Бизнес ждет очередная коллективизация

Алматы. 12 декабря. КазТАГ – Тулкин Ташимов. В 2013 году после создания Национальной палаты предпринимателей (НПП) и законодательного закрепления членства в ней отечественных предпринимателей, в Казахстане появится еще одна финансово-промышленная группа (ФПГ): мощная снаружи и уязвимая изнутри.

Сегодня за умы и кошельки предпринимателей борются сразу две во многом параллельные структуры – Торгово-промышленная палата и Союз “Атамекен”. Они дублируют друг друга, в результате бизнес-сообщество расколото, тем самым, снижается степень его консолидации.

Союз “Атамекен” предлагает изменить схему: вместо двух дублирующих друг друга структур создать одну – Национальную палату предпринимателей (НПП). В данном контексте, надо заметить, идея более чем здравая.

Именно эту идею в начале декабря озвучил глава “Атамекена” Аблай Мырзахметов. Причем, она дополнена еще одним пунктом, взятым из западной практики: законодательным закреплением членства в НПП всех без исключения отечественных предпринимателей. Казалось бы, радоваться нужно: предприниматели объединяются, создают структуру, которая сможет на равных вести диалог с властью. Но, странно, в приватных беседах с предпринимателями особой радости по этому поводу не ощущаешь. Возможно, не верят в любые объединительные структуры, возможно, не хотят платить членские взносы.

Складывается впечатление, что их полностью устраивает нынешняя ситуация: наличие двух конкурирующих между собой предпринимательских структур и добровольный характер членства.

Ныне сложившееся положение в сфере объединения предпринимательских сил вкратце можно охарактеризовать как Гуляйполе, так как в этом провинциальном городишке в Украине, анархической резиденции батьки Махно, была практически абсолютная свобода. При этом добровольность членства в предпринимательских ассоциациях многими из бизнесменов трактуется как свобода выбора: захотел – вступил, не захотел – не вступил. Вероятно, создание НПП и обязательное членство ими воспринимается как “закручивание гаек” и несвобода. Тем более, в структуре, одним из учредителей которой, наряду с Союзом “Атамекен”, станет государство. Не верят в него предприниматели.

Согласитесь, причин для неверия больше, чем достаточно. В частности, налоговые органы сконцентрированы на размерах собираемых налогов. Страдает предпринимательство, так как налоговики обдирают их, как липу. Для сравнения: немецкий налоговый инспектор, имеющий право реструктуризации задолженности (мечта отечественных коллег), получает зарплату и бонусы не за вал собранных налогов, а за рост количества на вверенной ему территории субъектов бизнеса и за их успешное функционирование. За банкротство предпринимателей и снижение налогооблагаемой базы немецкий инспектор получит, скорее всего, взыскание.

Другой госорган – Таможенный комитет — тоже внес весьма солидный вклад в уничтожение бизнес-сословия. Причем, “вклад” стал еще более весомым, как только Казахстан вступил в Таможенный союз, а рост таможенных пошлин поставил предпринимателей перед очевидным безальтернативным выбором: закрываться, и бежать, куда глаза глядят. Другие силовые структуры, олицетворяющие власть, также особой теплоты по отношению к бизнесу не испытывают.

Поэтому предприниматели и стараются держаться как можно дальше от государства. В их представлении бизнес-ассоциации, Торгово-промышленная палата и Союз “Атамекен” — это структуры, в той или иной степени, выполняющие государственный заказ — так или иначе загнать частный бизнес в государственное стойло.

Но не все предприниматели так думают. Крупные компании, типа ENRC, “Казахмыс”, “Эйр Астана” и другие, которые ближе всех к государеву телу, никаких членств не боятся, так как исправно пользуются высшим благословением. Например, первые две легко получают китайские займы под правительственные гарантию. Вывод очевиден: членами НПП мечтают стать компании, которые знают секреты, как использовать административный ресурс.

Впрочем, и Мырзахметов, и председатель президиума Союза “Атамекен” Тимур Кулибаев, лично назначивший срок подготовки законопроекта об обязательном членстве в НПП до лета 2013 года, ведут речь как раз не о крупных компаниях, близких к государеву телу, а о компаниях, которые до крупных еще не доросли, а средними назвать язык не поворачивается. Именно эту категорию сложнее всего заманить в бизнес-ассоциации: не верят они, и не хотят.

Если инициатива Союза “Атамекен” пройдет и получит статус закона, неверие и нежелание предпринимателей станет неактуальным. Удивительно то, что Тимур Кулибаев практически ставит бизнес-сообщество уже перед свершившимся фактом. Мырзахметов говорит о “подготовительной работе с госорганами по созданию концепции законопроекта”, тогда как Кулибаев убежден, что до лета следующего года законопроект будет готов. И, за строками, законопроект примут и закрепят подписью президента РК. Скажу так, если бы это был не Кулибаев, а другой человек, тогда еще можно было бы в этом посомневаться…

В принципе, когда все уже в высоких кабинетах решено, предприниматели могут говорить об инициативе “Атамекена” все, что душе угодно. Между собой, на кухне – жене, или после 100 граммов водки – другу. Вообще, ситуация, когда власти у предпринимателей ничего не спрашивают и при этом хотят сделать им хорошо, давно набила оскомину. Но “хотят сделать хорошо” и на самом деле сделают хорошо – вещи почему-то несовместимые. Поэтому отечественные предприниматели всегда настороже, а нюх у них развился более острый, чем у спаниеля.

В стремлении “сделать хорошо бизнесу”, наши доморощенные чиновники часто обращаются к мировому опыту. Знаете, меня лично просто бесит то, что люди, от которых зависит многое, слепо верят в мировой опыт. Там, где есть рынок и демократия, этот опыт работает, здесь, где рынок и демократия – понятия относительные, этот самый опыт не работает. Разве это сложно понять?!

Кстати, Мырзахметов тоже любит мировой опыт, так как в кулуарах заседания правительства он на него и сослался. “В Германии, Франции, Австрии есть обязательное членство. Они что, не демократичные страны? Никакие конституционные права не нарушаются, они ведь только за гражданами — физическими лицами. Взамен предприниматель получает в каждом райцентре сервисный центр, где он сможет получать квалифицированную помощь юристов, налоговиков”, — сказал он тогда.

Мырзахметов прав в том плане, что в Германии есть институт обязательного членства предпринимателей в предпринимательских ассоциациях первичного звена. Такой же порядок, но с некоторыми вариациями, существует и в других странах мира.

Но ведь между развитыми странами и Казахстаном есть и существенные различия. Там бизнес-ассоциации занимаются тем, что помогают предпринимателям консолидироваться и сообща отстаивать корпоративные интересы. Здесь бизнес-ассоциации зачастую занимаются лоббированием интересов отдельных лиц. Поверить в то, что нынешнее руководство Союза “Атамекен” и, скорее всего, будущее руководство НПП будет корпоративные интересы ставить выше своих собственных, 24 часа в сутки думать исключительно о благе своих членов – сложно, если вообще возможно.

Об этом же говорит и опыт России. Какие бы бизнес-ассоциации соседи не создавали, однако самые важные вопросы там могут быть решены исключительно во время очных встреч предпринимателей с президентом РФ. И больше никак. У нас тоже иностранные инвесторы выносят самые важные вопросы на Совет иностранных инвесторов при президенте РК. И тоже в формате очных встреч. И больше никак.

Факт остается фактом: и Россия, и Казахстан управляются президентами, без непосредственного участия которых никакие палаты, ассоциации проблемы предпринимателей не решат. Без президента никак, или осознание “объективной реальности, данной нам в ощущениях” — еще один фактор, может даже ключевой, почему предприниматели не верят в еще не созданную НПП.

Впрочем, будущую палату ждут и более суровые испытания. Например, испытание на терпимость. Если членские взносы будут платить только крупные и средние компании, то, по нашему разумению, они и должны “заказывать музыку”. То есть “бедные родственники” — малые предприятия и сельхозобъединения – просто обязаны в едином порыве поддерживать любые инициативы платежеспособного меньшинства. Не поддержат, руководители крупных компаний их просто не поймут. А непонимание может привести к форс-мажору.

Иначе говоря, изначально в структуре НПП заложено игнорирование интересов малого бизнеса. Ссылки на западный опыт, где малый бизнес не платит членские взносы и при этом имеет равные права с крупным бизнесом, нельзя назвать корректными.

Там, на Западе, каждый привык считаться с каждым. Так их воспитывают с пеленок. Возьмите хотя бы Европейский союз, где решение не считается принятым, если против него выступит хотя бы один из членов. При этом не имеет значения, Германия это или, например, Польша. И Германию, и Польшу будут убеждать, вносить в проект решения поправки, пока они не согласятся. Иначе это называется консенсус. Кстати, во время совместной пресс-конференции президента РФ Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель первый в шутку назвал консенсус сговором. Судя по реакции Меркель, такие шутки она не понимает.

Мы же живем по иным законам. Если вкратце, то кто сильнее, тот и более прав. Поэтому в Интеграционном комитете ЕврАзЭС Россия имеет 40 голосов, Беларусь и Казахстан – по 15, Кыргызстан и Таджикистан – по 7,5. Чтобы, в случае необходимости, заблокировать решение, выгодное России, нужна консолидированная позиция всех остальных четырех членов. Что практически невозможно. И далее. В Межпарламентской ассамблее ЕврАзЭС Россия имеет 42 парламентария, Казахстан и Беларусь – по 16, Кыргызстан и Таджикистан – по 8. То же самое: чтобы противостоять России, необходима единая позиция всех остальных членов.

И еще. В Комиссии Таможенного союза — важнейшем наднациональном органе Таможенного союза — Россия получила 57% голосов, а Казахстан и Беларусь — по 21,5%. Это означает следующее: если по политическим соображениям Кремля и всегда с ними совпадающими соображениями главного санитарного врача России Геннадий Онищенко через комиссию станут лоббировать решение, например, о запрете ввоза на территорию Таможенного союза бананов, то противостоять этому, даже объединив усилия, Астана и Минск не могут. Такая вот, по Михаилу Задорнову, хрень получается. Ибо консенсус отдыхает.

То же самое характерно и для структуры бизнеса.

На Западе большая часть компаний выстроена таким образом, что решение принимается с учетом мнения мелких держателей акций. Единолично принять решение невозможно. Тем самым, обеспечивается прозрачность компаний, а также усиливается доверие к ним со стороны инвесторов. По сути, контрольный пакет акций не может принадлежать одному человеку или группе лиц, преследующих одни и те же цели.

У нас же каждый актив имеет своего мажоритария, лицо, которое его контролирует. А так как зачастую лицо не хочет публичности (чиновник, силовик или депутат, которым свои активы светить не с руки), бизнес-структуры не прозрачны. Это становится очевидным, когда отечественные компании идут на IPO или в Лондон, или в Гонконг, или еще куда.

В контексте всего вышесказанного мне очень интересно узнать, как будущее руководство НПП собирается гасить гипертрофированные амбиции руководителей крупных компаний, чтобы у владельцев малых предприятий и аграриев появилась хотя бы теоретическая возможность вставить в обсуждение того или иного вопроса “свои три копейки”. Есть ощущение, что в структуре НПП крупные просто-напросто задавят средних, средние – мелких, а потом появится иерархия, которой, по большому счету, будет нужен не модератор в галстуке, а пахан, правда, тоже в галстуке.

Напоследок хочу заметить, что в самой идее обязательного членства в НПП нет ничего предосудительного. Просто в одних условиях она дает одни плоды, в других условиях – другие. К большому сожалению, Казахстан весьма далек от “одних условий” и живет в “других”.

В Казахстане, если идея Союза “Атамекен” воплотится в реальность, появится еще одна довольно мощная экономическая сила. Формально она будет означать объединение предпринимателей, в реальности – еще одну ФПГ, но уже на более широкой профессиональной базе. Мощь ее влияния на казахстанскую экономику и политику будет существенной, однако заложенные внутри структуры противоречия так и не дадут ей в полной мере раскрыться.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена