Культурное стереотипизирование в деревне Жутково

Есть стабильные образцы

“Культура – мать порядка”.

Александр Костенко

Если ты не хочешь изменений, приходит тот, кто этого хочет. Стабильности по-серьезному нет даже в европейских странах, отсюда и эксцессы вроде Андреаса Брейвика. Но в Казахстане ситуация особенно запущенная. Стабильность – это не одни и те же люди по 25-30 лет во власти, что очень наглядно продемонстрировали события в Северной Африке. В республике страшная дезориентированность людей, их ничто не объединяет. Все зыбко. Государство с функцией культурного стереотипизирования не справляется, а когда начинает этим заниматься, то становится еще хуже. Между тем, человеческие ценности продолжают иметь место и часто объединяют людей в совершенно неожиданных случаях.

Деревня Жутково – это литературный образ. В ней все неправда и то, что говорят о деревне Жутково – тоже неправда. Казахстан давно осуществлял и осуществляет культурный дрейф в направлении этой деревни и уже можно подводить определенные итоги. Один из них заключается в том, что мало кто верит официальной информации, официальной статистике и официальным версиям, начиная от средних зарплат и средней продолжительности жизни и заканчивая самоубийством Заманбека Нуркадилова и помутнением сознания Владислава Челаха.

Уровень интеграции и консолидации в стране представлен главным образом контактными группами – пассажиры автобуса, участники родительского собрания в школе, посетители спортзала и т. п. Это уже вторая фаза дезинтеграции после того, как социальные лифты перестали работать (вернее, их сознательно закрыли). Как результат, повышаются уровни абсентеизма (человек ощущает себя не в то время не в том месте), внутренней эмиграции (интернет-версия культурной автономии), конфликтности и невозможности интеграции друг в друга.

Что примечательно, в СССР алгоритмы интеграции были. Часть исследователей отмечает, что Казахстан при всех ползучих узбекско-таджикских вариантах на дороге дезинтеграции потерял меньше, чем социум в соседней России, но и здесь потери уже перешли в фазу необратимости. К тому же негатив от подобных процессов на российских просторах гасится более высокой структурной мозаичностью страны, тогда как Казахстан функционирует в унитарной оболочке, а потому и резонансы мощнее.

Идея Нурсултана Назарбаева про Общество Всеобщего Труда, среди прочего, является попыткой реанимации культурного стреотипизирования советской эпохи. В СССР государство активно занималось этим в 20-30-ые годы прошлого столетия. То есть населению давались на выбор культурные стереотипы “военный”, “интеллигент”, “квалифицированный рабочий”, “ученый”… К каждому из этих стереотипов прилагался набор различного хорошего, с чем себя хочется ассоциировать. А люди в соответствии с данными стереотипами имели возможность строить для себя множество векторов и двигаться в направлении “колхозника-орденоносца” или “авиатора” – кому что ближе.

Культурное стреотипизирование в первые десятилетия Советского Союза облегчалось форматом “до нас” и “после”. То есть “отжившие” классы уничтожены, книги Булгакова мало кто читает, а потому широкий простор для моделирования. В Казахстане ситуация совсем иная. Нурсултан Назарбаев реализовал возможность преемственного выхода из прошлого не уничтожая себя, однако работа на поле культурных стереотипов оказалась заброшенной. В итоге стереотипы “учитель”, “врач”, “чиновник”, “офицер”, “полицейский”, “бизнесмен”, “судья” и другие имеют в общественном сознании крайне мало хорошего, с чем хочется себя ассоциировать. Вообще браться за подобную ношу в системе, где человек не может ничего сделать пока не “отмотивирует” конкретных людей, может только отчаянный человек. Не стоит забывать и про общий формат деревни Жутково, где все неправда.

Многие эксперты признают уникальные способности президента Назарбаева. Сам факт, что за более чем два десятилетия его правления элитные группировки не перестреляли друг друга при сказочных природных богатствах страны – очень весомое достижение. В куда более бедном Таджикистане, где фигурировали ставки куша куда скромнее, гражданская война началась очень быстро. А тут конкурирующие и противоборствующие группы, кланы, страты какой-то сложной комбинаторикой пока удерживаются от полномасштабного выяснения отношений. Проблема системы в том, что другого такого лидера ни на каких горизонтах не просматривается, а институциональных структур по безболезненному переходу власти элементарно нет.

Общество Всеобщего Труда можно рассматривать как попытку вернуть нормальную среду, которой уже нет. Однако здесь что-то вроде акта отчаяния. Ясное дело, что с населением, которое с одной стороны любит больше потреблять, чем производить, а с другой находится в тисках социальной несправедливости, надо что-то делать. По природе креатива, например, нет единого подхода: либо человек вырастает креативным сам, либо очень многое зависит от условий. С культурным стереотипизированием проще: здесь государство задает формат и целенаправленно его поддерживает. Но одних деклараций здесь мало – эффекты деревни Жутково не позволяют воспринимать их всерьез. Все нужно подкреплять ресурсами, реальными делами и политической волей.

Население тем временем из инстинкта самосохранения обращается к человеческим ценностям. Не случайно в последнее время вырос поток эмиграции из Казахстана в Канаду. США для наших людей слишком токсичны – заставляют меняться, порой до неузнаваемости. А Канада с ее формулой “привези человеческое обличье и тебя полюбят” – в самый раз. Разумеется, поведение в рамках приличий и воспитанности нужно не только в Канаде – спрос на это растет и на местах. Цивилизационные тупики, куда толкают своим примером коррупционеры всех мастей, бандиты и аморальные “деятели культуры” для многих стали очевидны. В обществе появился ощутимый запрос на альтернативу, а там тысячелетиями стабильные образцы и модели поведения.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена