Дилемма небезопасности и городская герилья в Казахстане

“Эх, взять бы автомат да разрядить обстановку”.

NN

“Если государство не может справиться со снегом на улицах Алматы, то говорить о противодействии терроризму достаточно смешно”, – заявил Марат Шибутов, аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества, на круглом столе “Security 2013: тренды, риски, сценарии”. Рустам Бурнашев, аналитик ИПР (Институт политических решений), отметил тот факт, что Казахстан по типологии относится к слабым государствам. А у слабого государства есть такая особенность: когда оно начинает противодействовать рискам и угрозам, то они могут стать еще разрушительнее.

Не прошло и недели, как в Астане зарегистрировали “Центр программ безопасности”, а он уже провел свое первое мероприятие – круглый стол “Security 2013: тренды, риски, сценарии”. “Сама ситуация текущего и прошлого года показывает, что безопасность Республики Казахстан потихоньку втягивается в петлю невозврата. На смену рискам приходят конкретные угрозы”, – акцентировал Талгат Мамырайымов, координатор проектов “Центра программ безопасности”. Сам он выступил с докладом “Риски внутриэлитного климата в Казахстане в 2013 году”.

По мнению докладчика, самая главная угроза для страны – это внутриэлитные противоречия. Данная конкурентная борьба уже оформилась в виде конфликта. На новый уровень вышли социальные конфликты – в обществе высок уровень протестности и он близок к ее активному выражению. В 2014 году, после вывода войск международной коалиции из Афганистана, может резко измениться общая обстановка в регионе. А еще есть мировой экономический кризис и Казахстан в него постепенно втягивается.

“Внутриэлитная конкурентная борьба достигла апогея в нашей стране. Она создает угрозу безопасности всему государству”, – подчеркнул г-н Мамырайымов. На 2013-ый год он прогнозирует конфликт между основными элитными группировками, выстроенными по региональному признаку и принципу близости к президенту. Сейчас плотно выясняют отношения “западные” и “южане”. “Контроль над силовыми структурами для них основной”, – указал эксперт. Специфика текущего момента состоит в том, что все происходит внутри самой элиты, как будто она существует в условиях кастового общества.

Талгат Мамырайымов считает, что в правящую элиту будут рекрутироваться люди с технократическими способностями и президент обещал лично следить за персоналиями в чиновничьем корпусе “А”. Здесь предполагается много детей из родовитых фамилий, которые обучились на Западе по программе “Болашак” и являются дистанцированными от России. В этой связи возможна трансформация правящего режима в элитарный и технократический авторитаризм.

В элите продолжится скрытая борьба сторонников авторитарного и либерального развития страны. Из групп давления в виде национал-патриотических и религиозных кругов будет складываться контрэлита, потому что у правящей элиты нет единства политических, экономических и идеологических интересов. Г-н Мамырайымов полагает, что контрэлита будет оппонировать элите в первую очередь на идеологическом поле. Одним из рисков будущего года он называет высокую вероятность открытого взаимного столкновения элитных группировок и рост потенциальной угрозы военных переворотов.

“Внутриполитические риски: социальный аспект” – так назывался доклад Толганай Умбеталиевой, генерального директора Центрально-азиатского фонда развития демократии. “Социально-экономические проблемы могут очень быстро воплотиться на политическом поле”, – отметила докладчик. Обостряется долговая проблема Казахстана. Валовой внешний долг за короткий срок увеличился с $60 до $130 млрд. И хотя доля собственно государства в этом сравнительно небольшая (от 10 до 18% ВВП по разным источникам), все-таки и частные долги банков и компаний оказывают влияние на всю страну. Угроза дефолта Греции (а следом в списке стоят Португалия, Испания, Италия) также создает неблагоприятный внешний фон. Дефицит бюджета в РК – 3,1%.

“Качество жизни ухудшается”, – констатирует г-жа Умбеталиева. По специальным исследованиям 2008-2010 гг. выявлено, что 73% респондентов оценили себя как людей с уровнем дохода ниже среднего. В качестве богатых себя позиционируют 3% и 18% относят себя к среднему классу. Рост цен на продукты питания вроде бы вещь повседневная и обыденная, но люди адаптируются к нему все тяжелее. “Социальный пакет, предоставляемый государством, очень-очень маленький”, – особо выделила докладчик. Основными сдерживающими факторами роста протестности Толганай Умбеталиева называет социо-культурные факторы (“люди терпеливые, надеются на лучшее”).

По ходу дискуссии социолог Гульмира Илеуова добавила, что в провинции мощным дестабилизирующим фактором выступает повышение пенсионного возраста для женщин. Об этой инициативе государственного руководства информированы совершенно все, даже те, кто никакими новостями в стране не интресуется. И если с ростом цен на продовольствие, услуги ЖКХ или проезд в общественном транспорте население еще как-то мирится, то намерение поднять пенсионный возраст его однозначно бесит. Г-жа Илеуова сообщила, что люди еще не забыли и не простили власти поднятие пенсионного возраста в 90-ые годы прошлого века.

“Аргументов в пользу повышения пенсионного возраста на самом деле нет, – заявил Олжас Худайбергенов, директор Центра макроэкономических исследований. – Повышение пенсионного возраста – это способ сокращения расходов государства”.

“Центральная Азия – периферия современных международных отношений. Внимание к региону ситуативное”, – считает Рустам Бурнашев, который выступил с докладом “Дилемма небезопасности: Казахстан и страны Средней Азии”. Интерес к региону может резко возрасти, например, в связи с военной кампанией против Ирана на почве его ядерной программы, но это вещь непредсказуемая. “Международные структуры, в которые вовлечены страны региона, не создают действенных структур безопасности ни государствам, ни правящим режимам”, – еще один тезис докладчика.

По классификации Казахстан относится к слабому типу государств, что выводится из способности проводить ту или иную политику и достигать поставленные цели. Но слабое государство – это не обязательно неустойчивое. Другое дело, что большой внешний интерес может нарушить благоприятные балансы и запросто поставит под вопрос всю устойчивость, которая в обычном режиме может функционировать десятилетиями. Региональное окружение у Казахстана, кстати, тоже слабое и из-за этой самой слабости уже для республики существуют реальные угрозы (беженцы, вынужденные мигранты, распространение нестабильности и экстремизма).

Г-н Бурнашев на 2013-ый год прогнозирует для Казахстана классические угрозы слабому государству: нарастающие вызовы со стороны различных социальных групп; возрастающая эрозия государственных институтов.

“Развитие терроризма в Казахстане – тенденции, сценарии и проблемы” – с таким докладом выступил Марат Шибутов. Характер противодействия терроризму в Казахстане он также выводит из родовых характеристик слабого государства. “У нас появилось большое количество людей, которые вытолкнуты в маргинальное поле, – подчеркнул докладчик. – Недоверие населения к СМИ и взаимное недоверие СМИ и силовых органов”. Если не считать Арканкерген и резню в Иле-Алатауском природном парке, то в стране произошли 14 терактов. “Практически везде атакующей стороной выступают террористы”, – указал г-н Шибутов.

По оценкам эксперта, основной акцент террористической активности в Казахстане сместился в города и на повестке дня городская герилья. В этом отношении РК становится все ближе к Перу. Террористы широко используют огнестрельное оружие, взрывчатку. “По сравнению с уйгурами в СУАР наши террористы вооружены лучше”, – приходит к выводу Марат Шибутов.

“Практически никаких угроз в отношении населения нет и, видимо, не будет. Стреляют силовиков, в перспективе будут убивать чиновников”, – поделился эксперт видением ситуации и прогнозом. Силовые структуры страдают от непрофессионализма и на этой почве несут высокие потери – 13 погибших. Основную тяжесть борьбы с терроризмом ведет спецназ МВД, хотя по идее этим должны заниматься спецподразделения КНБ. Присутствует в Казахстане и феномен “зубатовщины”, когда силовики не ликвидируют террористическую группу полностью, чтобы иметь хорошие статистические показатели и в следующем году. С другой стороны, если всех поймать и одновременно посадить в тюрьму, то не понятно будет от этого больше вреда или пользы, ведь в местах лишения свободы террористы активно вербуют себе сторонников и последователей, а спецтюрьмы для них нет.

“У нас с проблемами борются путем их замалчивания и отрицания вместо решения”, – акцентировал докладчик. Отдельная тема с молодежью, которая безработная и потерянная, а также то, что г-н Шибутов назвал “несуществующие поселки”. Власти ликвидируют административно-территориальные единицы, но люди там все равно продолжают жить. Только без органов управления, участкового полицейского и социальной инфраструктуры. В итоге будет расширяться зона без государственного контроля, где непонятно кто живет и неясно чем занимается. “Собираются затянуть гаечки, но все это коснется законопослушных граждан, а против террористов это не сыграет, потому что государство у нас слабое”, – заметил Марат Шибутов.

“Национальная безопасность Казахстана через призму национальной экономики”, – с таким докладом выступил Петр Своик, член политсовета ОСДП. Он указал на то, что связанного между собой производства и потребления в Казахстане как целого не существует, потому что страна производит то, что не потребляет и потребляет то, что не производит. Несмотря на большие обороты экономики в собственно государственный бюджет мало что попадает. Из-за этой скудности, в частности, власть от отчаяния поднимает тему повышения пенсионного возраста для женщин, поскольку денег нет.

В самом бюджете огромные статьи расходов предусмотрены на административный и силовой блоки, а на все остальное денег выделяется мало. На здравоохранение, например, заложено 2,27% ВВП, тогда как Всемирная организация здравоохранения рекомендует не менее 6%. В Казахстане фонд “белой” заработной платы меньше, чем вклады населения в банки, что свидетельствует о чрезвычайно высоком уровне теневой экономики. При этом из около 9 млн. экономически активного населения страны официально получающих заработную плату всего 3,22 млн, тогда как официально самозанятых – 2,7 млн. человек. Масштабная и системная коррупция общую картину тоже не сглаживает.

Вторая волна мирового экономического кризиса чревата для Казахстана большими проблемами. Власть для поддержки экспортеров может пойти на девальвацию тенге, но это ударит по населению. “2013-ый год, по всей видимости, будет пройден. Лопания нефтяных цен не состоится, поэтому протянем”, – прогнозирует г-н Своик.

Олжас Худайбергенов отдельно остановился на цене на нефть, которая в условиях экономической системы Казахстана имеет принципиальное значение. Цены на “черное золото” зависят от позиции Федеральной резервной системы США. Там сейчас начальником Бен Бернанке, который считается ведущим специалистом по Великой депрессии. Главный вывод, который почерпнул г-н Бернанке, заключается в том, что американцы в тот период вовремя не напечатали дополнительных объемов денег, поэтому он сторонник идеи “количественного смягчения”. Но в феврале 2014 года срок его полномочий истекает. Потенциальные преемники на пост Бернанке считают его политику печатания долларов ошибочной, а потому могут изменить курс.

В общем, если не педалировать вопрос о повышении пенсионного возраста для женщин, то 2013-ый год Казахстан должен пережить. В 2014-ом году ситуация будет потяжелее.

***

© ZONAkz, 2012г. Перепечатка запрещена