“Francekoul.com”: Столкновения в РК – это лишь “вершина айсберга”. Провоцируют их сдвиги казахстанских и международных “тектонических плит”. Что за этим скрывается?

Издание “Francekoul.com” опубликовало аналитическую статью Панпи Этчеверри под названием Kazakhstan : les ressorts d’une déstabilisation | francekoul.com — “Казахстан: пружины дестабилизации”.

В ней излагается следующее: “После террористических по своей природе инцидентов ближе к концу 2011 года и событий в Жанаозене, два месяца спустя, эпизоды насилия, которые коснулись Западного Казахстана в сентябре 2012 года, подтвердили существование структурной напряженности в стране. Города от Атырау, Кульсары, Актюбинска до экономической столицы Алматы (7 человек убиты при взрыве в июле) подвергаются нападениям или инцидентам с участием сил безопасности и исламских боевиков вот уже более года. Эти нападения являются видимой частью происходящих в глубине сдвигов казахстанских и международных “тектонических плит”.

Иначе говоря, мы у себя в Казахстане в лице дестабилизационных вспышек имеем дело верхушечными проявлениями серьезных глубинных процессов как внутри страны, так и за ее пределами. Правда, на вопрос, о чем именно идет речь, никто сколько-нибудь определенного ответа не дает. Нечто подобное происходило летом 1999 года в Кыргызстане, а также летом 2000 года в Кыргызстане и Узбекистане. Эти события наблюдатели в свое время, помнится, назвали Баткен-1 и Баткен-2. Летом 2001 года политологи, наученные, так сказать, опытом предшествовавших двух лет, начали ожидать Баткен-3. Но тогда до осени такие события не повторились. А в сентябре грянул 9/11. И баткенские события того периода времени ушли в историю.

А вот с конца весны 2011 года жарко в этом смысле начало делаться в Казахстане. И что примечательно, в соседних центрально-азиатских странах при этом сохраняется относительное спокойствие. Сейчас, скажем, многие наблюдатели особое внимание обращают на то, что реально и потенциально в наибольшей мере подверженным дестабилизационным процессам такого характера представляется западноказахстанский регион, основной район добычи нефти и газа в стране. Но если допустить, что кое-какие силы по каким-то своим соображениям могли бы провоцировать нарушение стабильности именно в богатой энергоносителями прикаспийской части Казахстана, то как объяснить то, что в соседнем с ней и тоже изобилующем углеводородными запасами Туркменистане ничего похожего не наблюдается?!

Схожий вопрос возникал пару лет тому назад, когда еще не началась в Казахстане череда таких дестабилизационных инцидентов. Но на него сколько-нибудь разумный ответ не нашелся тогда. И не находится поныне.

11 октября 2010 года газета “Деловая неделя” опубликовала статью “Геополитический диагноз: “Дикий Восток”. Казахстан оказался в незавидной компании на новой карте мира”, в которой отмечалось: “Что же касается нас, то в нашем “стаде” под громким названием “Дикий Восток” оказались весьма разные страны — Афганистан, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Таджикистан. “Эта часть нашей планеты останется яблоком раздора между соперничающими регионами, к которым относятся Китай, Индия, Турция, Россия и Северная Америка”, — диагностирует Newsweek. Почему в этом списке нет Узбекистана и Туркменистана, которые теперь “Новые османы”? Первый, как известно, является ключевой страной Центральной Азии, а у второго — не меньше углеводородов, чем у нас в пересчете на квадратные километры пустыни. Из списка стран “Дикого Востока” только в нашей стране нет или не было войны — в Афганистане она идет, в Азербайджане четверть территории оккупирована Арменией, в Пакистане идет война с талибами, в Таджикистане — была гражданская война 1992-1997 годов, а теперь есть угроза начала новой. Отдельная песня — Кыргызстан, где произошла вторая революция, а затем трехдневная межэтническая бойня, унесшая 2-3 тысячи жизней. Все это делает данные страны крайне нестабильными. Почему же мы в этом списке, а Узбекистан, куда давно лезут террористы из ИДУ, и Туркменистан, переживший смерть Туркменбаши, — нет? Видимо, из-за океана наша стабильность кажется куда менее надежной, чем нам отсюда пытаются продемонстрировать, иного ответа нет…”.

Тремя днями позже, 14 октября радиостанция “Азаттык” в своем репортаже под названием “Абыкаев заявил о реальной угрозе терроризма” поведала следующее: “В Казахстане отсутствуют прямые предпосылки для появления террористических групп, но угроза терроризма является вполне реальной, заявил сегодня председатель комитета национальной безопасности Казахстана Нуртай Абыкаев на конференции ОБСЕ по вопросам предотвращения терроризма в Астане. Близость к очагам террористической и этнорелигиозной напряженности является фактором, влияющим на уровень угрозы терроризма в Казахстане, сказал Нуртай Абыкаев. По его словам, спецслужбы региона отмечают устремление отдельных международных террористических групп и организаций к Центральной Азии, в том числе к Казахстану. Также Нуртай Абыкаев заявил, что есть случаи вовлечения казахстанцев в террористическую деятельность и распространения на территории Казахстана радикальной идеологии”.

В первом случае ставился вопрос о том, почему же в списке потенциально нестабильных стран Востока Казахстан есть, “а Узбекистана, куда давно лезут террористы из ИДУ, и Туркменистана, пережившего смерть Туркменбаши, — нет?”. Во втором случае компетентное должностное лицо говорит о том, что “спецслужбы региона отмечают устремление отдельных международных террористических групп и организаций к Центральной Азии, в том числе к Казахстану”.

Но, вместе с тем, как журнал “Newsweek”, в связи с соответствующей публикацией которого в первом случае ставится упомянутый вопрос, так и председатель КНБ Н.Абыкаев, который во втором случае подразумевает примеры вовлечения представителей Казахстана в террористическую деятельность, никаких подробностей касательно нашей страны в контексте поднимавшейся ими темы безопасности не сообщают.

Как бы то ни было, вопрос о том, почему же в списке нестабильных стран Востока Казахстан есть, а Узбекистана (“куда давно лезут террористы из ИДУ”) и Туркменистана (“пережившего смерть Туркменбаши”) нет, можно ставить снова. Причем — уже не в гипотетическом, а в практическом ключе. Потому что те эксперты, которые свыше двух лет тому назад в список потенциально нестабильных стран Востока включили Казахстан и не включили Узбекистан с Туркменистаном, оказываются пока что правы. Если внять их озвученным тогда объяснениям, получается, что такое развитие ситуации для нашей страны обуславливается тем, что она (вместе с рядом других государств) оказывается “яблоком раздора между соперничающими регионами, к которым относятся Китай, Индия, Турция, Россия и Северная Америка”.

Какими бы то ни были причины в данном случае, определенно одно: Казахстан по факту вошел, похоже, в так называемую “дугу нестабильности”. А в остальном, вопросов много, а ответов им нет.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена