти знакомились с ее делом и отмечали, что никаких проблем у г-жи Пикаловой быть не должно, закон на ее стороне. Но в реальности вопрос никак не решается.

“Убийство в Жанаозене 18-летней девушки Жансауле Карабалаевой мы расцениваем как вызов всем гражданам Казахстана, стремящимся отстоять свои гражданские права!” – заявили спикеры пресс-конференции. Г-жа Такеева получила информацию от бастующих нефтяников, что убита еще и 16-летняя дочь очередного активиста. “А полиция приписывает ей самоубийство”, – сообщила общественный деятель. Из-за этой очередной трагедии пресс-конференцию и решили провести раньше, чем планировалось первоначально.

По окончании мероприятия женщины-матери поехали к зданию алматинской резиденции Нурсултана Назарбаева, чтобы лично в его канцелярию передать толстенную подборку проблемных разбирательств, которые нижестоящими институтами власти никак не решаются. “Хотим лично от него получить ответ. Пусть напишет хоть “Мы ничего не хотим решать”. Тогда уже будем все четко знать”, – объяснила смысл действий Канагат Такеева.

У резиденции люди в форме и в штатском вели себя сравнительно корректно. Не прошло и часа объяснений, как к нижнему въезду в резиденцию на улице Фурманова вышла Айкенже Лавринова, сотрудник отдела внутренней политики Канцелярии президента. Сначала она отправляла женщин в акимат Алматы, но те объяснили, что там уже были и все возможные ответы получили. Потом г-жа Лавринова приняла документы и написала на листе бумаге входящие данные от 14 сентября 2011 года. Этот лист г-жа Такеева продемонстрировала журналистам и отметила: “Ждем четырнадцать рабочих дней, что же нам ответит господин президент”.

***

© ZONAkz, 2011г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...