Квартирный вопрос: надежда на китайцев

Строители из КНР готовы возводить в России любое количество жилья по цене 250 долл./кв.м. Может, они и казахстанцам помогут?

Президент Ассоциации строителей России Николай Кошман предложил решать жилищную проблему в РФ при помощи китайцев. До этого Кошман долгие годы возглавлял Росстрой, поэтому лучше многих знает, насколько запущен отечественный “квартирный вопрос”.

Китайцы берутся построить для северных соседей любое количество благоустроенного жилья по цене 250 долларов за квадратный метр с отделкой. То есть в пять-семь, а иногда и в десять-пятнадцать раз дешевле, чем эти метры стоят в крупных российских городах. Если заказчик в лице местных администраций будет честно следить за качеством, все может получиться в лучшем виде.

В Казахстане квартирный вопрос запущен не меньше, чем в России. Темпы жилищного строительства там и тут просто позорные: меньше 0,4 кв. м в год в расчете на душу населения в Казахстане и 0,42 в России. Две наши могучие нефтяные державы, лопающиеся от денег, никак не могут выйти по этому показателю хотя бы на поздне-советские объемы. В СССР в 1980-е годы на душу населения строили все-таки по 0,5-0,7 кв. м ежегодно.

Для сравнения: Китай строит больше метра в год на каждую из 1,3 млрд. своих душ. Канада и США — по 1,2-2 кв. м. При том, что у канадцев обеспеченность жильем уже превышает 65 метров на человека, а у нас с вами болтается в районе 20-ти. Да и эта скромная цифра получается путем сложения площади элитного особняка или 300-метровой квартиры бизнесмена или чиновника, в которой живет семья из трех человек, с десятком перенаселенных хрущевок. Виртуально разделив всю площадь на количество жильцов, статистика получает по двадцать метров в расчете на брата и сестру. Если совсем точно, в России 20,5 метра, в Казахстане – 18.

В действительности обеспеченность жильем у большинства семей не превышает 10-12 метров на человека. Во многих семьях она составляет и вовсе 5-7 метров. Народ живет бедно и тесно, и это главный тормоз в преодолении другой, еще более серьезной проблемы — демографической. Российская и казахстанская молодая семья тратит не менее десяти лучших своих лет на то, чтобы как-то решить квартирный вопрос. Проценты по ипотеке у нас с вами просто чудовищные. Молодая канадская семья в это время радуется жизни в просторном 150-метровом особняке и с удовольствием заводит одного ребенка, потом второго, выплачивая за особняк вполне необременительный моргидж.

При этом советские панельные дома не будут стоять вечно. Срок их службы составляет 40-50 лет, во многих случаях он уже истек, и через какое-то время хрущевки начнут сыпаться. А за ними и брежневки.

Вряд ли есть большой смысл заново перечислять пафосные программы, которые в последние 10 лет принимали казахстанские и российский власти, пытаясь вывести жилищное строительство хотя бы на тот уровень, что был в СССР. Эти программы одна за другой проваливаются. Но что за ведьминские силы скручивают в дулю стальные рельсы, по которым должен был мчаться локомотив “Доступное и комфортное жилье гражданам России”? Почему уже много лет наша птица-стройка не взлетает, а по-коровьи топчется на месте вокруг 60 млн. квадратов в год? Путин твердо обещал строить к 2010 году 80 миллионов, потом выйти на 100, а дальше сдавать по метру жилья на человека ежегодно, то есть 140 млн. кв.м. Но в 2011 году мы опять имели 59 млн., в нынешнем вряд ли будет больше.

В Казахстане та же ситуация, только цифры надо разделить на 10.

Базовая проблема состоит в том, что хозяевам строительных компаний и их деловым партнерам во власти просто не интересно увеличивать объемы строительства. Поскольку тогда упадут цены, и придется, чтобы сохранить объем прибылей, больше работать. А это нашему человеку скучно. И вашему тоже.

Вот Москва, например, до 2008 года строила по 4,5-5 млн. квадратных метров в год, и эти метры отлетали как жареные пирожки по 4-7 тысяч долларов за квадрат без отделки. А потом спрос по таким ценам иссяк, и объемы строительства тоже упали, аж до 1,7 млн. Ну да, сыграл свою роль кризис, однако он уже закончился, но объемы обратно подниматься не торопятся. Строители дают накопиться спросу.

Вопрос с ценами на жилье в наших с вами широтах — очень суверенный, загогулистый. Из чего складывается стоимость квадратного метра в Казахстане и России посчитать невозможно. Вот у немцев, канадцев или китайцев этот пазл собирается легко, даже как-то несерьёзно. Надо всего лишь сложить в столбик стоимость земли, расходы на прокладку инженерных сетей, цену стройматериалов, банковского кредита, зарплату строителей, десять процентов рентабельности (больше не получится, потому что вокруг конкуренты) – и на выходе будет цена квадратного метра готового жилья с пятью вариантами отделки. Голые стены там продавать не принято.

Надо еще добавить, что стоимость метра жилплощади в развитых государствах примерно соответствует среднемесячной зарплате по стране. У экономистов это называется “справедливая рыночная цена”. Если выдерживается данный уровень, то бьются и другие балансы, например, с той же ипотекой, объемами продаж, оборачиваемостью вложенных средств и так далее. И более сложные балансы, такие, как политическая стабильность.

У нас же с вами цены на квадратные метры это не арифметика и даже не высшая математика, а чистая алхимия. Как при избытке ресурсов — земли, денег, сырья для производства всех стройматериалов (вот разве что с деревом в Казахстане дефицит) — и при маленьких зарплатах новосибирских или карагандинских монтажников, бетонщиков, плотников, штукатуров и рабочих цементных заводов — квадратный метр нередко продается дороже, чем в Берлине или Ванкувере, где зарплаты у народа в три-пять раз выше? Никакой арифметикой и никакими рыночными законами такое чудо не объяснишь. Причины надо искать в области социальной психологии.

При этом наше жилье еще и очень сомнительного качества, а иногда вообще опасно для жизни. В основе данного явления опять природные свойства: простодушная казахская и почти такая же простодушная русская жадность. Владелец компании экономит на проекте и на экспертизе, потом на марке цемента, сорте арматуры, зарплатах строителей. Да еще бригадиры украдут. А когда приходит инспектор, ему дают денег. И он берет.

Никто из участников этого процесса не хочет будущим жильцам погибели. Просто наши люди привыкли полагаться на авось. Знаете, наверно, выражение “метод казахской сварки”? Это когда оторвавшуюся железяку прикручивают проволокой. Кстати, в Австрии до сих пор употребляют словосочетание “русская работа” ровно с тем же смыслом.

Исторический опыт показывает, что преодолевать эти глубинные свойства, не чуждые многим другим народам, удается через благотворную строгость законов. Через осознание того факта, что, если построенный тобой дом упал, то далеко убежать не удастся, поймают и посадят. А если в доме погибли люди, то и расстреляют. Китайцы, кстати, практикуют публичные расстрелы (по приговору суда, в строгом соответствии с уголовным кодексом, при полной доказанности вины) довольно часто, и это одна из главных причин, по которой их строительные компании научились возводить качественное жилье по 250 долларов за квадратный метр с отделкой, а наши пока не научились.

Правда, владельцы и менеджеры этих китайских компаний боятся только справедливого и неподкупного начальства. С продажным начальством, да еще в чужой стране, они охотно вступают в деликатные отношения. Поэтому трудно поручиться, что китайская помощь в строительстве принесет нам с вами такие уж положительные результаты. Беда ведь в том, что российские и казахстанские чиновники, даже самого высокого звена, по гениальному выражению Петра Своика напоминают сегодня бригаду хирургов, которая выполняет сложную операцию, но озабочена в первую очередь тем, чтобы отхватить от больного мясца для дома, для семьи.

Оттого и живет в народе тоска по твердой руке с зажатой в ней трубкой, по мягким сапогам и тихому голосу с кавказским акцентом. Если кто-то из читателей до сих пор еще не понимает, что советские ГОСТЫ и СНиПы строго выполнялись потому, что жил в пузатом бабае, управляющем трестом, смертный ужас – приедут ночью и заберут, — осознайте это сейчас.

После смерти вождя инерция страха действовала на воров и бракоделов еще лет 40, а потом закончилась. И за два последующих десятилетия стало совершенно не понятно, как нам решать проблемы, допустим, наращивания объемов жилищного строительства и улучшения его качества без трубки и усов, без воссоздания лязгающего железом и пахнущего серой механизма государственной власти, отрывающего руки-ноги и скусывающего головы.

Но, может, еще как-нибудь научимся. А нет, так придут китайцы, сразу все, и помогут.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...