Что же вы так убиваетесь, вы же так не убьетесь…

Астана. 14 декабря. КазТАГ – Анастасия Прилепская. Считанные дни остаются до очередного “дня гибели мира”, – 21 декабря 2012 года. Эта дата побуждает одних запасать гречку мешками, другие же, напротив, расстаются с лишними вещами, а то и с жизнью заодно. Хотя идея добровольного ухода в мир иной стала популярной гораздо раньше, чем дата окончания календаря майя, и даже сегодня, как утверждают психологи, в Казахстане грядущий конец света далеко не в топ-списке причин самоубийства. В наших реалиях армагеддон проигрывает ипотеке и единому национальному тестированию.

А впрочем, эти данные субъективны. Как выяснилось, четкой и внятной статистики попыток суицида и их причин ни в одном государственном органе нет. Зато ситуацией владеют международные организации. Около полугода назад директор субрегионального офиса фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) для стран Центральной Азии Николай Ботев сообщил, что Казахстан в первых строчках мирового “самоубийственного” рейтинга.

“Казахстан — одна из стран с самым высоким уровнем суицидов в мире”, — заявлял Н. Ботев на пресс-конференции в Алматы. При попытке озадачить казахстанские ведомства на тему суицидов вопросами “кто виноват?” и “что делать?”, получается совсем уж невнятная картина. Министерство культуры и информации, от которого требуют пропаганды жизнеутвержающих идей, объясняет, что у самоубийц проблемы с психикой, а значит им надо к доктору. Министерство здравоохранения отвечает, что люди с официальным психиатрическим диагнозом гораздо реже идут на суицид, чем те, кто формально здоров и внешне благополучен. Возмущающихся отсылают в министерство образования, мол, воспитание начинается в школах, им и отдуваться. А научно-образовательное ведомство обвиняет в росте суицидов средства массовой информации. Круг замыкается. И, пока чиновники действуют, исходя из принципа, — в поисках крайнего найди ближнего, — люди продолжают искать способы расстаться с жизнью.

За непредвзятой оценкой ситуации мы обратились к специалисту, каждый день работающему с потенциальными самоубийцами. Суицидолог столичного Центра проблем психического здоровья Екатерина Миронова объяснила, откуда берется у людей идея добровольно расстаться с жизнью.

“В 30% случаев — это психическая патология: депрессии, психозы, шизофрении. В 70% — это реакции дезадаптации. То есть, человек попадает в ситуацию, которая либо объективно для него тяжелая, либо субъективно непереносимая. То есть, в силу личностных особенностей какая-то жизненная ситуация может быть для него невыносимо тяжелой. Такая, например, как, уход близкого человека”, — пояснила Е. Миронова.

В последние годы, по ее словам, все больше ситуаций переходит в разряд непереносимых из-за изменения системы ценностей в нашем обществе. Людей губят не веревка или таблетки, а “прессинг долженствования”.

Чтобы убедиться в правоте специалиста достаточно посмотреть вокруг. Взрослое, ну или считающее себя таковым население с упоением втягивается в новую систему ценностей. Все радостно применяют на себе киношный стереотип бизнесменов и бизнесвумен, деловых, мобильных, состоятельных. Для этого, как объясняет нам Голливуд, нужно по утрам на бегу пить кофе из пластикового стаканчика, обедать гамбургером, прижимая к уху мобильный телефон, все время куда-то мчаться, из-за чего-то дергаться и всех вокруг подозревать в нечестной конкуренции и попытках подсидеть. Еще полагается безжалостно давить конкурентов, мешающих продвижению по карьерной лестнице, принимать снотворные вечером и антидепрессанты утром, а в конце недели напиваться до беспамятства с такими же “успешными” псевдо-друзьями и кричать на все заведение “Мы это сделали!!!”, совершенно не важно, по какому поводу.

Страшно представить, в каком состоянии эти люди возвращаются домой. Измотанный битвами с конкурентами и пьянками с партнерами мужчина вечером в кухне ищет горячего ужина, приготовленного любящей женой, а получает бизнес-вумен с мобилой и в истерике из-за остывшей пиццы из ближайшей забегаловки.

А ведь где-то еще надо брать деньги, чтоб соответствовать той иллюзорной успешности.

“Ипотека, кредиты, банки, отсутствие жилья, работы, досуга. У подростков – желание быть в центре внимания, быть успешными, иметь айфон или айпад, как у соседа по парте”, — приводит примеры психолог.

И вот, на этом фоне рождаются прописанные в учебниках суицидальные типы поведения. Уже ставшее штампом сериалов поведение “по типу избегания”, когда заваленный кредитами “успешный” гражданин понимает, что долговая яма все глубже, товарищи не уважают, денег нет, и не будет… А шаг из окна небоскреба начинает казаться единственным выходом. Примерно также формируется и поведение типа “отказ”, тоже “киношный” вариант. Когда тяжелобольной пытается отключить себя от аппарата поддержания жизни или вколоть яд в трубку капельницы при чьей-либо помощи или без нее.

А уж демонстративно-шантажных вариантов суицида по типу “призыв” астанчане насмотрелись за пару последних лет. И на подъемные краны, и на крыши высоток, и на мосты влезают люди, чтобы показать, как сильно, прямо-таки до смерти обидели их власти, банки и строительные компании.

Сложно представить, что чувствуют дети и подростки, когда так начинают себя вести их родители. Потому, наверное, в Казахстане, как, впрочем, и в других странах, все чаще с жизнью расстаются те, кто еще не достиг совершеннолетия, или недавно отпраздновал 18-й день рождения.

Как сообщал КазТАГ, всего пару месяцев назад директор программ социально-психологического благополучия ОФ “Институт равных прав и равных возможностей Казахстана” Катерина Багаева озвучила в Алматы результаты исследования “Девочки Казахстана: право на жизнь”.

“Казахстан занимает первое место по количеству суицидов девочек и девушек 15-19 лет среди стран СНГ. Первое место среди причин (…) занимает доведение до самоубийства (эмоциональное, физическое, сексуальное насилие), второе — непонимание и невнимание родителей, третье — черная полоса в жизни, с которой девушка не может справиться”, — констатировала К. Багаева.

В списке причин суицидов среди девочек-подростков фигурируют жестокое обращение со стороны сверстников и родителей (да-да, тех самых “успешных” мам и пап), отсутствие перспектив в получении профессионального образования ввиду его дороговизны, финансовые проблемы в семье.

По словам эксперта столичного центра проблем психического здоровья, подростки легко идут на самоубийство из-за особенностей восприятия смерти.

“Для подростков понятие смерти амбивалентно, то есть, двойственно. С одной стороны он понимает, что умрет, но с другой стороны он думает, что будет наблюдать картину со стороны. Он якобы увидит, как раскаются его обидчики, как они будут рвать на себе волосы, сожалеть об этом, а он будет наблюдать со стороны и получать удовольствие. Ребенок зачастую не понимает, что после смерти жизни нет”, — подчеркнула Е. Миронова.

Вот так-то, любимые наши школьники и студенты-первокурсники, зря вы, оказывается, убиваетесь, особенно в прямом смысле. После горсти таблеток хладному телу уже будет все равно, раскаялись ли его обидчики и купят ли родители вожделенный айфон. Дальше только тьма. А могли бы жить и, например, вырасти и дать в лоб обидчику… Ан нет, поздно.

Жаль только, что далеко не все подростковые суициды родители или старшие родственники могут остановить, объяснив, какая это глупость. Почему не могут? Потому что сами же и провоцируют. Сколько любящих мам и пап могут припомнить, как буквально “вживляли” своему потомку, как микрочип в мозг, идею о том, что он должен обязательно учиться на “шесть”, быть лучшим в олимпиадах, драмкружке, кружке по фото, кино-, теле-, авто-, мото-… И никто их не остановил.

А в итоге с их отпрыском работает вышеупомянутый “синдром долженствования”. Ребенка постоянно сравнивают со сверстниками, вынуждая к нездоровой конкуренции. Постепенно подросток проникается идеей, что любой промах — это признание его несостоятельности, низких умственных способностей и ненужности. И не последнюю роль, как считает ряд экспертов, для подростка в выращивании “синдрома долженствования” до размеров вселенной играет единое национальное тестирование.

Не так давно КазТАГ писал о том, как тема самоубийств в связи с экзаменационной нагрузкой “всплыла” в мажилисе парламента. Депутат Дарига Назарбаева обратилась к главе минобразования и науки Бакытжану Жумагулову с просьбой изменить систему ЕНТ, чтобы уменьшить число подростковых суицидов.

“После введения единого национального тестирования количество самоубийств в Казахстане возросло. Если в 2009 году было зарегистрировано 209 случаев среди казахстанских школьников, то в 2010 году – 237”, — заявила Д. Назарбаева, выступая с депутатским запросом.

Глава ведомства, в свою очередь, категорически отрицал связь между ЕНТ и самоубийствами выпускников.

“Ни одного случая суицида, связанного с единым национальным тестированием, в Казахстане нет, и не было. Мы посмотрели все данные правоохранительных органов, все просмотрели”, — убеждал он журналистов в кулуарах парламента.

Министр сообщил, что изучением вопроса подростковых суицидов занимается и МВД, и минздрав, и само научно-образовательное ведомство, а также, что в последнее время статагентство не регистрирует роста числа самоубийств среди подростков.

Правда, найти подтверждение его словам в интернете так и не удалось. Статагентство регистрирует “удавшиеся” попытки. Или, правильнее все же их именовать — “неудачные”? В общем, когда человек уже умер, и правоохранительные органы не оспорили тот факт, что убил он себя сам. И на эти данные влияет масса факторов: не скрыли ли факт самоубийства родственники, свидетели или “помощники”, выдав его за несчастный случай; была ли предсмертная записка, и если была, не уничтожили ли ее. Список вариантов можно продолжать до бесконечности, в посему однозначно утверждать, что ЕНТ – не причина для самоубийства, никак нельзя.

Тем более, что специалисты рекомендуют после объявления результатов тестирования не оставлять подростков в одиночестве. Ведь помимо запланированных суицидальных попыток, которые можно предугадать заранее, бывают и спонтанные, вызванные сильной эмоциональной реакцией, всплеском адреналина. Утешает то, что в большинстве случаев суицидальное поведение все-таки можно отследить и предотвратить попытку человека расстаться с жизнью. Как пояснила Е. Миронова, существуют индикаторы суицидального риска, на которые стоит обратить внимание. Из них складывается своеобразная инструкция для тех, кому дорога жизнь близкого человека.

Во-первых, нужно замечать ситуационные признаки, что необычного происходит в жизни близкого человека. Во-вторых — обращать внимание на перемены в поведении. Либо человек вдруг перестает следить за своим внешним видом, становится неопрятным, либо надолго уходит из дома, либо начинает болезненно, агрессивно или со слезами реагировать на обыденные бытовые ситуации, которых раньше не замечал. Естественно, родственников должны настораживать заявления о том, что скоро все это кончится и окружающие будут избавлены от его присутствия, разговоры на тему смерти, философствование по поводу смысла жизни.

“Уже крайняя степень суицидального поведения или так называемое терминальное поведение, когда человек прощается с родными и близкими, раздаривает свои вещи, составляет завещание, приводит свои дела в порядок”, — поясняет Е. Миронова.

Если на вопрос “кто виноват?” найти ответ очень непросто, то с вопросом “что делать?” специалисты могут помочь. В первую очередь психологи рекомендуют уделять близким больше внимания, а также формировать у себя и окружающих позитивное отношение к жизни.

“Первый закон психотерапии: не можешь изменить ситуацию – меняй к ней отношение. По сути, вся наша жизнь – поток нейтральных событий. Светит солнце, идет дождь, падают листья. К оценкам окружающих людей нужно относиться, как к погоде. Хорошо, когда светит солнце. А когда идет дождь, мы открываем зонтик, и дело дождя – литься, а наше – идти туда, куда мы стремимся”, — объясняет суицидолог.

По ее словам, давно доказано учеными, что в 80% случаев наши переживания абсолютно бессмысленны, но психика человека настроена запоминать больше плохого, чем хорошего.

“Если проанализировать свою жизнь, вернуться к переживаниям по поводу экзаменов или по поводу того, что вам подарили не красную помаду, а розовую, то выяснится, что в 80% случаев для вас эти переживания бесполезны. В любой ситуации задавайте себе вопрос, будет ли меня волновать эта проблема через 10-15 лет”, — рекомендует специалист.

Кроме того, суицидолог советует воспринимать все жизненные трудности, как временные, и искать в любой проблеме позитивный ресурс, возможность развиваться, совершенствовать себя.

А если душевная боль становится невыносимой, можно обратиться к специалисту. В идеале лучше посещать семейного психотерапевта или психолога на работе, но пока, по словам экспертов, далеко не все казахстанцы к этому готовы. В нашем обществе все еще остается представление из прошлого века, что обращение к психологу означает признание себя психически неполноценным.

Если стереотип мешает прийти на прием в кабинет к специалисту, можно сделать это, позвонив на один из телефонов доверия. В Астане это круглосуточно работающий номер 54-76-03, в дневное время – центр молодежного здоровья “Арман Кала” — 57-11-61 или телефон 150 службы союза кризисных центров. При обращении по телефону проще сохранить анонимность, поскольку психологи не потребуют называть свое настоящее имя или адрес. А в случае ощущения дискомфорта от общения со специалистом всегда можно положить трубку.

Психологи сколько угодно могут говорить о том, как спасти уже готового потенциального суицидника, успех не гарантирован. Стоит учесть хотя бы то, что на запрос о лучшем способе самоубийства интернет-поисковик выдает более 5 млн ответов, из них 26 тысяч – в картинках. И блокировать подобные интернет-ресурсы – занятие бесполезное, согласитесь, человеческое желание приводит к небывалой изобретательности. Намерение добровольно покинуть этот мир – не исключение. Не пусти самоубийцу в интернет, он пойдет в библиотеку, прочитает “Анну Каренину” и кинется под поезд. При этом “убивающиеся”, как правило, не задумываются, что при любом способе самоубийства велики шансы выжить, превратиться в калеку или вообще остаться “овощем”, сущим наказанием для родни и посмешищем для противников.

Тем не менее, даже во вполне благополучных странах люди разного возраста все еще пытаются что-то кому-то доказать, лишая себя жизни. Если обратиться к всемирной сети, по относительно объективной статистике, которую признают международные организации, каждый год самоубийство ставит точку в жизни 1,1 млн человек. Среди них 300 тысяч суицидов происходит в Китае, 160 тысяч – в Индии, 37 тысяч – в США, 30 тысяч – в России, 30 тысяч – в Японии. Оставшаяся часть суицидников приходится на другие страны мира, в которых ежегодные показатели намного меньше. При этом в отчетах международных фондов подчеркивается, что в официальную статистику самоубийств попадают только явные случаи суицида, поэтому число реальных самоубийств значительно превосходит официальные цифры. Считается, что ежегодно в мире кончают с собой более 4 млн человек, и примерно 19 млн человек ежегодно совершают неудачные попытки самоубийства.

Высокий и очень высокий уровень самоубийств, — свыше 20 человек на 100 тыс. населения, — регистрируется в последние несколько лет в Литве (32), Республике Корея (31), Казахстане (30), Беларуси (25) и Венгрии (25). На печальную статистику уже оказывает влияние волна информации о приближении конца света. И вот мы уже узнаем о созданном в российской глубинке ковене из 13 колдунов, которые пытаются вызывать демона, чтоб он помог им пережить конец света. Появляются сообщения о массовой подготовке сектантов в странах СНГ к коллективному самоубийству в день предполагаемого конца мира. Кто-то вещает о том, как избранных заберут инопланетяне, кто-то пророчит ангела с огненным мечом. А легковерные граждане, запуганные страшными сказками, решают не тянуть до судного дня и устраивают себе персональный Армагеддон.

Однако все тот же сайт с международными отчетами сообщает, что есть три страны, где люди ценят жизнь больше, чем в других местах. На Гаити, в Египте и на Ямайке уровень суицидов близок к нулю, и якобы приближающийся разрекламированный конец света никак не влияет на статистику. Возможно, этот как раз тот случай, когда можно говорить о влиянии места на человека. Все-таки, неплохо было бы для профилактики суицидальных настроений махнуть в Египет, на Ямайку или Гаити. Или хотя бы помечтать об этом, вместо того, чтобы отправляться в магазин за мылом и веревкой.