“Lamron”: Освоение Кашагана: Пока нефтяные генералы и правительственные элиты будут процветать при новом притоке богатства, экология пострадает

Издание “Lamron” опубликовало статью Розины Портелли под названием Oil production generates wealth at expense of environment.

В ней говорится так: “Месторождение Кашаган, расположенное в оффшорной зоне на Каспийском море, является одним из крупнейших в мире нефтяных полей, найденных с 1968 года. По оценкам, оно содержит до 12 миллиардов баррелей нефти при общей проектной стоимости порядка 46 миллиардов долларов.

Как утверждает “Newsday”, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев считает, что месторождение Кашаган является “великой надеждой и будущим его становящейся на ноги центрально-азиатской нации”.

Но нежелательно, по словам автора, игнорировать при этом противоречивые экологические факторы, сопутствующие продвижению этого проекта. К тому же у месторождения, как утверждается, есть потенциал для спровоцирования масштабного землетрясения.

В русле такой постановки вопроса Розина Портелли приводит со ссылкой на издание “Dubya Report” мнение профессора геологии и директора Атырауского института нефти и газа Муфтаха Диарова о том, что неподобающее обращение с зоной сейсмической активности может привести к губительным последствиям.

“Это — нестабильная в геологическом плане зона. Высвобождение нефти при давлении в 1000 атмосфер — это как бы выпустить джина из бутылки. Кто знает, что произойдет? Если случится еще одно землетрясение, образовавшиеся новые давления могут вызвать техногенное землетрясение. Нефть выльется в море и приведет к экологической катастрофе”, — говорит он.

“Такие нефтяные месторождения, как Кашаган, ясное дело, должны поднять экономическое благосостояние в Казахстане. Но, пока руководители нефтяных компаний и правительственные элиты будут процветать при новом притоке богатства, окружающая среда, несомненно, пострадает.

К тому же нефтяные поля Кашагана находятся рядом с рекой Урал, которая заполнена находящейся под угрозой исчезновения осетровой рыбой белуга, дающей икру. Местные экологические и рыболовецкие группы считают, что высокое содержание серы, попадающей в реки, приведет к исчезновению осетра”, — пишет Розина Портелли.

В прежние времена вся осетровая икра шла из района Каспийского моря, а Советский Союз и Иран были ее основными поставщиками. Однако после распада СССР на рынке появились новые производители (Азербайджан, Казахстан, Туркмения), тогда как теневая экономика и браконьерство (в том числе с использованием взрывчатых веществ) нанесли серьезный удар по всей отрасли. Естественное воспроизводство осетра резко замедлилось. При такой ситуации Конвенция по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры сначала наложила ограничения, а в 2009 году вовсе запретила лов осетра в естественных условиях.

Для такого запрета имелись, надо полагать, все основания. В переданном из Баку репортаже корреспондента “BBC News” Тома Эсслемонта под названиемAzerbaijan caviar protection bid также поднимались вопросы охраны каспийских осетровых рыб. Автор говорил так: “Здесь защищать осетра сложно, так как доступ к Каспийскому морю имеют еще четыре государства: Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан”.

Но наша страна со своей стороны тоже принимает меры против теневой экономики и браконьерства, чья бесконтрольная деятельность представляет серьезную угрозу популяции осетра в естественных условиях. Британская газета “Daily Telegraph” в прошлом году опубликовала посвященную этой теме статью Ричарда Оранджа под названием Kazakhstan launches state caviar monopoly — Telegraph.

В ней говорится о том, что Казахстан вводит государственную монополию на икорный бренд на мировом рынке. Власти РК идут, как объясняется, на такой шаг с тем, чтобы извлечь выгоды из первых на международном уровне согласованных квот за три года.

Автор пишет: “Бренд будет называться “Жайык Балык” по казахскому названию реки Урал, и, как ожидается, будет упаковываться в банки, сделанные так, чтобы контрабандистам подделать их было столь же трудно, как и банкноты. Новый продукт попадет на западные магазинные полки в ходе весеннего рыболовного сезона. Бергей Рыскалиев, глава Атырауской области, чье руководство станет контролировать монополию, говорит, что он надеется на возвращение престижа икры города, который когда-то являлся поставщиком царей России. “Бренд Атырау был очень знаменит в мире, — сказал он. — Но за последние годы, он утратил свою предыдущую славу, поэтому правительство приняло решение о передаче его из частной собственности в государственную собственность”.

Сейчас Бергей Рыскалиев более не является акимом Атырауской области. Так что то, каким окажется продолжение начатого при нем продвижения бренда “Жайык Балык”, неизвестно.

Но экологические и рыболовецкие группы больше беспокоят не перспективы таких правительственных инициатив, а возможные последствия освоения нефтяных месторождений. Такого рода опасения, к сожалению, далеко не беспочвенны. И это в не меньшей мере, чем других прикаспийских государств, касается Казахстана. Потому что именно на казахстанском участке Каспийского моря осваивается Кашаган, крупнейшее, как говорят специалисты, из нефтяных месторождений, открытых за последние сорок лет. Сейчас консорциум, который работает там, прогнозирует, что продукцию оно начнет давать с марта следующего года.

А в Азербайджане оффшорные месторождения Гюнашлы – Шах Дениз, осваиваемые консорциумом иностранных компаний AIOC, уже дают “большую нефть” Каспия. Так что это замкнутое море перестает быть уникальным природным водоемом, где только и была до недавнего времени благоприятная возможность осетрам успешно сохраняться и размножаться. Настают другие времена. Судя по словам некоторых экспертов, они уже настали.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена