Гуд бай, Америка, о

Сегодня в США главный национальный праздник: День независимости. В отличие от наших с вами юношеских дат, он отмечается с 1777 года

Сколько себя помню, столько и слышу по телевизору о скорой гибели империализма США. Сейчас вот с удовольствием наблюдаю Михаила Леонтьева в программе “Однако”. Яркий, азартный человек. Такой нашенский! Приводит цитату из Бзежинского или из какой-нибудь Сары Пэйлин с наездом на Россию – и грамотно их расщелкивает. Как детей прямо. Говорит – да кого вы учите, американцы? На себя посмотрите! У вас вон в Детройте автомобильные заводы останавливаются, на юге обострилась сельскохозяйственная безработица, и вообще ваш доллар накачан воздухом, того и смотри, лопнет. Чего ж вы к нам-то лезете в наставники?

В общем, отрада русскому сердцу. А 25 лет назад мы смотрели по телевизору на другого психотерапевта, его звали Юрий Жуков. Он тоже рассказывал, что Америке вот-вот конец. Порвут ее внутренние противоречия и губительный внешний курс.

В промежутке от Юрия Жукова до Михаила Леонтьева действительно состоялся развал великой страны и обрушение в ней всего на свете: зарплат, пенсий, системы социальной защиты. В банках сгорели накопления на старость. Сотни миллионов человек потеряли привычную систему координат, а десятки миллионов, никуда не уезжая, оказались за границей. Только эта страна называлась не США, а СССР.

Вообще, скорый крах Америки у нас предсказывают с 1917 года. Есть такая советская, а теперь уже и российская традиция. За это время выросли, возмужали, состарились и ушли в мир иной несколько поколений ярких полемистов-международников, обещавших, что скоро у соседа по планете, толстого американского буржуя, сдохнет корова. Буквально на днях окочурится! То-то радости будет.

Однако за весь минувший век справная американская буренка только один раз всерьез приболела – в годы Великой депрессии начала 1930-х. А в остальное время, на зависть ближним и дальним соседям, давала вкусное молоко. США оставались и остаются сытой процветающей страной, живущей спокойно и размеренно.

Зато у нас с вами за долгие годы ожидания конца чужого империализма произошло много драматических событий. Кровавая гражданская, потом борьба с басмачами, раскулачивание, страшный голод, сталинские репрессии. После победы над фашистами жизнь потихоньку стала налаживаться, и несколько десятилетий страна жила без потрясений. Но внутри нее накапливались проблемы, говорить о которых было не принято. Мы продолжали обсуждать чужие болячки и строить катастрофические прогнозы для США. А потом оказалось, что своих запущенных болезней накопилось столько, что великая держава развалилась. Наступил крах не Америки, а СССР.

Кстати, доллар за все эти годы, в отличие от рубля, ни разу не подвергался ни денежной реформе (в СССР их было пять), ни дефолту, ни деноминации. А курс тенге с момента рождения казахской нацвалюты в 1993 году по сегодняшний день снизился по отношению к доллару более чем в 30 раз.

Что будет дальше? Может, в новом веке все сложится по-другому? В США, как предсказывают “правильные” политологи, ситуация действительно пойдет вразнос, а в здешних краях начнется долгая эра процветание? Всякое бывает на свете. Но если судить по прецедентам – навряд ли.

Общественные отношения в США с самого начала определял довольно суровый принцип: “демократия это пространство договоренностей вооруженных мужчин”. На такой базе вырастают вполне определенные традиции. Они даже в новое время сильно отличаются от тех традиций, в соответствии с которыми в другой стране некий ловкий мужчинка сам правит, пока ему не надоест, потом выставляет на выборы клерка из своей администрации, а спустя четыре года возвращается на трон. И все молчат, голосуют и даже аплодируют. А которые нет – те, стало быть, враги отечества и шпионы США.

Увы, жизнь много раз показывала, что именно американская, а не наша система способна к трансформациям и компромиссам, учитывающим запросы времени. Российская же элита всегда едет прямо, до полного опупения, до пятилетки в три гроба, до первого места в мире по количеству миллиардеров — пока страна опять не врежется в бетонную стену и не сломается с громким хряском. После этого у наших людей иногда просыпается феноменальная, поражающая мир способность решать проблемы на самом краю и даже за краем, когда все уже вроде пропало – а иногда не просыпается.

Да и Казахстан за первые два десятилетия независимости пока демонстрирует унаследованную от СССР полную неготовность к трансформациям, как в социально-экономической сфере, где у вас утвердился самый свирепый капитализм, какого в Северной Америке и Европе не видели уже лет 150, так и в политической.

При этом и США, конечно, не рай на земле. Михаил Леонтьев абсолютно прав, когда говорит, что американская элита – циничная и лицемерная. Но только ее приучили цинично и лицемерно работать на интересы своей страны. Вот, например, когда в конце 1960-х врачи в США доказали, что курение действительно убивает (до этого табачные компании все как-то выкручивались, морочили голову народу всякими заказными исследованиями), то на всех уровнях там стали звучать призывы к началу тотальной борьбы с этой вредной привычкой. Но как быть американским табачникам? Они же во многих штатах крупнейшие налогоплательщики. Их фабрики — градообразующие предприятия, создающие огромное количество рабочих мест. Жалко резать курочку, несущую золотые яйца.

А пусть они травят остальной мир – решили американские конгрессмены и сенаторы. С того времени начался резкий подъем экспорта американского табака. В основном этот поток шел в развивающиеся страны. Американцы настойчиво, не стесняясь в средствах, лоббировали там интересы своей табачной промышленности. А туземные элиты податливо шли им навстречу. В начале 80-х, еще до перестройки, “штатовские” сигареты появились в СССР. В новой России и суверенном Казахстане американское курево вообще заполонило рынок.

Америка тем временем дружно бросала курить и по полной программе “прессовала” всех, кто не отказался от вредной привычки. Когда в середине 90-х автор этой заметки с группой казахстанских журналистов впервые приехал в США, он с удивлением обнаружил, например, что во всем 40-этажном небоскребе Ассошиэйтед Пресс в Нью-Йорке нет ни одного места для курения. Надо идти на улицу. Борьба за здоровье нации это не шутки.

А несколько лет спустя, уже в Москве, автор наблюдал совсем другую картину маслом: на заседании российской государственной Думы долго обсуждался вопрос о запрете курения в ее стенах; наконец, Дума проголосовала за соответствующий внутренний регламент. Вслед за этим, кончив дело, депутаты выходили из зала в коридор, щелкали зажигалками и с облегчением затягивались.

В общем, у них, американцев, свои нравы, у нас свои. И вместе нам еще долго не сойтись.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена