“International Business Times”: Вскоре образуется большое избыточное предложение на рынке нефти, и цена на нее должна резко снизиться. Как тогда быть Казахстану?

Издание “International Business Times” опубликовало аналитический материал Джозефа Лаззаро под названием Oil Prices: Will Crude Fall Substantially In 2013?“Нефтяные цены: Будет ли существенное снижение сырой нефти в 2013 году?”.

В нем говорится так: “Сейчас цена на нефть высока: $90 за баррель. И не позволяйте никому дурачить вас: на сегодня сырая нефть не обходится дешево и стоит до нелепости дорого по сравнению с ее 150-летней средней ценой (за 1861-2011 г.г.) на уровне около $25 за баррель. Неотвязные вопросы для инвесторов и потребителей таковы: 1) почему цены на нефть высоки на сегодня?; и 2) куда цены на нефть направятся в течение следующего года, за следующие пять лет?

Что же касается цен на нефть сегодня, это — не просто баланс спроса и предложения. Если бы это было так, нефть продавалась бы за $50 или даже за $40 за баррель, а не за $90. Несмотря на увеличение спроса со стороны развивающихся рыночных экономик, прежде всего, со стороны Китая, нигде в мире не было устойчивых перебоев в поставках нефти. Другими словами, в эпоху глобализации, которая началась в 1989 году, когда бы страна, будь то США, Япония или Германия, ни искала нефть, она была в состоянии купить ее. Если в течение этого 30-летнего периода дефицита не было, то почему тогда цены на нефть оставались на таком высоком уровне? Вы угадали: геополитические риски. Нынешние гражданские волнения на Ближнем Востоке (в Сирии, Египете), вблизи крупных нефтедобывающих стран накладывают “надбавку за геополитической риск” на цену на нефть, добавляя примерно $10-15 за баррель.

Приплюсуйте вышеизложенное к возможности перебоев с поставками в Венесуэле и Нигерии и санкциям США/ЕС, наложенным на нефтедобывающую страну Иран по поводу его ядерной программы, и результатом явится цена на нефть, которая оказывается существенно взвинченной. Она гораздо выше того уровня, на котором бы держалась стоимость нефти при торгах, если бы только факторы спроса и предложения правили бал.

Во-вторых (и это, возможно, удивит некоторых потребителей), нефть — это не просто форма энергии, это альтернативная инвестиция, в особенности для институциональных инвесторов (хеджевых фондов, инвестиционных фондов и иных инвесторов с высокой чистой стоимостью). Разочарованные неадекватными доходами этого десятилетия на рынках акций и облигаций, институциональные инвесторы (ИИ) взвинтили цены на сырьевые товары, и одним из их любимых товаров является: нефть. Далее, пока ИИ считают, что вероятная норма прибыли от фьючерсов нефти (и других сырьевых товаров) существенно выше, чем доходность по акциям, облигациям, недвижимости и т. д., эти инвесторы будут продолжать вкладывать деньги в нефтяные фьючерсы — и цена на нефть будет оставаться значительно выше того уровня, где бы она находилась, если бы ее определяли поставки/факторы.

Итак, теперь вам известны две основные причины (геополитические риски, нефть как инвестиционная альтернатива) того, почему цены на нефть так высоки сегодня. С учетом вышеизложенного не предвидятся ли на горизонте хорошие новости для предприятий и потребителей, которые используют нефть? В действительности они есть”.

И заявляя такое, автор прежде всего называет нетрадиционный природный газ. Под таким названием он подразумевает “голубое топливо”, добываемое из горючих сланцев. Или – так называемый сланцевый газ. Резкий рост его добычи, названный в средствах масссовой информации “газовой революцией”, превратил США в 2009 году в мирового лидера по добыче газа. Тогда в Америке было произведено 745,3 млрд. кубических метров “голубого топлива”. Причем свыше 40% этого объема приходилось на такие нетрадиционные источники, как метан из угольных пластов и сланцевый газ. В первой половине нынешнего года цена на газ в США была ниже, чем в России, которая обладает крупнейшими в мире разведанными запасами этой разновидности энергоносителей.

“В Северной Америке природный газ в пятницу при закрытии бирж оценивался в $3,58 за миллион BTU (MMBtu) — это означает, что он продавался по цене $20,74 за баррель для нефтяного эквивалента. Другими словами, стоимость природного газа составляет около одной четверти стоимости нефти, дающей такой же объем энергии”, — пишет Джозеф Лаззаро.

Иначе говоря, утверждает он, природный газ уменьшит американское потребление нефти. И это, мол, снизит давление, оказываемое на глобальный рынок нефтяного спроса.

Во-вторых, он указывает со ссылкой на международное энергетическое агентство (МЭА) на то, что применение новых технологий повышает добычу нефти в Северной Америке. В качестве примера приводится информация “Energy Information Administration” (управления энергетической информации министерства энергетики США), в которой говорится о том, что с 2008 года производство нефти в США увеличилось на 13,1% и достигло уровня 5,658 миллиона баррелей в день в 2011 году.

Такие тенденции, судя по прогнозу МЭА, на который ссылается Джозеф Лаззаро, могут поспособствовать увеличению среднесуточной добычи нефти на 9,3 млн. баррелей и доведению ее уровня до 102 млн. баррелей к 2017 году. Тогда как глобальный нефтяной спрос к 2017 году, как ожидается, вырастет лишь до 95,7 млн. баррелей. Таким образом, по словам Джозефа Лаззаро, может появиться к тому времени излишек в объеме 5-7 млн. баррелей. То есть такая по размеру “подушка безопасности”, какую миру не доводилось видеть с 2003 года.

Сейчас вопрос стоит о том, как долго подобный высокий ценовой уровень может держаться. Особенно актуальным он представляется для экономики Казахстана. Экспорт из страны в значительной мере состоит из углеводородов. И если ее экономика при исторически самых высоких ценах на энергоносители (в 2008 году) испытывала изрядные трудности, что же с ней станется тогда, когда они пойдут вспять. Ведь это, рано или поздно, случится.

Нелишне, наверное, будет напомнить и том, что за предыдущим рекордным повышением стоимости нефти через несколько лет последовало крутое, так сказать, падение. К 1986 году цена барреля нефти упала даже ниже уровня $10.

Это вышло боком одному из двух тогдашних супердержав, противостоянием которых друг другу определялась вся политическая история человечества в период после II мировой войны. В начале этого периода Советский Союз получал приличную выгоду, поступательным образом увеличивая как добычу нефти, так и объемы ее экспорта. Однако, когда был достигнут небывалый в истории советского нефтяного производства рекорд (620 млн. тонн за год), цена на нефть оказалась на рекордно же низком уровне. От шока, вызванного таким ценовым перепадом, экономика Советского Союза так и не сумела оправиться.

Такая история представляется весьма поучительным для сегодняшнего Казахстана. Страна привыкла к солидным денежным поступлениям от производства и продажи нефти. Каково же Казахстану будет, если такие доходы вдруг резко сократятся?!

Чем резче сейчас обозначается рост цен на нефть, чем интенсивней в развитых странах осуществляются меры по переходу на другие источники энергии. И революционные перемены, хоть и с задержкой, сейчас уже набирают ход.

Все это напрямую касается Казахстана постольку, поскольку страна, во-первых, строит грандиозные планы на будущее в расчете на резкое увеличение добычи своей нефти и, соответственно, доходов от ее продажи, а во-вторых, она успела уже набрать большие объемы внешней задолженности.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена

Новости партнеров

Загрузка...