Я бы в тендеры пошел…

О том, насколько важно правильное, своевременное и сбалансированное питание для растущего организма, лучше всех знают родители, врачи и, конечно, повара. Одним из основных вопросов, который стоит перед родителями, отправляющими ребенка в школу, является здоровое питание. Как и чем кормят наших малышей?

Этим вопросом задались в общественном фонде “Народный антикоррупционный комитет”, на днях зарегистрированном в органах юстиции Астаны. Один из его учредителей – журналист Токберген Абиев, он же основатель пресс-клуба “Альянс казахстанских СМИ “Закон и правосудие” — вместе с оператором пошли по столичным школам. Поводом для собственного журналистского расследования послужил телефонный звонок одной родительницы, сообщившей, что ее ребенок, учащийся лицея № 54, получил пищевое отравление в школьной столовой.

Увиденное и услышанное в этой школе шокировало, но, чтобы избежать субъективности, журналисты продолжили рейд по другим учебным заведениям, а собранный аудио- и видеоматериал выложили на своем сайте “abiyev.kz” и провели пресс-конференцию.

— Мы проехались по школам – 52, 38, 59, 5, 54. Везде в блюдах недовесы. Выяснили, что фирма “Алтын аймак”, которая выиграла тендер, отдала организацию школьного питания на откуп субподрядчику – какому-то Канкабаеву. Получается, зарабатывают “Алтын аймак” плюс ТОО Канкабаева. И что остается детям? В итоге дети кушают кашу с водой.

Есть в школах буфеты, где продают запрещенные самим же управлением образования продукты – сникерсы, газированную воду. Цены завышенные, — сообщил собравшимся Токберген Абиев.

К сожалению, не явились на пресс-конференцию приглашенные представители городского акимата, управления образования, столичной прокуратуры. Модератор пресс-конференции – президент ОФ “Народный антикоррупционный комитет” Мусагали Дуамбеков, выразив сожаление по этому поводу, заметил: “Мы хотели выслушать все стороны”.

По мнению предпринимателей, качество школьного питания зависит от того, кто выигрывает тендеры на поставку услуг и, следовательно, получает право работать на этом рынке. Расклад ситуации не в пользу горуправления образования. За бортом “тендерного” корабля в этом году оказались предприятия с историей и репутацией. “Состязательностью, справедливостью и эффективностью” в тендере не пахло. Хотя эти прилагательные вроде и существуют, но, видимо, лишь для устроителей тендеров.

На первый взгляд может показаться, что тендерная комиссия детально изучает документацию конкурсантов-претендентов на лоты (один лот – одна школа). Но это – на первый взгляд. Предприниматели, оказавшиеся за бортом, утверждают, что из списка участников конкурса их убрали по формальным отговоркам, а решение тендерной комиссии управления образования – незаконное и необоснованное.

Индивидуальный предприниматель Харби Дауров школьным питанием занимается 12 лет. До этого 17 лет проработал в сфере торговли, включающей в себя общепит.

— В 2010 году, когда проводился первый тендер, я допустил ошибку – в одном месте не поставил печать. За это меня отклонили от конкурса. Но все равно мне дали 3 школы. Видимо, учитывая мой опыт работы.

В феврале-марте 2011 года тоже был тендер. Я оказался победителем. Претендовал на 13 школ – получил все. Отработал год без всяких серьезных нарушений, — рассказывает он.

Заявки на участие в конкурсе в этом году подали 46 поставщиков. 41-му из них дали от ворот поворот. “По надуманным нарушениям, а не по нарушениям, которые предусмотрены законом о государственных закупках”, — считает Харби Дауров. В числе “лузеров” оказался и он. Среди трех причин, по которым комиссия ему отказала в участии в тендере, такая. К конкурсной документации он приложил договор поставки товаров. Договор составлен 5 января 2012 года, но в графе “срок действия договора” указано — до 31 декабря 2011 года. Ошибка чисто техническая.

“Вообще этот договор с поставщиком по закону не требовалось прилагать. Я его приложил как лишнее подтверждение, что я работаю не стихийно, не на базаре, а у меня есть законные поставщики, которые поставляют мне продукты питания. Этот документ не являлся основанием для отклонения меня от тендера”, — убеждает он.

Решение тендерной комиссии предприниматель оспорил в судебном порядке. В обеспечение своего искового заявления подал иск на запрет на заключение договоров, финансирование. Межрайонный специализированный экономический суд г. Астаны удовлетворил его. Управление образования обратилось в суд с просьбой отменить определение по иску Даутова.

30 марта утром мы были приглашены в суд на рассмотрение этого вопроса. Оглашение решения суда должно было состояться в 16 часов. А уже в 11 часов управление образования, будто заранее зная, каким будет вердикт суда, собрало всех новых поставщиков и устно распорядилось, чтоб немедленно заключили договора со школами, обязало директоров немедленно выплатить им 20% стоимости услуг. Хотя чтоб заключить договора, нужно время, их нужно зарегистрировать в казначействе.

В итоге судья отменил определение по моему иску.

2 апреля я своей частной жалобой приостановил действие судебного решения, обратился в прокуратуру, департамент судоисполнителей, горуправление образования. Есть решение суда, по которому до выяснения обстоятельств нельзя заключать договора. Но по сей день оно не исполняется. Управление образования в тот же день через казначейство перегнало деньги в школы”.

Деньги на школьное питание из городского бюджета выделяются немалые. На пресс-конференции была озвучена цифра – 1 млрд. 900 млн. тенге.

По мнению предпринимателя Ирины Сергеевой, госзакупки на рынке школьного питания проходят с огромными нарушениями закона. “Есть специальный перечень причин для отклонения от участия в конкурсе. А господа из конкурсной комиссии даже не удосужились их изучить.

Меня отклонили незаконно.

В результате конкурса 19 школ, т.е. 19 лотов, остались не разыгранными, и их разыгрывали из одного источника. Согласно закону, это правильно.

Но здесь начинаются очень интересные вещи. Условия распределяются теми, у кого очень серьезные нарушения в конкурсной заявке: отсутствие меню, ведомости товаров – это то, без чего они вообще не могут работать. И этим людям дают школы. Разве это не коррупция?

Что мы имеем в результате прошедшего конкурса?

Я работала 12 лет в одной школе – 20-й. Естественно, до сих пор поддерживаю отношения. Возмущаются родители, учителя, дети. И когда я спрашиваю: что вы делали, почему не возмутились, они говорят: нам была дана команда сверху – ничего и никуда”, — говорит она.

Иск Ирины Сергеевой пока на стадии судебного разбирательства.

Анна Амирова, успешно работающая в сфере школьного питания в Караганде 5 лет, решила попробовать себя на столичном рынке. Однако ее тоже отстранили от участия в тендере.

— Меня тоже необоснованно отклонили. Мы подали в суд. В Караганде такие тендеры проводятся прозрачно, обязательно выставляются критерии. А здесь мы так и не поняли, по каким критериям не подошли. Мы даже не знаем, сколько баллов набрали, — недоумевает предпринимательница.

Поинтересовалась у одной родительницы лицея № 54, пришедшей на пресс-конференцию с детьми: сколько денег уходит в месяц на обед одного ребенка?

— У меня их трое. Старшему каждый день даю 200 тенге. Покупает на них пиццу и воду. Компота в школе нет. Своими глазами видим, как в перерыве между уроками дети бегают в магазин, потому что вода в школьном буфете стоит дороже.

Ирина Сергеева пояснила:

— Ежедневно на каждого ребенка выделяется из бюджета 228 тенге. Сюда входят: 50 грамм салата, второе плюс соус, 100 грамм – гарнир, раз в неделю фрукты, выпечка, натуральные соки. Все это всегда в школах делалось. А сейчас один стакан чая стоит 40 тенге. При контрольном взвешивании Токбергеном выявилось, что одному ребенку недодают 80 грамм. Посчитайте, это сколько.

Другая родительница девочки, ученицы “нулевого” класса возмущается:

— Дочь учится в школе № 54. Детям дают горячий чай, дочь жалуется: ротик обожгла. Однажды съела в школе сосиски с рожками, срыгала. Ни директор, ни учителя ничего не хотят слушать. Я как-то ждала свою дочку, рядом присела другая девочка из ее класса, она прямо на меня все срыгала. Чай детям дают без сахара. Говорят: покупай кофе. Я написала жалобу в санэпидемстанцию.

“Картинку” завершил Токберген Абиев:

— Буквально вчера сообщили из 54-й школы: в пирожке директор школы нашел таракана. Составили акт.

Пришедший на пресс-конференцию представитель городской СЭС Мейрам Молдашев говорит, что в их ведомство заявлений о таких фактах не поступало. На все жалобы СЭС реагирует только через органы прокуратуры, анонимные заявления не рассматриваются. Таков закон.

На вопрос нашей газеты “ZONA.kz”, поступали ли в органы финансовой полиции заявления от предпринимателей по тендерам на школьное питание, если да, то были ли выявлены признаки коррупционных правонарушений, кто и какое наказание получил? – сотрудник департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью г. Астаны Науан Жунусов, также пришедший на пресс-конференцию по приглашению ее организаторов, ответил, что до сегодняшнего дня никто не обращался к ним с подобным заявлением, а проявлять самодеятельность органы финансовой полиции не имеют права.

И все же, кто же те счастливчики, которые оказались победителями нынешнего тендера на школьное питание в Астане?

Со слов Харби Даурова, это люди, никогда не работавшие в школах, но процветающие на ниве ресторанного бизнеса, привыкшие обслуживать людей на банкетах.

“Но самое главное – в управлении образования знают, что фирмы, выигравшие тендер, сдают в субаренду школьные заказы — и молчат”, — говорит он.

Сегодня предприниматели, удаленные со столичного рынка школьного питания, переживают кризис. 103 работника ИП Даурова в отсутствие работы ждут, чем же закончится судебный процесс.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...