EXPO-2017: дорогая моя столица

Астана. 23 ноября. КазТАГ – Жанболат Мамышев. Очередная фишка, продвижением которой усердно занимались власти, стала реальностью — Астана первой среди стран СНГ станет местом проведения ЕХРО-2017. Выставка продлится 3 месяца — с 10 июня по 10 сентября. Ожидается, что выставку посетят более 5 млн человек, а участие в ней примут около 100 стран. Но реакция на это событие двоякая.

С одной стороны, это достижение — очередной шаг на пути PR-кампании нашей страны и новой столицы вслед за проведением саммита ОБСЕ и Азиады. С другой, факт вызывает новый приступ раздражения от необходимости новых масштабных трат нефтяных денег на столицу, в то время как регионы давно отстают от Астаны в развитии и даже некой роскоши.

Развитие регионов, по сути, стран в миниатюре, всегда было важным вопросом. Кто кого кормит? Ответ на этот вопрос многим кажется очевидным. Представители западных областей сказали бы, что они обеспечивают Казахстан.

На самом деле, одна только Атырауская область экспортировала в январе-сентябре продукции, в основном сырой нефти, на $20,3 млрд при общем объеме казахстанского экспорта в $64,4 млрд. С учетом небольшого населения области – 552,1 тыс. человек, регион значится в явных лидерах по объемам экспорта: на каждого жителя области приходится $36,7 тыс. выручки. Для сравнения: в среднем по стране этот показатель составил всего $3,8 тыс. Поэтому требования западных казахстанцев о том, что добрая часть выручки должна тратиться на нужды региона, добывшего таковую, вполне логичны.

Представители Алматы сказали бы, что предприятия крупнейшего города страны вносят существенную долю налогов и сборов в бюджет, что также соответствует действительности.

Представители основных зерносеющих областей привели бы контраргумент касательно того, что именно они кормят страну. Благодаря Костанайской, Акмолинской и Северо-Казахстанской областям Казахстан не только обеспечивает себя хлебом, но и является мировым лидером по экспорту муки.

Отбросив частности, можно сказать, что спорщики – реальные или виртуальные — сходятся в одном: деньги должны тратиться не только на Астану, но и на регионы, принесшие их в общую копилку.

На самом деле, первоначальные проекты развития города предполагали рост населения столицы всего до 300 тыс. человек. В принципе, компактного города чиновников с населением в 300 тыс. человек было бы вполне достаточно для малочисленного Казахстана. Относительно небольшие Бонн, Оттава или Бразилиа вполне справлялись или справляются с административным управлением больших по территории или численности государств.

Классически любая столица предлагает свой продукт — политические услуги или эффективное управление страной и издание законов, стимулирующих поступательное развитие страны и исключающих негативные тенденции. В Астане же, помимо административных функций, присущих любой столице, власти стимулируют открытие заводов по сборке вертолетов, тепловозов, солнечных панелей и так далее. Между тем многие из подобных производств можно было бы без проблем разместить в Караганде или других крупных городах, что позволило бы нивелировать массовую миграцию из регионов в центр.

По факту на 1 октября число жителей столицы превысило 770 тыс. человек, что составило почти 5% всего населения страны. При этом только с начала 2012 года численность населения в Астане выросла на 27,5 тыс. человек, а львиная доля прироста пришлась на миграцию из регионов. Для сравнения: деловой и финансовый центр Казахстана – Алматы — за аналогичный период вырос всего на 16 тыс. человек, из которых 11 тыс. пришлись на естественный прирост. При этом сам город исторически куда больше – 1466,8 тыс. человек. Кстати, во многих странах мы видим крупные деловые или индустриальные центры, которые олицетворяют мощь государства наряду с компактными столицами.

При этом, несмотря на многомиллиардные вложения в новомодные архитектурные шедевры и кварталы небоскребов, Астана резко превратилась в город колоссальных контрастов. Делегаты последнего съезда “Жас Отан”, выходя из столичного велотрека, могли видеть высокий забор с нарисованной на нем растительностью, который все же не смог скрыть жилые целиноградские дачи, из труб которых поднимался дым.

Почему в когда-то летних домиках живут люди? Потому что снять дачу и жить в ней можно всего за Т10-20 тыс. в месяц, в то время как стоимость аренды однокомнатной квартиры в Астане находится примерно на одном уровне с арендой в некоторых крупных городах США.

Между тем окна без света в новых жилых комплексах говорят о том, что хозяева приобрели столичную недвижимость лишь в инвестиционных целях, надеясь на новый ипотечный “пузырь”. И он уже начинает надуваться. Благодаря постоянному притоку мигрантов и при таких же зарплатах в частном секторе, что и несколько лет назад, стоимость 10 соток под индивидуальное жилищное строительство в пригородном поселке Талапкер с 2009 года выросла втрое — до $9-10 тыс. Аналогичное повышение цен прошло и по другим пригородным поселкам столицы. Жилая столичная недвижимость пока не может похвастать таким ростом, но стремится к этому.

Между тем вопросы имеются не только к стоимости аренды столичного жилья. К примеру, даже у неискушенного обывателя возникает недоумение при взгляде на планировку многих улиц. В частности, на пересечении ул. Кенесары и пр. Республики частный сектор заменили 20-30-этажными домами, а ширина самой ул. Кенесары так и осталась четырехполосной.

Можно сказать, что такая плотность точечной застройки была вынужденной. Но какой логикой объяснить тот факт, что ул. Кунаева, берущая начало от Ак орды, Дома министерств и далее, через полтерритории левобережья, тоже всего лишь четырехполосная, как и параллельная ей ул. Достык? А ведь и на этих улицах есть 15-30-этажные здания и даже выше.

Тут можно вспомнить и проект 88-этажного комплекса “Абу-Даби плаза”. При этом до начала строительства этой части города здесь располагались лишь дачи, аэродром и земли совхоза “Заречный”, что позволяло проектировщикам запланировать возможный рост города и предусмотреть широкие улицы и проспекты. Поэтому стоит ли удивляться участившимся дорожным заторам?

Логично, что власти предложили новый и дорогой вариант снижения транспортного напряжения в столице – легкорельсовый трамвай, или LRT. Как сообщил председатель правления ТОО “Астана LRT” Талгат Ардан, предварительная оценка стоимости проекта составляет порядка $2,4 млрд при протяженности в 42,1 км.

При этом он отметил, что в случае победы кандидатуры Астаны на проведение EXPO-2017 в Астане протяженность может возрасти на 10-12 км, что еще более увеличит стоимость проекта. Это помимо тех финансовых обязательств, которые республика берет на себя в связи с проведением выставки.

Таким образом, город продолжает разрастаться вверх и вширь, все дальше уходя от компактной модели столицы, сосредоточенной только на управлении государством. Имеет ли смысл так размывать столицу, открывая в ней крупные промышленные производства, застраивая ее десятками новых многоэтажек и забывая при этом, по большому счету, о региональном развитии?

В связи с этим можно понять недовольство жителей бывшего областного центра Жезказгана, из которого через 15-20 лет по причине истощения запасов меди может уйти “Казахмыс”. Его жители больше думают над тем, чем будет заниматься целый город и на какие доходы придется жить горожанам.

Очевидно, что нужны серьезные коррективы в программы регионального развития с равномерным размещением новых производств и инфраструктурных проектов, исходя из потребностей областей и городов. Если же такая политика не проводится, то люди голосуют ногами, то есть переезжают на работу в Астану или Алматы, постепенно перевозя и семьи. В итоге власть получает новые “Шаныраки” и массу жителей глиняных “времянок”, съемных квартир, домов, дач и подвалов.

Возможно, социальные проблемы граждан легче решать в одном-двух городах, но, я думаю, это не есть правильно с точки зрения государства. Будем все же надеяться на то, что власти научатся упреждать возможные социальные конфликты, а не решать их по мере поступления.